• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

По хельсинкскому счету

Российская газета. 2006. № 272. 2 декабря

Предприниматели хотят помочь своим правительствам создать единое
экономическое пространство России и Евросоюза

Предприниматели хотят помочь своим правительствам создать единое
экономическое пространство России и Евросоюза


Хорошие новости очень часто проходят "мимо" нашей прессы или остаются незамеченными. В то же время негативные - активно муссируются. Это относится и к развитию отношений между Россией и Европейским союзом. Реакция наших СМИ на завершившуюся в Хельсинки встречу в верхах была более чем сдержанная. Очень важные и конструктивные переговоры заслонили смерть Литвиненко и польское вето на заключение нового соглашения между нашей страной и ЕС. И общий тон прессы был таким, будто бы саммит ничего не дал. Как участник "круглого стола" промышленников России и ЕС, восьмое заседание которого состоялось в Хельсинки, могу сказать, что ничего не может быть дальше от сути происходящего, чем такая оценка
Впервые около 250 представителей крупнейшего бизнеса России и ЕС так детально и конкретно обсудили весь спектр отношений между нашими промышленными сообществами. Отраслевые рабочие группы (по энергетике, транспорту, информационным и коммуникационным технологиям, лесной и бумажной промышленности, строительству, финансовым услугам), показали, что у бизнеса уже есть достаточно наработок, чтобы вывести своих политических лидеров на правильную дорогу к созданию общего экономического пространства России и ЕС. Сначала - к зоне свободной торговли, а затем и к более тесной интеграции. "Круглый стол" принял довольно смелую прорывную концепцию, которую выдвинули РСПП и Союз промышленных и предпринимательских конфедераций Европы (ЮНИСЕ). Она предусматривает три существенных принципа. Первый - широкое и всеобъемлющее соглашение о свободной торговле между ЕС и Россией. Второй - открытый двусторонний режим взаимных инвестиций, основанных на национальных режимах.И третий - максимальное сближение российских и европейских систем законодательства, экономического регулирования и стандартов. Если эта концепция реализуется, то мы будем жить в общем экономическом пространстве, в свободном рынке России и ЕС. Для этого необходимо будет наладить стратегическое партнерство или какие-то особые режимы сотрудничества в ключевых секторах экономики - энергетике, транспорте, инновационных технологиях, промышленности. Создать механизмы, которые дали бы возможность выстроить цепочку постоянных консультаций. Это касается не только предпринимателей Европы и России, иначе такие консультации окажутся лишь "мыслями вслух". Нужен еще и контакт между бизнесом и властью, чтобы предложения предпринимателей стали для правительств руководством к действию, к принятию конкретных решений. Мы также договорились о создании системы взаимной поддержки инвестиций. Например, эксперты разрабатывают концепции крупных энергетических и телекоммуникационных инвестиций, РСПП и ЮНИСЕ доводят модели до возможности практического применения, представляют их власти, которая рассматривает все это с политической точки зрения и запускает в работу
Конечно, без проблем не обойдется. Так со стороны Евросоюза нас упрекают в том, что в России с каждым годом растет роль государства в важных областях экономки. А это, по мнению наших партнеров, приводит к снижению конкуренции, увеличению политических рисков, ухудшению делового климата. Россия по-прежнему своими бюрократическими препонами и государственным интересом в стратегических отраслях отпугивает иностранный бизнес и потому не может привлечь стратегические промышленные инвестиции (за исключением нефтегазового сектора) в том объеме, который фактически нужен стране.
Но и нам было, что предъявить ЕС "по хельсинкскому счету". В странах Евросоюза российским инвестициям приходится преодолевать и политическую дискриминацию, и высокие административные, технические барьеры, особенно в энергетическом секторе. Некоторые тендеры, которые в ЕС объявляли открытыми, для российских участников оказывались закрытыми. Нельзя не сказать и о росте экономического национализма. Российские участники "круглого стола" доказали на конкретных примерах (а европейские - подтвердили), что некоторые действия правительственных органов стран ЕС тоже направлены на ограничение иностранных инвестиций в те отрасли, которые властям кажутся стратегически или политически важными. Представители российских компаний говорили и о не рыночных подходах к антидемпинговым искам в ЕС против нашей продукции. Существуют также ограничения на создание филиалов российских коммерческих банков в странах ЕС, выход на рынок, чрезмерное регулирование и дорогостоящие процедуры по сертификации. Поэтому все сошлись на том, что обеим сторонам еще очень много надо сделать для развития торговли, улучшения транспортной связи, усиления таможенного сотрудничества, снижения административных барьеров для инвестиций. Тем не менее российские и европейские предприниматели будут стремиться к тому, чтобы наши страны в кротчайшие сроки с минимальными политическими и бюрократическими проволочками приступили к разработке всеобъемлющего договора о стратегическом сотрудничестве
Думаю, тут надо развеять те страхи, которые витают сегодня в обществе по поводу создания единого экономического пространства России и ЕС. Сразу скажу, цены на газ не имеют к нему никакого отношения. Нет такого требования, чтобы Россия повысила свои внутренние цены. Все прекрасно понимают: у нас разные уровни покупательской способности населения, климатические условия. Мы же не требуем выровнять цены на апельсины у нас и в Испании, где 365 дней в году светит солнце, а средняя температура градусов на 15-20 выше, чем в России. Так же и с газом
В то же время беспошлинная торговля, безтаможенное пространство, приведут к очень значительному снижению цен на импортные товары. Нет вопросов, трудностей на этом пути будет много. Надо защищать отечественного производителя, которому придется вступить в сложную конкурентную борьбу. Но механизмы для этого существуют, и здесь нам не придется изобретать велосипед.
Я только вернулся из Санкт-Петербурга. Там действует отдельная программа - так называемое северное измерение Европейского союза. Она охватывает практически весь северо-запад нашей страны: Санкт-Петербург, Новгород, Псков, Архангельск. И это самый яркий пример конкретного сотрудничества приграничных районов России и государств Евросоюза. Достаточно сказать, что ЕС в рамках экологического партнерства северного измерения, потратил на строительство очистных сооружений в районе Санкт-Петербурга 190 миллионов евро. И вместе с российскими предприятиями был модернизирован Санкт-Петербургский водоканал, в результате чего на 40 процентов сократились сбросы неочищенных вод в Балтийское море. А к 2010 году этот показатель будет доведен до 100 процентов. Но этот проект, как и многие другие (социальные, культурные, научные) к сожалению, остались незамеченными. Очень часто в прессе и в обществе превалирует настроение, будто мы чуть ли не расходимся с ЕС. В то время как взаимный торговый оборот превысил уже 50 процентов. То есть половина всех наших товаров идет на реализацию в Европу. И оттуда мы получаем столько же. Вот такие проекты, как в Санкт-Петербурге, Калининграде, идут по всей территории Российской Федерации, но как-то мало замечаются. В этом есть определенная недоработка прессы, в том числе и таких колумнистов, как я.