• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мнение

OPEC.RU. 2006. № 14:20. 8 декабря

Государство выполняет перераспределительную роль, потому что, когда распределяешь – самому многое достается

Василий Михайлович, на VII московском международном банковском форуме «Денежно-кредитная политика и социально-экономическое развитие России: взгляд кредитных организаций и бизнеса» обсуждался вопрос – правильно ли рассматривать кредитование, как антипод сокращения инфляции, как путь насыщения рынка инфляционными деньгами, или это взаимодополняющие процессы, способствующие их позитивным тенденциям?
Я считаю, что неправильно. Как вообще происходит процесс кредитования, откуда берутся деньги? Есть Центральный банк, который, в соответствии со своей денежно-кредитной позицией, своей монетарной политикой, печатает деньги. Эти деньги он дает коммерческим банкам в кредит, используя при этом ставку рефинансирования, а коммерческие банки, в свою очередь, эти деньги дают предприятиям реального сектора, в сферу услуг и так далее.
Будет инфляция или нет – это связано со многими причинами. Первая – каково соотношение денежной массы и количества произведенных товаров? Если денежная масса больше и она растет быстрее, чем товарная масса, то мы получим растущую инфляцию. Если наоборот, то вместо инфляции будет дефляция. Второй вопрос – допустим, растет денежная масса, но при этом одновременно может расти потребность в инвестициях, как это происходит, допустим, в США, где есть, с одной стороны, дефицит государственного бюджета, который финансируется выпуском американских бондов, а с другой – мы не отмечаем высокой инфляции, потому что экономика пополняется инвестициями.
И возьмем ситуацию в России, где сегодня есть огромный приток нефтедолларов. По теории, экономике необходимы инвестиции, однако вместо этого деньги уходят в Стабилизационный фонд именно для того, чтобы не создавать инфляционного давления на товарный рынок. И, если бы у нас ситуация была такая же, как в США, то необходимости в таком Стабфонде не было бы. Эти деньги шли бы на инвестиции, на развитие инфраструктуры и так далее, что не приводило бы к инфляции. Но проблема российской экономики заключается в том, что ей инвестиции не нужны.
Как, по Вашему мнению, можно уйти от преобладающей распределительной политике в отношении денежных ресурсов страны, как включить основную часть денежных ресурсов в экономику страны через банковский оборот на кредитной основе?
Почему так произошло, почему до сих пор роль банковской системы относительно небольшая? Почему доминирует государство, и почему государство продолжает доминировать в финансах, в частности, с помощью государственных банков? С моей точки зрения, это связано с тем, что абсолютно неверно была проведена приватизация, в частности, залоговые аукционы 1996 года, которые привели к тому, что в тех отраслях, в которых создается 80% ВВП, возникли монополии. Причем эти монополии использовали инвестиции, сделанные еще в советский период, и инвестиционные ресурсы этим компаниям, учитывая рост цен на сырье в мире, не нужны. Там же остаются и все деньги, но эти деньги не попадают в другие сектора экономики, которые без этих ресурсов задыхаются. Банковская же система не в состоянии выполнять функцию посредника при передаче финансовых ресурсов от сырьевых отраслей, которые являются основными получателями нефтедолларов, в другие отрасли народного хозяйства. Поэтому у нас и велика роль государства, которое выполняет перераспределительную роль и очень ее любит, потому что, когда распределяешь – самому многое достается. Поэтому государство с удовольствием эту функцию выполняет, и как мы видим, роль государства в распределении потихонечку возрастает.
Правильно ли имеющиеся в стране ресурсы государства переводить в валюту иностранных государств и размещать по вкладам в иностранные банки? Учитываются ли при этом возможные политические риски?
Что значит ресурсы государства, какие ресурсы – рубли? Но, простите, рубли печатает Пермская фабрика Гознака, и она их может напечатать в любом количестве. Вопрос не в том, какое количество бумаги будет у нас с определенными оттисками, а в том, будут ли у нас реальные резервы. Под резервами понимается наличие конвертируемых валют, а никак не рублей. Вопрос не в том, чтобы ли держать деньги в рублях, а в том, чтобы попытаться оптимизировать портфель инвестиций в зарубежные валюты, учитывая то, что в последнее время валютный рынок очень волатилен.
Должна ли банковская кредитная система страны быть составным элементом конкурентной борьбы на международном рынке, имеет ли значение доля иностранного капитала в экономическом и социальном развитии России?
Вопрос поставлен как – Россия должна конкурировать с Евросоюзом, а Евросоюз – с Америкой? С моей точки зрения, такая постановка вопроса характерна для начала двадцатого века, а не двадцать первого, потому что сейчас есть транснациональные компании, происходит процесс глобализации и, с моей точки зрения, нет необходимости России, США или Японии самоутверждаться. Это надо делать, допустим, в области культуры – очень приятно посмотреть классический балет в исполнении Большого театра. А у банковской системы какая задача? Она должна быть эффективной, она должна эффективно выполнять функцию посредника. А для того, чтобы это делать, в банковской системе должна быть конкуренция, должна быть борьба за клиента, банковская система должна быть клиентоориентированной. А какая она при этом у нас – китайская, японская, или российская, я считаю, это не важно.
Почему деньги, выдаваемые в виде кредитов за счет внутренних источников, якобы вызывают рост инфляции, а деньги, предоставляемые российским банкам и предприятиям за счет зарубежных кредитов, в том числе из размещенным за рубежом российских средств, к инфляции не приводят?
Честно говоря, я не знаю такую статистику. Дело вот в чем: под кредитами, даваемыми из внутренних источников, как правило, у нас понимается безвозмездное финансирование, которое иногда носит форму кредитования, то есть мы вроде как выдаем кредит, потом его списываем. Причем, выдавая кредит, мы заранее знаем, что его никто не собирается возвращать. Когда мы говорим об иностранных кредитах, то, как правило, они кредитами и являются, то есть они носят возвратную форму. Если вы взяли кредит, то предполагается, что вы должны его вернуть, то есть вы должны эти деньги потратить таким образом, чтобы вам было что возвращать, и в этом – принципиальная разница.
Какие возможны пути и методы увеличения долгосрочных ресурсов банков: переключение ресурсов в банковскую систему из Стабфонда, инвестиционных, пенсионных фондов, расширение системы рефинансирования в увязке с решением национальных задач, или какие-то другие?
Здесь очень сложно говорить, можно было бы сказать так: давайте посмотрим на Чили, в Чили – 60% инвестиций это деньги пенсионных фондов. Почему бы деньги пенсионных фондов не отдать в банки, а, соответственно, банки могли бы оптимальными образом ими распоряжаться. Мы должны принимать во внимание тот факт, что существующие пенсионные фонды, существующая пенсионная система, не в состоянии реально обеспечить достойный прожиточный уровень будущих пенсионеров. Но проблема заключается в том, что в нашей системе очень серьезен вопрос доверия – Сбербанк не вернул деньги после реформы 1992 года, и сейчас возвращает деньги «ветеранам Куликовской битвы». Коммерческие банки – не вернули деньги, «потерянные» после дефолта 1998 года. Поэтому сейчас взять и отдать пенсионные деньги коммерческим банкам, зная, что они в очередной раз могут повести себя нечестно – это достаточно рискованное мероприятие.
Поэтому банки должны делом доказать, что им можно доверять, и здесь достаточно положительную роль играет агентство по страхованию банковских вкладов – это уже маленький шажок вперед.
А ресурсы из Стабфонда?
Был такой опыт – централизованные кредиты. Когда в 1992 году либерализовали цены, и резко подскочила инфляция, то предприятия не смогли приобрести оборотные средства, и для этого Центробанк придумал так называемые централизованные кредиты. То есть – он давал предприятиям кредит на то, чтобы те могли приобрести то, что им необходимо, и эти кредиты шли через коммерческие банки. Была такая система, что деньги «пилились» пополам между коммерческим банком, который этот кредит предоставлял, и получателем, а что там оставалось соответствующим чиновникам – я не знаю. Но эта мера не привела к росту экономики, она не привела к росту инвестиций, она лишь привела к усилению инфляции.
Как обеспечить рост капитализации банков? Правильно ли иметь большой профицит бюджета, и, в то же время, изымать через налоги часть прибыли банков, которая могла бы быть направлена на капитализацию?
Во-первых, налоги надо платить. Другой вопрос, что поскольку у нас сейчас благоприятная макроэкономическая ситуация и есть профицит бюджета, то, может быть, налоги должны быть меньше. Это должно привести к росту экономики, соответственно, к увеличению налогооблагаемой базы, и, в конечном итоге, к дальнейшему увеличению доходной части бюджета. Параллельно этот процесс может сопровождаться ростом капитализации банковской систем. Проблема заключается в том, что макроэкономическая ситуация сейчас благоприятна, но завтра она может стать совершенно другой, хотя существуют достаточно долгосрочные прогнозы того, что уровень цен на энергоносители сохранится на высоком уровне в ближайшее время. И учитывая, что у нас сырьевой экспорт, а в советское время сырья разведали достаточно много, то по этому пути можно было бы пойти.