• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Добровольно-принудительный капитализм Не только в России граждане не хотят заботиться о своей пенсии

КоммерсантЪ. 2006. № 95. 30 мая

...Директор Института социальной политики и социально-экономических программ Высшей школы экономики Сергей Смирнов считает, что инертность в этом вопросе связана с тем, что у людей еще не успело скопиться на счете достаточное количество средств. Предположительно психологический барьер, по достижении которого граждане начнут беспокоиться о своих накоплениях, составляет около $4-5 тыс. "Не случайно именно банковские вклады на сумму до 100 тыс. руб. (около $4 тыс.) гарантируются государством. Считается, что если у человека больше 100 тыс. руб., то он уже самостоятельно способен заняться сохранностью сбережений. Например, разделить один большой вклад на несколько маленьких в разных банках", - говорит Сергей Смирнов...

Законопроект о передаче средств "молчунов" в частные пенсионные фонды и управляющие компании поступит в Думу на обсуждение уже осенью, заявил вчера замглавы департамента Минфина по финансовой политике Андрей Воронцов. Он напомнил, что более 90% пенсионных средств сконцентрированы под управлением государственной управляющей компании Внешэкономбанка (ВЭБ). "Молчуны", то есть граждане, чьи пенсионные взносы по умолчанию перечисляются в Пенсионный фонд России под управление ВЭБа, до сих пор не перевели свои деньги ни в частные УК, ни в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Это создает трудности для страны, так как именно НПФ являются основным источником "длинных" денег для экономики. С другой стороны, государственная управляющая компания может инвестировать только в российские госбумаги. И если "молчуны" не уйдут из ВЭБа, то через некоторое время госбумаг станет не хватать.
Между тем доходность в ВЭБе в 2005 году составила 12, 07%, то есть еле-еле превысила инфляцию. При этом лишь у семи частных управляющих компаний она была ниже, а у 55 - выше (от 12, 41% до 51, 72%). По данным агентства "Эксперт РА", средняя доходность НПФ скромнее и на протяжении 2002-2004 годов составила от 8% до 26%. Но в целом "частники" намного эффективнее приумножают пенсионные средства, чем ВЭБ, поскольку не столь ограничены в выборе инструментов для инвестирования.
Проблема заключается не только и не столько в недоверии россиян к негосударственному сектору, сколько в коротком горизонте планирования. По данным фонда "Общественное мнение", в 2003 году лишь треть россиян, имевших сбережения, откладывала средства "на старость". Директор Института социальной политики и социально-экономических программ Высшей школы экономики Сергей Смирнов считает, что инертность в этом вопросе связана с тем, что у людей еще не успело скопиться на счете достаточное количество средств. Предположительно психологический барьер, по достижении которого граждане начнут беспокоиться о своих накоплениях, составляет около $4-5 тыс. "Не случайно именно банковские вклады на сумму до 100 тыс. руб. (около $4 тыс.) гарантируются государством. Считается, что если у человека больше 100 тыс. руб., то он уже самостоятельно способен заняться сохранностью сбережений. Например, разделить один большой вклад на несколько маленьких в разных банках", - говорит Сергей Смирнов.
Однако с ситуацией, когда граждане не спешат переводить пенсионные накопления в частные компании, где им выгоднее держать деньги, сталкиваются не только российские власти. Похожую проблему пытаются как раз сейчас решить в Великобритании. Там пенсия состоит из части, выплачиваемой государством, и части, которую гражданин накопил самостоятельно в пенсионном фонде. Однако выяснилось, что граждане часто пренебрегали самостоятельным инвестированием. В результате уже почти четверть века рост пенсии англичан хоть и превышает инфляцию, но отстает от роста зарплат. Правительство рассматривает план пенсионной реформы, предусматривающей обязанность работодателя перечислять часть зарплаты работников в пенсионные фонды. Кроме того, государственная пенсия вырастет со €120 до €510.
Налицо парадокс. Старение население вынуждает власти частично перекладывать на граждан заботу о своей старости и реформировать пенсионную систему так, чтобы часть накоплений граждане инвестировали самостоятельно (похожая реформа обсуждается сейчас и в США). Но граждане не беспокоятся, и государство оказывается вынуждено принуждать их к вложению средств в частные компании.
Некоторые экономисты, впрочем, склоняются к тому, что такая пассивность проистекает из особенностей человеческой природы, определяющей стереотипы экономического поведения. Дэвид Лэйбсон из Гарварда с помощью томографа исследовал активность мозга в тот момент, когда человек анализировал собственные доходы и расходы. Лэйбсон выяснил, в частности, почему человек предпочитает получить $100 сейчас, а не $115 через неделю, но при этом равнодушен к тому, сколько он получит через год или больше - $100 или $115. Оказалось, что при анализе краткосрочных доходов и расходов (например, при покупках в магазинах или в ходе азартной игры) работают эмоциональные участки мозга. А при подсчетах долговременных трат и барышей (например, при инвестициях в пенсионные фонды) действуют логические области. То есть долгосрочное финансовое планирование оказывается неэмоциональной сферой деятельности, поэтому люди и не проявляют здесь активности. Вывод гарвардского экономиста состоит в том, что государство должно взять на себя заботу о пенсионных накоплениях граждан и принудительно перечислять их в пенсионные фонды.
М&К