• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

У Минфина все стерильно Решив вывезти деньги Стабфонда за границу, Алексей Кудрин выбрал одно из двух зол

Невское время. 2006. № 139. 28 июля

...Александр Шохин, президент Высшей школы экономики:
- Если раньше мы рассматривали Стабилизационный фонд как подушку безопасности, то сегодня эта подушка разрослась до размеров перины, которую можно не только подстелить под себя, но даже укрыться...

Минфин начал одну из самых непонятных для населения страны операций - размещение средств Стабилизационного фонда на счетах в Центральном банке, который должен по распоряжению министерства вложить деньги фонда в ценные бумаги иностранных государств. И без того призрачные надежды губернаторов, промышленников, ученых на то, что хотя бы часть "стерилизованных" в этом фонде 2 триллионов рублей будет потрачена внутри страны, окончательно рухнули.

Стерилизация России?
Операция "Стабфонд - за границу" кажется странной не только простым россиянам, 90 процентов которых, по данным социологических опросов, ее не поддерживают. Один очень известный и уважаемый петербургский бизнесмен в частной беседе признался:
- Не хочу больше платить налоги! Помочь стране, науке, армии, простым людям всегда готов. Но отдавать деньги бюджету, который не знает, как их потратить, у которого два триллиона мертвым грузом лежат, не хочу. Если он (Кудрин. - Прим. авт.) не умеет грамотно вкладывать средства, пусть спросит меня, как это делать. Наши деньги должны работать на Россию, а не на Америку.
Еще более резко высказался на эту тему мэр Москвы Юрий Лужков:
- Термин "стерилизация денежной массы" равен термину "стерилизация России". Мы добываем нефть и продаем ее другим странам, помогая им развивать свое производство. Мы получаем деньги. И отправляем их в зарубежные фонды, помогая им формировать свои страховые фонды, банковский капитал. Это совершенно нелогично.
Десятки раз с предложениями, как можно потратить деньги Стабфонда внутри страны, выступали руководители Российского союза промышленников и предпринимателей. Даже лояльный спикер исполнительной власти Совета Федерации Сергей Миронов осторожно не соглашается с минфиновской концепцией, считая, что за эти деньги можно закупать за рубежом новые технологии, оборудование (например, для авиационной промышленности) или же направить часть средств на поддержание здоровья медиков, педагогов, детей, от которых, пояснил спикер, "зависит и психическое, и физическое, и нравственное здоровье нашей страны".

Кудрин не уступил ни пяди
Но в итоге возобладала позиция Минфина и лично Алексея Кудрина, который считает, что ни рубля из средств Стабфонда внутри страны тратить нельзя и все эти деньги нужно вывезти обратно за границу. Для Кудрина это принципиальный вопрос, и он не уступил ни пяди не только своему коллеге Герману Грефу, но и даже премьеру Михаилу Фрадкову, которые просили пустить хотя бы часть этих денег на нужды России.
Теперь споры окончены. По решению Минфина 45 процентов перечисляемых в Банк Росси средств будет зачислено на счет Федерального казначейства в долларах США, 45 процентов - на счет в евро, 10 процентов - на счет в английских фунтах стерлингов. За пользование средствами на указанных счетах ЦБ РФ будет ежегодно платить в федеральный бюджет проценты в размере, эквивалентном доходностям портфелей, сформированных из высоколиквидных долговых обязательств иностранных государств. Это около 5,5 процента годовых по американским ценным бумагам и еще меньше по европейским. Такая доходность вызвала у российской экономической общественности новый приступ раздражения, и можно не сомневаться, что борьба за деньги Стабфонда продолжится.

Две правды Стабфонда
В чем же суть разногласий "стерилизационщиков" из Минфина и "транжир" из промышленных кругов?
Стабфонд был создан в январе 2004 года для аккумулирования сверхприбылей от экспорта нефти и газа. Идея сама по себе здравая. Получаемые из-за рубежа нефтяные деньги не обеспечены российскими товарами. И если тратить их на повышение зарплат и социальные проекты, то или цены в магазинах немедленно вырастут, или придется товар везти также из-за границы, подрывая бизнес отечественного производителя, или то и другое вместе. Нефтедоллары решили собирать в отдельную кубышку, а как ими пользоваться, решат позднее. Но к единому мнению так и не пришли.
Понятно, что просто держать деньги в этом фонде то же самое, что вообще их не иметь. Согласны все и с тем, что нельзя их проедать, раздавая на всякие неотложные нужды. В итоге сформировались две позиции. Первая, Алексея Кудрина, что эти средства нужно разместить за границей в надежные ценные бумаги. По ним будет идти копеечный, но стабильный доход, а главное, эта масса денег не попадет в российскую экономику, спровоцировав новый скачок инфляции.
Вторая концепция - промышленная. Ее сторонники спрашивают, зачем вкладывать эти средства под 3 - 5 процентов годовых, если, вложив их в перспективные российские проекты, можно получить 30, 50, 100 процентов годовых. Проектов таких масса: авиационная промышленность, биотехнологии, строительство и продажа в рассрочку жилья, капитальные ремонт дорог и строительство автобанов. Такие расходы не приведут к росту инфляции, напротив, увеличат ВВП и укрепят российскую экономику.
В Минфине с этим не спорят, потому что с правдой спорить трудно. Просто у финансовых чиновников своя сермяжная правда. Они спрашивают, где эти проекты, которые гарантированно принесут доход. Где бизнес-планы, из которых было бы видно, на что именно будут потрачены средства, какой продукт будет получен, кто его купит? Иными словами, где гарантия, что бюджетные деньги не будут попросту разворованы?
Нет таких проектов. Чтобы доказать это, Минфин согласился создать за счет бюджетных излишков сравнительно скромный по размерам инвестиционный фонд (70 миллиардов рублей на нынешний год, 140 миллиардов на будущий). И действительно, Минэкономразвития с трудом находит, кому эти инвестиции выделить. Дали средства на такие некоммерческие, но хотя бы понятные проекты, как строительство автобана Москва - Петербург, Западного скоростного диаметра в Петербурге, а вот Орловскому тоннелю под Невой пришлось отказать: авторы проекта, почуяв запах бюджетных денег, слишком уж вздули смету.
Такова минфиновская правда. Но и тот вариант, который продавил через правительство Алексей Кудрин, выгодным для России не назовешь. Деньги, которые Россия получила за свою нефть, возвращаются обратно на Запад. Это все равно что продать свой дом, а деньги вернуть покупателю: мол, я не могу их сам потратить, они меня испортят, я перестану работать, все промотаю и останусь ни с чем.
...Спор о том, чья правда прав-дивее, сегодня не может быть решен. Поддерживать западную экономику нашими деньгами, помогать слабеющему доллару, уменьшать дефицит платежного баланса США - лет тридцать назад для таких действий существовали достаточно жесткие определения. Но и то, что российский бизнес и наука не могут представить грамотные и честные бизнес-планы, под которые можно безбоязненно выделять деньги, тоже общеизвестный факт. В общем, решение Минфина - это не выбор меньшего из двух зол, потому что меньшего нет, а просто выбор одного вместо двух.

В чем будут храниться средства Стабфонда?
10% - фунты
43% - доллары
45% - евро

Комментарии
Евгений Примаков, президент Торгово-промышленной палаты РФ:
- Использование части средств Стабилизационного фонда не вызовет резкого роста инфляции. Цены выходят за пределы инфляционного роста, только если государством не созданы механизмы, способные обуздать монопольное ценообразование.
Необходимо отказаться от сомнительной идеи вкладывать все накопленные в Стабфонде средства в иностранные ценные бумаги. Куда плодотворнее затратить часть этих средств, например, на создание и развитие инфраструктуры, в первую очередь дорожно-транспортной. Часть средств можно было бы использовать на развитие здравоохранения, при этом сделать упор на подъем уже существующих медучреждений, а строительство новых медцентров отнести на вторую очередь.
Кроме того, необходимо решить наконец вопрос об обнулении ввозных пошлин на высокотехнологическое оборудование, не производящееся в России, на что понадобится всего 3-4 миллиарда долларов. Еще часть средств необходимо направить на мероприятия по повышению доходов населения и рост платежеспособного спроса. Именно такой путь превратил страны Западной Европы и Японию в государства с высоким уровнем жизни населения, по той же стезе идут сегодня Индия и Китай.
Александр Шохин, президент Высшей школы экономики:
- Если раньше мы рассматривали Стабилизационный фонд как подушку безопасности, то сегодня эта подушка разрослась до размеров перины, которую можно не только подстелить под себя, но даже укрыться. Когда было принято решение о формировании Стабфонда, некоторые радикальные экономисты типа Андрея Илларионова предлагали взять минимальную цену на нефть за последние 20 лет, а это 10 долларов за баррель, а все остальное отправлять в Стабфонд, - мол, тогда у нас будет гарантия от потрясений, если ценовая ситуация пойдет по спирали и мы снова придем к низким ценам на нефть. Если бы Россия пошла по такому пути, то сегодня у нас был бы Стабфонд, превышающий размер годового ВВП.
Впрочем, некоторым странам это не мешает. К примеру, Норвегия накопила стабфонд, кратно превышающий годовой ВВП. Норвежцы исходят из того, что нефть у них уже кончается. Так, может, и нам следует подумать, за счет чего мы будем жить лет через 20, когда и у нас нефть закончится?
В общем, идеология формирования Стабфонда как фонда будущих поколений имеет право на жизнь. Другое дело, что мы никак не можем начать структурную перестройку экономики, которая избавила бы страну от нефтедолларовой зависимости.