• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Росстат заметает следы производства

Независимая газета. 31 марта 2010

Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергей Алексашенко считает, что если государство не хочет знать объективной картины, то найти другого заказчика для получения объективной статистики невозможно, а научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин российской статистике доверяет.

Официальная промышленная статистика 2010 года не позволяет сделать каких-либо определенных выводов о состоянии экономики. Из-за изменения методики расчетов январские и февральские данные Росстата невозможно сравнивать с прошлогодними. Вчера это признали не только независимые экономисты, но и руководители Росстата. Чтобы хоть как-то определить реальное состояние экономики, аналитики пытаются использовать свои индикаторы.

17 марта Федеральная служба государственной статистики (Росстат) обнародовала данные, согласно которым в феврале российская промышленность выросла на 4,8% по сравнению с январем этого года и на 1,9% по сравнению с февралем 2009 года. Однако эксперты, участвовавшие в заседании Экономического клуба компании ФБК, назвали данные Росстата бесполезными и призвали не верить этой официальной статистике. Главная претензия к Росстату заключается в том, что в момент кризиса чиновники решили поменять методику расчета индексов, в результате чего сопоставления с предыдущими периодами оказались неадекватными, а полученные данные не имеют ничего общего с реальной ситуацией.

Как пояснил директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев, сейчас ориентироваться в статистике очень сложно, поскольку разные показатели свидетельствуют о разных процессах. "Смотрим на то, что происходит с промышленным производством: есть рост на 7,8% в январе по сравнению с январем прошлого года, транспорт также дает очень значительный прирост, оборот розничной торговли - плюс 1,3% в феврале к февралю 2009 года, - отмечает он. - С другой стороны, целый ряд показателей свидетельствует о том, что на самом деле эффект низкой базы не срабатывает, и говорить о каком-то росте ВВП не приходится, несмотря на оптимистичные прогнозы Всемирного банка. Очень важно, что происходит с динамикой инвестиций в основной капитал? А этот показатель упал на 7,4% в феврале по сравнению с февралем прошлого года". Если посмотреть еще более предметно, то производство машин и оборудования показало спад на 17,1% - февраль к февралю, указывает Николаев. "Получается, что одни показатели - вроде в плюсе, другие - в минусе, и как в целом оценивать такую ситуацию?" - недоумевает аналитик.

В ситуации "статистического тумана" эксперты пытаются применять собственные показатели, по которым можно судить о состоянии экономики. Один из них - относительная стоимость кредита - то есть разница между ставкой рефинансирования ЦБ и ставкой по кредитам нефинансовым организациям. "Именно эта разница говорит о том, как банки в настоящий момент оценивают экономические риски, - пояснил Николаев. - Когда все спокойно и ситуация в экономике стабильна, эти ставки достаточно близки, а относительная стоимость кредита невелика. Но когда начинаются неприятности, разница ставок значительно возрастает. Сегодня этот показатель явно находится в негативной зоне".

Второй индикатор - это напряженность на рынке труда - то есть количество безработных на одну вакансию. Если предприятия предъявляют все меньший спрос на рабочую силу, то они фактически не планируют развития.

"Изменение методологии расчетов - вещь необходимая, но воплощать в жизнь ее нужно было бы явно не в кризисный период", - считает экс-глава Росстата, председатель Межгосударственного статистического комитета СНГ Владимир Соколин. В свою очередь, замглавы Росстата Ирина Масакова заявила, что прекрасно понимает аналитиков, которые пытаются оценить экономическую ситуацию по оперативным данным. "Дело это сложное и зачастую практически невозможное", - считает она. "Информация - дело дорогое, так что многое зависит от правительства. Нам нужна смена, потому что возрастной состав работников ведомства довольно высокий, - отметила Масакова. - К тому же существует межведомственная разобщенность, преодолеть которую способна опять же только государственная воля. Статистика должна аккумулировать всю информацию, которой обладают министерства и ведомства, но пока у нас такой возможности нет".

По мнению директора по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергея Алексашенко, если государство не хочет знать объективной картины, то найти другого заказчика для получения объективной статистики невозможно. В этих условиях критиковать Росстат довольно сложно. "Тем не менее - статистика за январь-февраль оказалась совершенно никому не нужной, поскольку пользоваться ею никто не может, в том числе и государство, - отметил он. - Что касается межведомственных проблем - они совершенно понятны. Если налоговики опубликуют свои данные, то сразу станет известно, где они недорабатывают. Именно поэтому налоговики найдут тысячу причин, чтобы не раскрывать детали своей работы. Им значительно проще выдавать общие, а не детальные данные".

Между тем научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин российской статистике доверяет. "Собрать данные по огромной стране и при этом добиться высокой точности - довольно трудно, - отмечает он. - Но главная задача статистики заключается в обеспечении сопоставимости данных на большом периоде. Без этого получить картину происходящих в экономике процессов невозможно".