• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2006. № 16:07. 3 июля

Нормативы Базеля-2 – это основа банковской деятельности

Василий Михайлович, почему только сегодня наша банковская отрасль стала переходить на нормативы Базеля-2, и стали такое серьезное внимание уделять этим нормативам? Но это ведь и дорогое удовольствие для наших, пока еще не столь капитализированных банков?
Базель-2 нам нужен, мы потихонечку интегрируемся в мировое хозяйство. Мы, наконец, начинаем понимать, что мы не какие-то уникальные, а такие же, как и все. В этом контексте и необходимо работать по стандартам Базеля-2.
Второй вопрос заключается в том, что эти стандарты – дорогое удовольствие для большинства банков. Чтобы соответствовать нормативам Базеля-2, надо достаточно большое количество ресурсов. Должна быть проведена огромная подготовительная работа.
Но их принятие также должно изменить и психологию мышления большинства тех же самых российских банков. Не секрет, как до сих пор даются кредиты: хороший человек или плохой. Реальная оценка, если и производится, то очень редко и такие банки, где действительно проводят оценку, можно посчитать на пальцах одной руки, в крайнем случае, двух. А нормативы Базеля-2 – это основа банковской деятельности. Постепенно у наших банков психология меняется, но (еще раз говорю) надо учитывать то, что наша банковская система возникла из ничего, ей всего-навсего пока чуть больше пятнадцати лет.
Насколько интенсивно происходит интеграция российских финансовых структур в международный финансовый рынок?
Я бы эту интеграцию рассматривал в контексте вступления России в ВТО. Мы знаем, что основная проблема в переговорах США – вопрос о допуске филиалов иностранных банков на территорию РФ. Здесь проблема двоякая. С одной стороны, допущение филиалов приведет к тому, что у нас: а) удешевится кредитный инвестиционный ресурс, потому что мы получаем доступ к развитым рынкам капитала; б) в этом случае будет привнесена адекватная корпоративная культура, будет привнесена транспарентность. Потому что зачастую получается, что о том, какие у нас совершаются сделки и кто владелец той или иной компании, – мы узнаем не из российских источников, а из зарубежных. Это все плюсы.
Минусы в том, что непонятно, что в этом случае будет с российской банковской системой, сохранится она или нет. Если сохранится, то возникает много вопросов – в каком сегменте, как она будет работать, кого она будет финансировать? В этом плане можно понять нашу власть (в лице ЦБ), которая жестко стоит на пути недопущения филиалов иностранных банков к финансированию различных проектов, в том числе, связанных с обороной, чем вряд ли зарубежные банки будут заниматься. Это зависит от того, какое место в мире попытается найти для себя Россия.
Это – наиболее сложный вопрос для всех исследователей, потому что очевидно, что мы по абсолютно непонятным причинам не примыкаем к Западу. С другой стороны, мы в целом ряде вопросов начинаем солидаризироваться с Востоком и оказываемся в промежуточной нише, не являясь ни тем, ни другим.
Еще есть вопрос, связанный со страховыми компаниями, хотя история с ними проще, чем с банками. С другой стороны, а что будет с теми страховыми компаниями, которые уже работают в России?
Можно также привести пример автомобильного рынка. Мы долго рассуждали о том, что же будет с нашей автомобильной промышленностью при вступлении в ВТО? Выясняется, что появилось большое количество зарубежных фирм, которые строят предприятия и которые выпускают вполне конкурентоспособную продукцию. Доля ВАЗа, который так и не сумел создать машину для российского рынка, с российской спецификой, доля такого рода предприятий естественным образом потихоньку будет сокращаться. Важно, чтобы не было резких шагов, потому что резкие шаги в этом случае могут привести к серьезным социальным потрясениям.
Сейчас доллар падает, рубль укрепляется. Экспортеры говорят одно, импортеры другое, обыватели стали отдавать предпочтение рублевым сбережениям. Как отразится на состоянии нашей экономики, на состоянии наших отраслей слабый или сильный доллар и будет ли падение доллара долгим?
Здесь есть два момента. Первый момент связан с тем, что наша экономика поражена в тягчайшей форме голландской болезнью. Когда я был студентом, долго ругали царскую Россию за структуру экспорта. Сейчас у нас структура экспорта хуже, чем у царской России.
Только сырье и ничего кроме сырья, судя по задачам, которые ставит Президент. Превратить нас в великую энергетическую державу означает – в великого сырьевого экспортера. Это – достаточно страшно.
С другой стороны, благодаря тому, что в страну идет колоссальный приток валюты, и Центробанк РФ впервые за последние годы стал очень мощным, то он и только он в данный момент определяет курс доллара к рублю. Глава Банка России Сергей Игнатьев недавно сказал, что в данный момент они не планируют снижать курс доллара, то есть, сохранятся те пропорции, которые есть в бивалютной корзине. За последние два месяца рубль в рамках этой бивалютной корзины немного потяжелел, что привело к тому, то относительно снизился индекс инфляции по сравнению с адекватным периодом прошлого года. Проблема как была, так и остается.
Сейчас благоприятная ситуация с точки зрения платежного баланса. Идет колоссальный приток валюты при положительном сальдо баланса по текущим операциям в РФ. С другой стороны, экономика, которая создавалась в 1990-х гг., которую мы продолжаем создавать сейчас, не в состоянии воспринимать инвестиции, потому что у нас во многих отраслях практически отсутствует конкурентная среда. Инвестиции оказываются даром никому не нужными, либо они тратятся на покупки команд типа Челси. Я думаю, что курс к уровню 28-29 не вернется в том случае, если у нас сохранится тот же самый уровень цен на нефть.
Но уровень цен на нефть может упасть, такой сценарий связан с тем, что существующие высокие издержки, в том числе, издержки по энергоносителям, которые приводят к снижению экономического роста, к снижению потребления тех же самых энергоносителей. Это очень сильно ударит и по Китаю, и по США, и по Западной Европе, в конечном итоге по нам же, поскольку нам самим в настоящий момент ничего кроме энергоносителей по факту экспортировать нечего. Здесь нужно учитывать то, что есть некое соотношение между номинальным курсом и индексом покупательной способности.
Чем у нас при прочих равных условиях выше доход на душу населения, тем выше эти величины совпадают. Сейчас у нас доходы на душу населения растут и у нас номинальный курс, который есть, стремится к индексу покупательной способности, а рубль сейчас очень сильно с точки зрения этого индекса недооценен. При сохранении цен на нефть можно ожидать продолжения постепенного укрепления рубля. Но при этом нужно понимать, что рубль сравним не только с долларом, не только с евро. Возможно, изменятся пропорции в бивалютной корзине, и доллар будет продолжать ослабляться относительно евро или, наоборот, укрепляться, так что пропорции внутри этих трех валют могут меняться.
Дискуссии по вопросу о конвертируемости рубля пока идут. Как Вы думаете, станет ли в ближайшее время рубль в один ряд с резервными валютами, которых, по сути, пока только две?
Я считаю, что резервная валюта – это доллар США и никакая другая. При этом свободно конвертируемых валют достаточно много. Это – евро, японская йена, фунт стерлингов, шведская крона, южно-африканский ранд и т.д. Но ни одна из этих валют в настоящий момент не претендует на роль резервной валюты, включая евро, хотя мы знаем, что доля евро в международных расчетах постепенно расчет, что она также растет в долях резервов Центробанка. Смена резервной валюты чревата очень серьезными флуктуациями на мировом рынке. Все ответственные страны, ответственные Центробанки предпочитают не предпринимать никаких резких шагов.
Если рубль станет свободно конвертируемой валютой, это можно только приветствовать. Для нас с вами это будет означать, что вопросы, связанные с путешествием за границу, когда вы должны декларировать сумму, вопросы, связанные с переводом денег куда-то за границу, и т.п. – максимально упростятся. Вы будете рассчитываться в том, что вы должны делать перед налоговой инспекцией, а все остальное – ваше личное дело, как это происходит во всем цивилизованном мире, за исключением государств Средней Азии.
Это вызвано тем, что у нас впервые с советских времен появились какие-то деньги. Я помню, после дефолта бюджет РФ равнялся городскому бюджету города Нью-Йорк – $20 млрд. Сейчас ситуация другая. В рамках российской банковской системы никогда не проходила большая часть денежного оборота. Я не знаю, какая часть реально через нее проходит, но у нас очень сильно развиты различные черные и серые схемы платежей. Ни в одной стране мира вы не пойдете покупать автомобиль, неся с собой сумку с деньгами, потому что нет счетной машинки, чтобы все это сосчитать. В России – это сложившаяся практика.
От этой практики необходимо уходить для того, чтобы быть похожими на цивилизованную страну. А эта практика предполагает, что у вас доля наличного денежного оборота должна сокращаться и должны расти безналичные платежи. И дело не в том, что государство плохое или хорошее, хочет оно контролироваться или не хочет, а мы должны понимать, что у нас происходит. Если кто-то понимает, что сейчас происходит в РФ с точки зрения денежного оборота, я считаю, что он немного лукавит душой. Есть масса потоков, которые просто исследовать невозможно.