• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2005. № 10:20. 19 декабря

Газпром может на треть снизить кокурентоспособность Украины

Алексей Владимирович, глава РСПП Александр Шохин считает, что предоставлять Украине газ по заниженным ценам не имеет смысла ни экономически, ни политически. Политически Украина в последнее время больше смотрит на Европу, чем на Россию, а экономически украинские производители работающие на дешевом газе имеют возможность демпинговать на российском рынке. Но если мы установим для Украины рыночные цены на газ, не получим ли мы непримиримого врага у себя под боком? И надо ли нам это? Чем являются Россия для Украины и Украина для России? Каковы наши взаимные приоритеты? И соответственно насколько жесткую позицию мы можем себе позволить по отношению к Украине?
Вопрос, конечно, один из самых острых, прежде всего потому, что экономика здесь намертво сцеплена с политикой. Причем на этот раз и российские аналитики, и подавляющее большинство населения демонстрируют прямо-таки удивительное единодушие: доля тех, кто поддерживает повышение давления в газовой трубе, идущей на Украину, пожалуй, впервые превышает даже долю населения, поддерживающую нынешнего президента. И в общем-то, понятно почему: нравится это нам или нет, распад СССР уже стал исторической реальностью, а время для того, чтобы инициировать реальные процессы интеграции на постсоветском пространстве Россия упустила в середине 1990-х. Череда «цветных» революций в странах СНГ сделала этот факт окончательно ясным, положив конец и всем иллюзиям (если они еще у кого-то оставались), что поставляя сырье в страны СНГ по льготным ценам, Россия как бы «подкармливает» их ностальгию по старым временам и подпитывает их союзнические чувства. Нет ни того ни другого; а раз дружбы нет, так, то и денежки врозь.
Однозначно озвучив эту позицию, Газпром и правительство России, несомненно, не пойдут на попятную, а выдержат линию до конца. Именно эта твердость, по-видимому, и импонирует большинству россиян: впервые за последние 15 лет правительство России однозначно отказывается от неопределенных «братских» отношений в пользу реальной внешней политики. С этого момента и СНГ, и все постсоветское пространство вступают в новую фазу межгосударственных отношений: после череды невнятных обещаний и подковерных договоренностей, Россия как крупнейшая страна региона однозначно заявляет всем своим соседям: скидки будут только в обмен на реальные встречные шаги, будь то доля в собственности или военно-политическая поддержка наших интересов. Можно, конечно, апеллировать к братским чувствам народов, к тому, что в Украине, Молдове, Грузии пострадают бывшие соотечественники и этнические россияне – но все эти соображения немногого стоят, когда речь заходит о реальной политике. Те же США, скажем, не очень-то щедры на уступки современной России в тех случаях, когда наши интересы вступают в противоречие – почему Россия должна вести себя иначе?
Для украинской экономики многократное повышение цен на газ, безусловно, будет серьезным ударом. Ведь украинская промышленность создавалась в те же годы и по тем же принципам, что и российская, т.е. без особой оглядки на ресурсозатратность и энергоемкость. В советские годы это было неважно: энергоносители были общие, государственные и стоили копейки. Теперь все стало иначе: у меня нет точных цифр, но по примерной прикидке, даже троекратное увеличение цены на газ приведет как минимум к 30-% росту издержек в украинской металлургии, и к еще большим – в нефтехимической промышленности, а эти отрасли дают около 40% экспортных поступлений. Украина, конечно, может повысить ставки в ответ – поднять цену за транзит газа, свернуть военно-техническое сотрудничество и т.п. Однако все это ударит прежде всего по самой Украине, и это вполне понятно: российская экономика больше чем в 4 раза крупнее украинской, а российское правительство (пусть и руками «Газпрома», но это дела не меняет) имеет полное моральное и международное право отменить субсидии, которые оно предоставляло себе в убыток. Добавьте к этому еще и то, что потенциальное сокращение производства сильнее всего скажется на промышленно развитых восточных областях Украины – Харьковской, Днепропетровской, Луганской, Донецкой. Если учесть, что именно жители этих регионов отрицательнее всего относятся к нынешней политике украинских властей на сближение с Евросоюзом и НАТО в ущерб российско-украинскому сотрудничеству, то все это чревато ростом социальной и политической напряженности – в аккурат в преддверие грядущих выборов в Верховную Раду. Если суммировать все эти обстоятельства, то последние торги по газу – партия практически заведомо беспроигрышная для Газпрома и правительства России, что по нынешним временам событие почти уникальное.
Все это так - и тем не менее, мне представляется, что эта ситуация очень опасна не только для украинской экономики, но и для России, и ее долгосрочных стратегических интересов. Правительство Ющенко, безусловно, предприняло целый ряд шагов, идущих вразрез с интересами Москвы; и первым таким шагом был сам его приход к власти, вопреки неоднократно и публично объявленному желанию Кремля. Однако именно сейчас принципиально важно, чтобы отстаивание своих экономических и политических интересов с российской стороны не превратилось бы в сведение счетов и банальную личную месть за собственные политические провалы годичной давности. Да, у России есть свои интересы; но есть они и у Украины, которую (и прежде всего – украинский народ) трудно обвинять, а тем более – «наказывать» за то, что их интересы в данный момент не совпадают с интересами Кремля. В долгосрочной перспективе для России нет и никогда не будет более важной геополитической потери, чем вражда с народом Украины. Все, что работает на пользу сближению двух наших народов – благо; если же нынешняя «газовая» история еще дальше растащит нас, то этот стратегический ущерб не компенсируется никакими доходами ОАО «Газпром».