• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Проинфляционные ожидания уже сформировались

Гудок. 2 июля 2008

О том, как правительство может справиться с ростом цен, "Гудку" рассказал научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики Евгений Ясин.

— Недавно Международный валютный фонд и Всемирный банк оценили российскую экономику как "перегретую", а инфляция в 2008 году, по их мнению, составит от 12 до 14%. Как вы оцениваете эти заявления?

— В целом я согласен с тем, что российская экономика частично перегрета. Наша бюджетная политика недостаточно ответственна: государственные расходы избыточны. Это приведёт к тому, что инфляция будет расти и дальше. Проблема, на мой взгляд, заключается в том, что в поведении населения уже проглядываются завышенные инфляционные ожидания, которые будут стимулировать увеличение спроса: люди стараются купить дешевле и побольше сегодня, потому что завтра будет дороже. И это будет снова подталкивать инфляцию.

К тому же доходы растут не в соответствии с производительностью труда. Ведь уже номинальные заработные платы больше, чем рост инфляции. И это очень нехороший признак.

Если мы будем продолжать швыряться деньгами, то инфляция по итогам года составит не менее 14%, а может, даже больше.

— Однако ЦБ считает, что у нас вполне благоприятные условия для снижения инфляции, например, в этом году отмечается отток частного капитала. Вы согласны с этой точкой зрения?

— Ну и что, что отток частного капитала составил в этом году $5 млрд? Это мелочь, учитывая, каким был приток в прошлом году ($80 млрд). Вот если бы отток был $50 млрд, то мы могли бы констатировать, что пришедшие вчера к нам "горячие деньги" ушли и что Россия становится крупным финансовым центром в мире. К тому же ни одно официальное лицо не станет подогревать инфляционные ожидания и всегда будет стремиться их сбить, занижая ожидаемые показатели. Оказавшись на их месте, я бы говорил то же самое.

А заявления МВФ и Всемирного банка адресованы не гражданам, а правительству, поэтому позиция этих международных институтов так разнится с официальными прогнозами.

Со своей стороны, ЦБ для снижения роста инфляции пускает в ход все возможные меры. Он уже повысил резервные нормативы, практически не допускает роста денежного предложения, впервые за много лет. Возможно даже укрепление рубля, что усилит конкуренцию для российских производителей и одновременно улучшит условия для импорта. В какой-то степени это будет способствовать сокращению инфляции, но я бы не сказал, что это очень эффективная мера. Но мер только ЦБ без отклика и эффективных действий со стороны правительства будет недостаточно. Положительного результата по инфляции можно не ждать без ужесточения прежде всего бюджетной политики.

Прогнозы инфляции международных финансистов куда пессимистичнее, чем обещания Центробанка.

— Российская экономика сейчас готовится к переходу на новую модель развития — инновационную. Какие трудности предстоит преодолеть на этом пути?

— Переход к инновационной модели развития — это не только экономическая задача, но и задача цивилизации. Стране нужен принципиально другой тип мышления. И требования эти касаются не только чиновников и бизнеса, но и всего населения. Создание успешной инновационной модели невозможно без экономической и политической конкуренции, открытого общества, защиты прав собственности, не зависимых от воли отдельных должностных лиц государственных институтов. И это помимо структурной перестройки экономики, реально работающей индустрии инноваций и развития науки и образования.

Беда ещё и в том, что на смену пусть и не всегда удачным попыткам создать в России современную рыночную экономику пришёл госкапитализм. Чиновники уверяют, что увеличение числа крупных госкомпаний — явление временное и необходимо для перехода к инновационной модели развития. Именно поэтому они вкладывают в эти холдинги гигантские суммы и надеются на скорую отдачу. Но это в лучшем случае возврат к советской системе хозяйствования, последствия которой мы ощущаем до сих пор. Я считаю, что, если тенденция огосударствления экономики будет продолжаться, это может привести к её развалу. Ничего невозможного, учитывая печальный советский опыт, в этом нет.

— И при этом у нас до сих пор сохраняется зависимость бюджета от нефтегазового сектора. На ваш взгляд, в этой проблеме нет скрытой опасности на пути к переходу к инновационной экономике?

— Если умело использовать природное богатство, оно может стать благом. Пример — нефтедобывающая Норвегия, не только организовавшая своим гражданам высокий уровень жизни, но и застраховавшая себя на много лет вперёд от падения цен на нефть. Ведь норвежский фонд будущих поколений в несколько раз больше российского.

Целевой прогноз структуры ВВП в 2040—2050 годах выглядит следующим образом: доля сырья и топлива должна занимать приблизительно 8—10%, обрабатывающей промышленности — 10—20%, инновационной продукции — 10—20%, услуг — 60—70% (как в экономике США). Однако произойдёт ли это в реальности, сказать трудно. За этот период многое может случиться, но, как известно, любые перемены надо готовить заранее. Цены на нефть сейчас бьют все рекорды, что не слишком способствует интересу к инновациям и постиндустриальной экономике. Но дремать у нефтяной трубы в любом случае не стоит. Объёмы добычи сырья в России начнут сокращаться уже в ближайшее время.