• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ЦЕНА НИЖЕ ПОЯСА Инфляцию лечат не тем и не так

Московские новости. 2007. № 12. 26 октября

"Такой степени монополизации, как в российской экономике, нет ни в одной стране мира, - считает директор Банковского института ГУ-ВШЭ Василий Солодков. - Похоже, что эта монополизация в 90-е годы создавалась искусственно. Но, создав один раз такую экономику, мы убрали из огромного количества отраслей конкуренцию. А именно она ведет к росту качества товаров и к снижению цен за счет роста производительности труда".

Инфляция растет, а правительство винит во всем высокие мировые цены на нефть и зерно. Между тем о глубинных причинах повышения цен говорится мало и неохотно.

Почему?

Пока экономику не демонополизируют, инфляция будет расти

В схватке власти и инфляции пока лидирует последняя. Вице-премьер Алексей Кудрин уже признал, что по итогам года она может превысить 10%. Таким образом, запланированный финансовыми властями уровень инфляции 8% становится недостижимым. Между тем для простого гражданина и та, и другая цифры кажутся неправдоподобными: народная оценка уже давно крутится около показателя 20%. И это неудивительно: как объясняют статистики, у каждого своя потребительская корзина и, соответственно, своя инфляция.

На фоне стран Евросоюза, где средний уровень инфляции за последние годы составляет 3-3,5%, российские показатели - что официальный, что "народный" - выглядят некрасиво. Но еще печальнее, что, называя причины инфляции и принимая меры по ее усмирению, финансовые власти, как полагают ряд аналитиков, ошибаются и в диагнозе, и в средствах лечения.

Найти виноватого

Когда цены на продовольствие в России стали неприличными, государству пришлось объясняться. Виновными объявили увеличение госрасходов и крайне неблагоприятную обстановку на внешних рынках. В частности, директор департамента финансовой политики Министерства финансов РФ Алексей Саватюгин среди главных внешних врагов называет экстремально высокие цены на энергоносители, прежде всего на нефть (цена за баррель уже превысила 90 долларов). В результате российские нефтяные компании, продавая нефть за рубеж, создают большой приток в страну нефтедолларов. Чтобы выкупить их, Центробанк вынужден печатать рубли, которые вбрасываются в экономику и разгоняют инфляцию.

Вторым внешним врагом, по версии власти, стали экстремально высокие цены на зерно. Причина опять-таки далеко: сильные засухи в Австралии, Аргентине, Канаде, Новой Зеландии, пожары в Греции и Испании привели к снижению урожая и повышению мировых цен, которые в этом году стали самыми высокими за последние 10 лет. Это значит, что нашим сельхозпроизводителям выгодно экспортировать зерно (как и семена подсолнечника) за рубеж и меньше отдавать на внутренний рынок. В результате внутренние цены растут, а сельское хозяйство становится все более импортозависимым: в частности, по мясным и мясомолочным продуктам зависимость России от западных поставщиков доходит до 40%. Среди внешних факторов, влияющих на российскую инфляцию, есть и совсем экзотические. По версии Алексея Саватюгина, нынешние высокие цены на энергоносители приводят к поискам альтернативного биотоплива, например, вырабатываемого из рапса и кукурузы. Эти-то культуры, оказывается, и вытесняют посадки зерновых, что негативно отражается на объемах зерна.

Президент Российской финансовой корпорации, бывший министр экономики Андрей Нечаев над такими аргументами откровенно смеется. "История об ужасном влиянии неурожая в Канаде на инфляцию в России - легенда, которую рассказывают друг другу в правительстве, - говорит он. - Рост мировых цен на зерно составил 3,5-4%. Это, конечно, много, но никак не может стать серьезным фактором повышения внутренней инфляции, тем более при одном из рекордных урожаев у нас в стране. То же самое с молочными продуктами. Просто очень удобно обвинять Китай в том, что там стали пить слишком много молока, из-за чего в России якобы начался дикий прирост цен на молоко. В реальности это все факторы далеко не первого порядка".

В этой связи мера, которую предлагает правительство (снижение импортных пошлин на ряд продовольственных товаров) вызывает у Нечаева недоумение: "То ли это имитация деятельности, то ли жест отчаяния, но эти меры никак не повлияют на инфляцию. Ее главные глубинные причины - высокая монополизация рынков и крайне неблагоприятный предпринимательский климат".

Меньше ларьков - больше инфляция

Именно с этими обстоятельствами сегодня никто не борется. Более того, часто делается все, чтобы они процветали и дальше. К примеру, борьба с палаточной торговлей, объявленная в Москве, играет на руку крупным торговым сетям и уничтожает остатки конкуренции, а значит, стимулирует инфляцию. Вообразить, что разом сговорятся владельцы сотен ларьков и мелких магазинов, можно с трудом, а вот представить себе ценовой сговор между владельцами розничных сетей довольно просто. Формально существует Федеральная антимонопольная служба, но ее силы слабы - две тысячи человек на всю Россию. Кроме того, как рассказал "МН" Андрей Цариковский, заместитель руководителя ФАС, его ведомство "все-таки является органом контроля и надзора и идет, скорее, за ситуацией". "Конечно, мы стараемся эту ситуацию улавливать в самом зародыше, пока она практически незаметна. По зерну нам отчасти это удалось, по другим продуктам, к сожалению, нет", - признал Цариковский.

Это означает, что не власть управляет ситуацией, а ситуация - властью. Результат соответствующий. "Такой степени монополизации, как в российской экономике, нет ни в одной стране мира, - считает директор Банковского института ГУ-ВШЭ Василий Солодков. - Похоже, что эта монополизация в 90-е годы создавалась искусственно. Но, создав один раз такую экономику, мы убрали из огромного количества отраслей конкуренцию. А именно она ведет к росту качества товаров и к снижению цен за счет роста производительности труда". Но этого роста не происходит. Андрей Нечаев, по совместительству глава комиссии СПС по малому бизнесу, заявляет: предпринимательский климат в России сегодня хуже, чем в начале 2000-х годов. "Бизнес задавлен административными барьерами, коррупцией, системой налогообложения и карательным характером налогового администрирования, - говорит Нечаев. - Если нормальная экономика реагирует на повышение денежного спроса адекватным увеличением предложения товаров, в России этого не происходит. Отсюда и рост инфляции".

На словах существуют и закон о конкуренции, и о развитии малого бизнеса. На деле - в Красноярске 80% рынка молочной продукции контролирует одна-единственная компания, а цены на молоко в Ингушетии равны ценам на Чукотке. Василий Солодков в своих прогнозах пессимистичен: по его словам, Россию ждет рост инфляции, если власть и дальше не будет заботиться об улучшении предпринимательского климата и не займется демонополизацией рынков. Вопрос, почему она этого не делает, имеет только два варианта ответа: либо не умеет, либо не хочет.