• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Стабфонд законсервируют под малый процент

Накануне.RU. 31 июля 2006

...А президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин призывал правительство обратить внимание на опыт Норвегии, где, например, значительная часть государственных пенсионных выплат осуществляется за счет средств национального нефтяного фонда...

2,1 трлн рублей, хранящихся в Стабилизационном фонде нашей страны, будут вложены в облигации США и еще 13-ти разных стран мира. Национальные резервы уже переведены в доллары, евро и английские фунты и зачислены на счета Центробанка, дальше их разместят в высоконадежные ценные бумаги. Таким образом российские чиновники рассчитывают решить проблему обесценивания средств Стабфонда, которые два с половиной года просто лежали мертвым грузом и таяли под воздействием инфляции. Однако выбранный путь не самый удачный, заявляют эксперты, ведь долговые обязательства иностранных государств, как правило, дают невысокий доход: при 4% годовых, под которые разместили национальные резервы, размер инфляции в нашей стране 10%. Россия, по сути, кредитует экономики западных стран, игнорируя внутренние потребности собственной.

Напомним, Стабфонд РФ был образован в январе 2004 года и формируется за счет накопления "сверхдоходов", изымаемых у российских нефтяных компаний. На конец 2004 года его объем составлял чуть более 500 млрд рублей, по данным на 1 июля 2006 года - 2,066 трлн рублей, хотя в январе еще был на уровне 1,237 трлн. Причины столь огромного размера Стабфонда – резкий непрекращающийся рост стоимости нефти на мировых рынках и высокая планка цены отсечения, установленная для его формирования.

За 2004-2005 годы, по экспертным оценкам, инфляция привела к обесцениванию Стабфонда на 150 млрд рублей, а к 2008 году эта цифра могла бы составить около 700 млрд. И хотя частично средства из Стабфонда в прошлом году были направлены на досрочное погашение долгов перед Парижским клубом, Международным валютным фондом и на покрытие дефицита Пенсионного фонда, основная часть национальных резервов продолжала обесцениваться.
Но уже в апреле этого года премьер-министр Михаил Фрадков подписал постановление "О порядке управления средствами Стабилизационного фонда РФ". Согласно документу, Минфин переведет деньги Стабфонда на счета Центробанка, который конвертирует рубли в иностранные валюты (45% в доллары, еще 45% в евро и 10% в английские фунты), затем инвестирует их в долговые обязательства иностранных государств (облигации). Были выбраны 14 стран: Австрия, Бельгия, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Испания, Великобритания и США. Эти страны имеют наивысший рейтинг долгосрочной кредитоспособности, присвоенный ведущими мировыми агентствами "Fitch-Ratings", "Standard & Poor's" и "Moody's Investors Service".
Однако выбранный путь не самый удачный, заявляют эксперты. Он не спасет Стабфонд от инфляции, ведь высоконадежные бумаги, как правило, дают невысокий доход. Минфин рассчитывает на доходность портфеля в 3-4% годовых при прогнозе уровня инфляции 8-9% на 2006 год, 6,5-8 % – в 2007 году.
"От инфляции это в полной мере не убережет, так как обещанная Центробанком доходность составляет 4%, а инфляция в России - 10%, - говорит аналитик ИК "Файненшл Бридж" Ольга Шкред, отмечая при этом, что - у правлять средствами будет Центробанк и выплачивать за это 4% годовых. Все заработанное свыше (или "сниже") остается у Центробанка". А Ольга Беленькая из ИК "ФИНАМ" напоминает, что от американских гособлигаций можно ожидать доходности порядка 5%, английских - 4,6%, германских - 3,9%. "От инфляции в рублях размещение средств Стабфонда в валютных активах, конечно же, не спасет, - считает эксперт, - С учетом ожидаемого укрепления реального эффективного курса рубля на 7-9% в течение 2006 г, доходность в валюте в 3-4% будет приносить рублевые убытки". Хотя, отмечает Ольга Беленькая, по мнению чиновников Минфина, инфляция не ведет к обесцениванию Стабфонда, поскольку средства вложены во внешние активы.
Напомним, идею использования накопленных "нефтяных рублей" внутри страны с самого начала категорически отверг "автор и главный защитник" неприкосновенности Стабфонда министр финансов Алексей Кудрин . Главная задача Стабфонда, убежден он, в том, чтобы служить "подушкой безопасности для тех лет, которые могут оказаться очень близко". То есть, быть этакой государственной "заначкой на черный день", когда огромный приток в страну "нефтеэкспортных" рублей вдруг иссякнет. Стабфонд еще и ключевое средство борьбы за снижение инфляции, как устойчиво работающий "насос", он стерилизует "избыточные" доходы. Использование же накопленных резервов внутри страны, по мнению Кудрина, приведет к росту инфляции, вот почему министр призвал "покончить с заблуждением", отвергнув предположения, что инфляция обесценивает средства Стабфонда.
В мировой практике, заметим, применяется два подхода к размещению накоплений из Стабфонда: исключительно за рубежом, либо отчасти внутри собственной страны. "Первый подход - это использование Стабфонда исключительно в качестве, с одной стороны, инструмента стерилизации избыточного денежного предложения, с другой – страхования от возможных рисков снижения мировых цен на энергоносители. Это подход подразумевает размещение всех средств Стабфонда за рубежом. В акции или облигации - вопрос не принципиальный, - объясняет ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, к.э.н. Олег Солнцев, - потому что увеличение доходности максимум на три-четыре процентных пункта непринципиально". Здесь главное в том, что все средства инвестируются в зарубежные финансовые активы, ведь если мы вкладываем их внутри страны, то эти деньги попадают на рынок, и никакой стерилизации "избыточных" доходов не происходит. Следовательно, нет и антиинфляционного эффекта. А второй подход стоит в том, чтобы использовать Стабфонд не только в качестве страхового, но и как фонд развития, частично инвестируя средства во внутренние инвестиционные проекты: "Второй подход скорее исключение и отчасти применяется, например, в Омане. Более типичен первый подход, который используют Норвегия, Казахстан, Чили (Медный стабилизационный фонд) и ряд других стран", - говорит Олег Солнцев .
И избранный Минфином путь, кстати, разделяли далеко не все. Когда решалась судьба Стабфонда вице-президент Российской академии наук Александр Некипелов заявлял, что, по расчетам ученых, неиспользование накопленных резервов приводит к тому, что ежегодно с каждых 100 млрд рублей мы фактически выбрасываем 3 млрд, что гораздо больше сумм, которые государство тратит на развитие отечественной фундаментальной науки. А президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин призывал правительство обратить внимание на опыт Норвегии, где, например, значительная часть государственных пенсионных выплат осуществляется за счет средств национального нефтяного фонда. О наиболее смелом использовании накопленных богатств заявлял заместитель главы аппарата правительства Михаил Копейкин: "Можно было бы предусмотреть возможность направления средств Стабфонда на приобретение акций иностранных компаний, имеющих высокий инвестиционный рейтинг", - настаивал он.
Предлагалось разделить Стабфонд на две части: две трети размещать в долговые обязательства иностранных государств и иностранной валюте, еще треть - в акциях иностранных компаний.
Так, к примеру, распоряжается своим нефтяным фондом Норвегия: в облигациях иностранных государств там содержатся от 50 до 70% накоплений, остальные - в ценных бумагах разных компаний от американских до тайваньских (например, французского производителя ликеров "Pernod-Ricar", крупнейшего в мире производителя оружия американской "Lockheed Martin", датского пивоваренного концерна "Carlsberg" и мн.др). На что, кстати, глава Минфина парировал, что Норвегия свой Стабфонд несколько лет инвестировала только в ценные бумаги различных государств.
Помимо норвежского опыта, можно привести в пример доходность инвестиций нефтяного фонда Аляски (на 55% в акции, 32% - в облигации, еще 10% - в недвижимость), она составляет 10,1%. Но при этом, правда, независимые эксперты все же солидарны с позицией Минфина в выборе менее рискованного инструмента вложений: "Разумно ли изымать ресурсы для развития собственной экономики с тем, чтобы поддержать инвестициями иностранные компании?, -задается вопросом аналитик ИК "ФИНАМ" Ольга Беленькая, - Насколько приемлемы для государства риски инвестирования в такой высокорисковый инструмент, как акции - пусть даже компаний с инвестиционным рейтингом - ведь американские фондовые индексы несколько лет не могли отыграть обвал 2000-2002 гг?".
Эксперты не советуют вкладывать средства Стабфонда даже в акции российских компаний, ведь это будет способствовать спекулятивному раздуванию стоимости ценных бумаг и провоцировать усиление инфляции.
Когда средства Стабфонда просто лежали мертвым грузом, естественно, отчасти обесценивались из-за высокого уровня инфляции в стране. А тот факт, что фонд "распечатали" и будет получена хоть какая-то доходность, - уже позитив, заявляют рыночные аналитики, даже несмотря на то, что уровень инфляции в нашей стране выше: "Средства для инвестирования на фондовом рынке - это, как говорят инвесторы, когда их потерять не жалко, то есть свободные деньги, которыми играют, - отмечает аналитик ИК "Файненшл Бридж" Ольга Шкред, - К тому же, по закону о Стабфонде, он создавался на тот случай, если вдруг упадут цены на нефть. Государство не может играть с этим гарантом стабильности нашей экономики". Лучше всерьез задуматься над тем, что необходимо предпринять, чтобы снизить уровень инфляции в стране, заключила она.
Более того, считают и рыночные аналитики, и ученые-экономисты, чиновникам не следовало бы отказываться от возможности использовать средства Стабфонда внутри страны. К тому же, существует возможность избежать инфляционных рисков, которые в этом случае, по идее, должны возникнуть и чего так опасаются в Минфине: "Для этого можно использовать схемы стимулирования импорта неконкурирующего оборудования и технологий, - объясняет ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, к.э.н . Олег Солнцев, - В результате, с одной стороны, деньги инвестируются в развитие национальной экономики, а с другой - сами деньги на рынок не поступают, а идут на оплату оборудования и технологий, которые не имеют российских аналогов. Последний факт тоже важен, потому что такое стимулирование не будет подавлять национальное производство. Схемы, которые можно здесь использовать, также вполне понятны. Это, например, финансирование создаваемых целевым образом фондов поддержки лизинга неконкурирующего оборудования, причем через частно-государственное партнерство". Это позволяет использовать деньги на развитие экономики страны безопасно с точки зрения инфляции, отмечает Олег Солнцев. Если же оценить потенциальный спрос на неконкурирующее импортное оборудование и технику – потребовалось бы до $10 млрд в год, не более. Речь идет, в основном, об оборудовании для нефтепереработки и нефтехимии, медицины, животноводства, различных видов станков и приборов.
Вполне логичной была и идея разделить Стабфонд на необходимый бюджетный резерв (на случай резкого падения в мире цен на нефть) и так называемый "Фонд будущих поколений", средства которого пошли бы на улучшение качества жизни россиян.
Стратегически правильным решением эксперты называют и инвестирование средств из национальной копилки в развитие отечественной науки, тут проблема лишь в качестве отбора перспективных проектов и профессионализме управления ими.
Причем угрозу всплеска инфляции, если мы говорим о создании "Фонда будущих поколений", можно было смягчить, если вкладывать средства, к примеру, в развитие депрессивных регионов, а это, согласитесь, немаловажно: "Фонд будущих поколений должен работать на российскую экономику, - считает аналитик ИК "ФИНАМ" Ольга Беленькая, – повышение уровня жизни населения, качества и доступности социальных услуг (здравоохранение, образование, ЖКХ, доступное жилье, национальная оборона), модернизацию производственной и социальной инфраструктуры, повышение конкурентоспособности российских компаний на внутреннем и мировом рынке, создание условий для поддержки занятости и генерации рабочих мест, особенно, в депрессивных регионах".
Словом, с точки зрения и доходности, и внутренних потребностей собственной экономики способ, выбранный правительством, увы, не самый оптимальный. Но в чем действительно принципиальный вопрос, так это в том: могли бы средства Стабфонда пойти на благие государственные нужды? Достаточен ли его объем, чтобы надежно застраховать российскую экономику от падения цен на нефть? Сколько вообще мы должны накопить? А главное, может быть стоит уменьшить поток средств, консервируемых в высоконадежные, но низкодоходные инструменты. Ведь мы тем самым кредитуем западные экономики, игнорируя внутренние потребности собственной.