• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Куда ведут туристические тропы?

Агентство бизнес мониторинга. 3 июля 2006

...Как отмечает директор Независимого института социальной политики ГУ-ВШЭ Сергей Смирнов, сегодня основным конкурентом внутреннего туризма является выездной туризм...

По прогнозам Гильдии маркетологов, в текущем году россияне потратят на туризм и отдых порядка $25 млрд. Правда, львиная доля этих средств, по уже сложившейся традиции, пройдет мимо отечественной туриндустрии. На сегодня российский турпродукт во многом проигрывает конкуренцию зарубежному, прежде всего, по соотношению цены и качества. Есть ли способы исправить положение?
Как привлечь серьезные инвестиции в туристическую отрасль, сделать российские курорты интересными для иностранцев и обеспеченных россиян? Отвечая на эти вопросы, эксперты часто высказывают прямо противоположные мнения. Одни уверены, что в будущем (лет через 8–10) при грамотном государственном подходе россий­ская туриндустрия догонит и, возможно, перегонит зарубежных конкурентов (Турцию, Египет). Другие считают, что "больной практически безнадежен", а поскольку туризм не является базовой отраслью для российской экономики, то бессмысленно вкладывать деньги в создание новых комплексов. И даже прежде чем браться за модернизацию старых советских объектов, следует хорошо подумать — а стоит ли овчинка выделки.

Поближе к цивилизации
Как отмечает директор Независимого института социальной политики ГУ-ВШЭ Сергей Смирнов, сегодня основным конкурентом внутреннего туризма является выездной туризм. В последние три года наблюдается бурный рост числа отдыхающих за пределами России, в первую очередь, в странах дальнего зарубежья. Согласно исследованию, проведенному ROMIR Monitoring, россияне предпочитают отдыхать в Турции, ОАЭ, Израиле, на Кипре, Канарах и Мальдивах, в странах Средиземноморья — Италии, Франции, Испании, на курортах северной Африки — в Египте, Тунисе, Марокко, в азиатских странах — Таиланде, Индии, Шри-Ланке, а также в государствах северной части Европы — Германии, Финляндии, Австрии. (При этом, как утверждают некоторые эксперты, во многом именно благодаря зарубежным поездкам россиян сдвинулся с "мертвой точки" и отечественный туристический сервис.)
Одновременно с каждым годом неуклонно уменьшается количество иностранцев, желающих тратить деньги на отдых в России. По данным г-на Смирнова, в 2002 г. в нашу страну с туристическими целями прибыло 3,105 млн иностранных граждан, в прошлом году — 2,385 млн человек.
За последние несколько лет зарубежный турпродукт (как массовый, так и эксклюзивный) демонстрирует все более высокую степень конкурентоспособности по сравнению с отечественным. "В России во всех сферах деятельности, связанных с обслуживанием туристов, цены растут быстрее, нежели доходы населения. В частности, за последние два года транспортные услуги, общепит, экскурсионный сервис подорожали в среднем на 27–28%, и только цены на связь выросли всего на 2%, но в структуре расходов туристов связь занимает лишь 0,1%, — констатирует Сергей Смирнов. — В то же время, стоимость зарубежных туристических продуктов достаточно стабильна, а кое-где даже снижается за счет оборота операторов и субъектов туриндустрии". Даже когда наши туристы путешествуют по стране "дикарями", пытаясь сэкономить на питании и обслуживании, эта экономия "компенсируется" стоимостью бензина и некоторыми проблемами размещения в частном секторе. И в итоге выигрыш получается весьма условным.
Как прогнозируют специалисты ГУ-ВШЭ, в ближайшие пару лет тенденция сокращения турпотоков по России, скорее всего, сохранится. Если, конечно, не произойдет чуда.

Две болезни одной отрасли
Кремлевские эксперты и независимые аналитики сходятся в том, что у российской тур­индустрии две основные болезни.
Во-первых, слабое развитие инфраструктуры — гостиничной, развлекательной, транспортной, инженерной, а также сферы общепита. Несмотря на то что во многих регионах, особенно на юге России, наблюдается бум гостиничного строительства и ресторанного бизнеса, это практически не меняет общую картину. "Странная ситуация складывается с отелями эконом-класса в Москве — их число сокращается. Например, гостиница "Минск" частично реконструируется под офисный центр, — рассуждает Сергей Смирнов. — Почему это происходит? Во-первых, поток туристов снижается, в том числе и в столицу. А во-вторых, бизнес-проекты по созданию офисных центров окупаются приблизительно на 2–3 года быстрее, чем гостиничные. И, естественно, инвесторы вкладывают средства, чтобы получить прибыль, а не ради какой-то "гуманитарной эффективности" в интересах страны". Тем более не стоит ждать, что кто-то просто так "зароет" деньги в чисто инфраструктурные (например, дорожные) проекты с традиционно длительными сроками окупаемости.
Проблему усугубляет и то, что в постсоветской России долгое время отсутствовали новые стандарты оценки туристической инфраструктуры, что не позволяло классифицировать объекты в разных сегментах рынка. Лишь в конце июля прошлого года распоряжением правитель­ства страны была введена новая государственная Система классификации гостиниц и других средств размещения. В документе четко прописаны требования к домам отдыха, пансионатам и прочим объектам размещения, оказывающим оздоровительные услуги. Подобная же система классификации готовится для горнолыжных трасс и пляжей.
Вторая болезнь — низкий уровень сервиса, прежде всего качества обслуживания в гостиницах, санаториях, домах отдыха и т.д. Эта проблема во многом упирается в кадровый вопрос, в частности, в качество подготовки специалистов для турбизнеса. До сих пор в стране не сформировалось базовой школы, методического координационного учебного центра, который имел бы тесные связи с турбизнесом, а также с другими учебными заведениями. Конечно, многие российские вузы готовят менеджеров и прочих специалистов в сфере туризма, вопрос в том — как готовят. Ведь если верить руководству Федерального агентства по туризму, пока даже не написано достойных учебников и пособий (не берем в расчет западные бест­селлеры, не адаптированные к российской специфике). В частности, глава Ростуризма Владимир Стржалковский неоднократно указывал на то, что высших учебных заведений, которые готовят специалистов в области туризма, очень много, и количество их выпускников превышает требования отрасли. Но настоящих профессионалов среди них — единицы. Более того, существует колоссальный перекос, когда на трех специалистов с высшим образованием готовится один со средним, хотя в туризме должно быть наоборот. В отрасли не хватает квалифицированных официантов, горничных, менеджеров среднего звена. В то же время выпускается масса специалистов, вроде бы с профильным образованием, но не имеющих реальных навыков работы.
Другая сторона медали — уровень оплаты труда в этой сфере, по данным Сергея Смирнова, не слишком высок. "Понятно, что и уровень сервиса оставляет желать лучшего, так как за низкую зар­плату, как правило, работает персонал невысокой квалификации", — констатирует г-н Смирнов.
Пока на заднем плане находится еще одна проблема — недостаточно активное продвижение российского турпродукта на внутреннем и международном рынках, — которую ряд экспертов Ростуризма считают едва ли не основной. Сейчас на мировом рынке существует жесточайшая конкуренция в туристической сфере, и страны, в которых туризм составляет заметную долю в структуре ВВП, ведут довольно агрессивную маркетинговую политику. В Ростуризме считают необходимым формировать позитивный туристический имидж России, участвуя в крупнейших международных специализированных выставках, рекламируя страну как благоприятную для отдыха на любой вкус и увеличивая бюджетные средства на продвижение туризма. Некоторые независимые аналитики считают "рекламную" проблему вторичной: сначала должно быть сформировано привлекательное "меню" для туристов, а уж подогреть интерес к обновленной "кухне", красиво подать и продать "блюда" труда не составит.

Отдыхающих — в зоны
Сегодня государство готовит рецепт для "выздоровления" отрасли — создание нового типа особых экономических зон — туристско-рекреационных. Соответствующие поправки в закон "Об особых экономических зонах в РФ", регламентирующие создание и прекращение существования туристско-рекреационных ОЭЗ, а также условия осуществления предпринимательской деятельности на их территории, недавно были приняты Госдумой в третьем чтении.
Ссылаясь на слова руководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами (РосОЭЗ) Юрия Жданова, независимые эксперты отмечают, что для туристических зон предполагается введение "самого либерального режима". Так, в отличие от технико-внедренческой и промышленно-производственной зон, туристско-рекреационная может находиться на территории сразу нескольких регионов. Ограничений по размеру территории и объему инвестиций для них не предусмотрено. На федеральном уровне резиденты зон будут освобождены от налога на имущество и от земельного налога в течение первых пяти лет, а срок функционирования туристических зон составит 20 лет.
Никаких новых концептуальных идей, как утверждают авторы инициативы, в законе нет. Основная цель — сделать туристическую отрасль максимально доходной, как это удалось Турции и ряду других стран. С помощью ОЭЗ туристско-рекреационного типа государство намерено предоставить гражданам тот уровень сервиса, который они получают, выезжая на отдых за рубеж.
Важнейший момент в законопроекте — помощь государства в виде средств федерального и региональных бюджетов на развитие инфра­структуры. По данным РосОЭЗ, ориентировочно стоимость создания инженерной и транспортной инфраструктуры (очистные сооружения, теплоснабжение, энергетическое хозяйство, автомобильные дороги) в одной зоне составит 2,7 млн евро. При этом в РосОЭЗ настаивают на том, чтобы ответственность и взаимные обязательства по новым ОЭЗ распространялись в равной мере и на федеральные, и на региональные власти. Предполагается, что государственное участие в развитии инфраструктуры привлечет в каждую зону от нескольких десятков до сотен миллионов евро инвестиций.
До сих пор обилие дополнительных барьеров (в частности, связанных с выделением земельных участков и отсутствием инфраструктуры) отбивало у инвесторов желание вкладывать средства в создание крупных туристических комплексов. (По данным Ростуризма, за последнее десятилетие в России не было создано ни одного крупного туркомплекса, наблюдалось лишь "точечное" развитие.) Реализация закона позволит изменить ситуацию.
Планируется создать механизм, когда одна организация (территориальный орган Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами) будет в целом отвечать за реализацию проектов в ОЭЗ, помогать инвесторам решать возможные проблемы взаимодействия с властями, налоговыми, правоохранительными органами и др. Таким образом, будет создан благоприятный режим для инвесторов.
Конкурс на право создания туристско-рекреационных зон планируется провести среди регионов уже летом этого года. Всего в России, по предварительным данным, будет создано три-четыре туристические зоны, поэтому конкуренция предстоит серьезная. По некоторым оценкам, выбор предстоит сделать из нескольких десятков заявок. Основными претендентами на создание ОЭЗ, как стало известно из неофициальных источников, являются Краснодарский край, руководство которого выступило одним из главных инициаторов создания подобных зон, а также акватория озера Байкал. (Кстати, уже сейчас власти Иркутской области и Бурятии совместными усилиями разрабатывают проект по развитию прибайкальской территории, привлекая к работе консультантов, в том числе из-за рубежа.) Пер­спективным считается развитие туризма в Ленинградской области и в Карелии. Также имеют шансы получить статус ОЭЗ уникальные территории по берегам великих русских рек — Волги, Иртыша, Оби, Енисея. В этой связи особенно интересным представляется проект "Круиз по Амуру", который может сочетать посещение китайских населенных пунктов, экскурсионных объектов и городов россий­ского Дальнего Востока. Кроме того, претендовать на формирование у себя ОЭЗ могут Тюменская область (идея создания "Туристического центра Западной Сибири" в Тобольске), Татарстан (в Свияжске планируется запустить историко-культурный комплекс "Буян") и Камчатская область (проект "Деревня гейзеров").
В РосОЭЗ отмечают, что желание создать туристско-рекреационные зоны есть и у тех регионов, которые не имеют широкой известности в области туризма. Это касается, например, Поволжья: только по одной Нижегородской области было предложено рассмотреть несколько проектов.
В целом, идея "зонального" развития туризма кажется весьма перспективной. Однако ряд независимых аналитиков придерживается противоположного мнения, утверждая, что эти зоны на практике могут превратиться в банальные оффшоры. В частности, как считает один из экспертов "Деловой России", "особая зона сегодня является модным понятием, и кому-то просто понадобилось пролоббировать льготы".

Не погубить, развивая
"Весь пафос создания особых экономических зон состоит в том, что есть такие сферы, в частности, туризм, где участие государства в инвестиционной деятельности, в первую очередь, в создании инфраструктуры, необходимо, — говорит Сергей Смирнов. — Однако не все так просто, как кажется".
По мнению экспертов ГУ-ВШЭ, наращивание доли туризма в структуре ВВП может оказаться финансово и экономически необоснованным. По словам заместителя директора Института социальной политики ГУ-ВШЭ Николая Исаева, "все дружно аплодировали главе Краснодарского края, говоря, что надо развивать туристическую рекреационную зону в этом регионе", однако "если бездумно вбухать туда миллиарды долларов, на этом зона закончится вообще". Как подчеркивает г-н Исаев, люди, которые хорошо знают специфику Краснодарского края, непременно с этим согласятся. На чем основано данное утверждение?
Не так давно, как утвер­ждает Николай Исаев, ему довелось беседовать с руководством администрации Анапы. "Меня удивило, почему вдоль шоссе, которое идет по побережью, столько недостроенных корпусов, огромных, с зияющими бойницами окон? — вспоминает он. — А представитель администрации отвечает: "Будет ужасно, если их достроят, и сюда приедут еще миллиона два туристов". Анапские власти опасаются, что инфраструктура не выдержит увеличения туристических потоков. В частности, отсутствуют новые источники для снабжения питьевой водой, система канализации и очистных сооружений оставляет желать лучшего. В то же время строительство новых мощных инфраструктурных объектов (в том числе очистных) на относительно небольшой территории грозит погубить экологию анапской части черноморского побережья.
Подобная участь, по словам г-на Исаева, может ожидать и небольшой российский горнолыжный курорт Красную поляну, которая географически является замкнутой структурой. Как отмечает замдиректора Института социальной политики, поток туристов туда можно увеличивать, но не бесконечно: "По крайней мере, двух-, трехкратного увеличения числа отдыхающих Красная поляна не в состоянии выдержать".
В этой связи, по мнению экспертов ГУ-ВШЭ, для развития туристической отрасли "в ширину" нет экономических предпосылок. "Мы постоянно оглядываемся на такие промышленно-развитые страны, как Испания, где туризм создает порядка 12% ВВП. Сейчас в России на долю туризма приходится около 3% ВВП, и упаси бог, если мы захотим повысить эту цифру до 6–7%. Тогда нам придется загубить последнее, что у нас есть", — отмечает Николай Исаев.
Оппоненты этой точки зрения считают, что подобные опасения необоснованны, поскольку современные технологии строительства позволяют создавать инфраструктурные объекты с изрядным запасом прочности, которые и при большой нагрузке не нарушают экологического баланса. В качестве примера обычно приводится египетский курорт Хургада, где ситуация с обеспечением питьевой водой не менее сложная, чем в Краснодарском крае. И тем не менее, туризм там активно развивается без ущерба экологии.