• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Брюссельский вакуум РСПП предлагает заключить новый договор с Евросоюзом

Газета. 2006. № 209. 15 ноября

...Шохин, кстати, пояснил, что именно мешает взаимным инвестициям. Это «экономический патриотизм», срыв любыми путями крупных трансграничных сделок по обмену активами, например газовыми. И страдают «экономическим патриотизмом», по его словам, во многих европейских странах....

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между Европейским союзом (ЕС) и Россией устарело. На саммите Россия — ЕС, который состоится в Хельсинки (Финляндия сейчас председательствует в Евросоюзе), 24 ноября придется обсудить его новые принципы.
Будущее российско-европейских отношений станет темой круглого стола промышленников России и ЕС, заседание которого по традиции проведут накануне хельсинкской встречи в верхах. Вчера комитет по международной деятельности Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) вместе с представителями Союза промышленных и предпринимательских конфедераций Европы (UNJCE) изложил свое отношение к СПС.
Заседал комитет в московском отеле «Националь» и помимо руководства РСПП — президента союза Александра Шохина и вице-президента Виктора Вексельберга (он является главой комитета по международной деятельности) — будущее российско-европейских отношений обсуждали послы ряда европейских стран, представители Еврокомиссии, а также помощник президента
Владимира Путина него спецпредставитель по вопросам взаимоотношений с Евросоюзом Сергей Ястржембский.
Все ораторы сошлись на том, что СПС явно устарело и требует замены на новый договор, который должен носить рамочный и при этом обязательно стратегический характер.

Чем плохо СПС
В принципе СПС можно, согласно статье 107, пролонгировать еще на год. «Правового вакуума не будет», — подчеркнул Ястржембский. Но и Россия, и ЕС давно недовольны этим соглашением.
Российское руководство, например, не может смириться с ролью младшего партнера ЕС, что закреплено в статье 15 СПС, где говорится о необходимости изменения российского законодательства под европейские нормы. Между тем СПС подписывалось в 1994 году, а вступило в силу 1 декабря 1997 года — тогда Россия переживала системный кризис, вызванный развалом СССР. Глава департамента по развитию отношений с ЕС президентской администрации Сергей Кулик недавно уточнил, что сейчас превалирует мнение о необходимости нового договора о сотрудничестве с ЕС.
Документ должен обеспечить «всеобъемлющее рамочное сотрудничество». Сейчас же 60% статей СПС фактически не действуют — в частности, совершенно неработоспособной структурой является комитет сотрудничества. Взамен необходимо повысить роль министров иностранных дел. А вот саммиты Россия — ЕС надо проводить не два раза в год, как сейчас, а один.
Своего подчиненного вчера поддержал и Сергей Ястржембский. Он также выступил за проведение одного саммита в год. Но при этом он считает, что официальные саммиты надо дополнить неофициальными, так как, на его взгляд, последняя неформальная встреча в верхах в финском Лахти была весьма успешной.
В Брюсселе, столице ЕС, крайне недовольны нежеланием Москвы ратифицировать Энергетическую хартию и особенно транзитный протокол к ней. Поэтому ряд членов Комиссии европейских сообществ (КЕС) не прочь вписать основные положения Энергохартии в новый договор с Россией, а именно потребовать от нее свободного доступа к месторождениям и трубопроводам, на что президент Владимир Путин, безусловно, никогда не пойдет.
В любом случае, обе стороны все больше склоняются к тому, чтобы заменить СПС новым договором. Путин в Лахти предложил придать этому договору стратегический характер, в том числе в сфере энергетики. Но, естественно, при соблюдении интересов и потребителей — стран ЕС, и производителя — России.
Однако переговоры о новом договоре никак не начнутся, хотя правительственные эксперты с обеих сторон уже провели ряд консультаций. После варшавского ультиматума (см. вчерашний номер «Газеты»), как отметили вчера все приглашенные на заседание комитета РСПП, возможность заключения нового договора вообще представляется туманной, хотя, как известно, в Брюсселе не разделяют стремление Варшавы решить свои проблемы с Москвой европейскими руками.

Чем хорош новый договор
Предпринимателям из России и Европы, как было отмечено во вчерашнем совместном заявлении РСПП - UNICE, нужен «интегрированный рынок в Большой Европе». Иными словами, бизнесмены просят у своих правительств ликвидации всех остающихся административных барьеров на пути товаров, услуг, капиталов, технологий, рабочей силы, а главное — мешающих «трансграничным инвестициям».
Шохин, кстати, пояснил, что именно мешает взаимным инвестициям. Это «экономический патриотизм», срыв любыми путями крупных трансграничных сделок по обмену активами, например газовыми. И страдают «экономическим патриотизмом», по его словам, во многих европейских странах.
Избавиться же от «патриотизма» можно при помощи зоны свободной торговли, в которой отменят импортные пошлины и таможенные сборы, а иностранным инвестициям предоставят национальный режим. В Брюсселе готовы начать переговоры о свободной зоне сразу после присоединения России к ВТО.
Но в РСПП подчеркивают, что «в результате вступления России в ВТО СПС утратит свою актуальность по многим аспектам». Поэтому и необходим новый договор между Россией и ЕС, который, по словам Ястржембского, должен носить рамочный, а не всеобъемлющий характер. Но при этом его необходимо дополнить значительным числом так называемых секторальных соглашений, где будут детализированы условия взаимной торговли и инвестиций.