• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Евгений Ясин: Рецессия России не грозит

Дело (Санкт-Петербург). 24 ноября 2008

О том, приведет ли изменение кредитной политики российских банков к масштабной рецессии экономики и каким будет фондовый рынок РФ после кризиса, рассуждает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

На прошлой неделе стало известно, что ряд крупнейших банков РФ будут отказывать в получении кредита не только из-за маленькой зарплаты, но и из-за профессии. В зону риска попали работники строительного, металлургического и финансового секторов — именно на эти отрасли кризис повлиял в первую очередь.

К примеру, банк "Возрождение" изменил систему автоматической оценки заемщика. Ужесточили требования к заемщикам "ВТБ 24", "ДжиИ Мани банк", "Русский стандарт", "Хоум Кредит энд Финанс Банк". "Райффайзенбанк" перестал выдавать кредиты частным предпринимателям. По мнению экспертов, ограничение кредитования приведет к снижению потребительской активности.

Аналитики предсказывают, что фондовый рынок вообще перестанет существовать в своем прежнем виде: изменятся игроки, инфраструктура и т.п.

О том, приведет ли изменение кредитной политики российских банков к масштабной рецессии экономики и каким будет фондовый рынок РФ после кризиса, рассуждает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

— Российские банки всерьез стали заниматься потребительским кредитом не так давно — с 2004 г. Как раз после "дела ЮКОСа". До этого банки вообще игнорировали население и не выдавали ему кредитов. Да и население не особо обращалось. Но после "дела ЮКОСа" спрос на кредит со стороны юрлиц сократился — бизнес оказался в состоянии шока. Тогда банки стали искать новые рынки и обратились к потребительскому кредиту. Должен сказать, что соотношение между привлечением вкладов и кредитованием населения было в ту пору примерно 20 к 1. То есть если привлечение вкладов взять за 100%, то лишь 5% приходились на кредиты населению.

С 2004 г. рост потребительского кредитования был стремительным и достиг 50% от общего объема привлекаемых средств. Нужно помнить, что в первое время банки вообще выдавали кредиты кому попало, не предъявляя жестких требований. Хотя известно, что возврат кредитов — основа устойчивости банковской системы. Понимая это, банки стали постепенно ужесточать требования. Теперь же, в условиях кризиса, требования к возврату кредитов резко возросли, поскольку устойчивость банков в таких условиях стала еще больше зависеть от возврата. Поэтому я не удивляюсь, что банки, дабы минимизировать риски невозврата, стали еще серьезнее обращать внимание на заемщиков. Была бы воля банков, они бы вообще перестали выдавать кредиты и закрылись на время кризиса. Но жить-то как-то нужно, необходимо привлекать депозиты, развивать кредиты, в т.ч. и для того, чтобы не потерять имеющихся клиентов. Да и правительство давит: если вы не занимаетесь кредитными операциями преимущественно в реальной экономике, то таким образом выступаете против политики государства.

— Может ли такой жесткий отбор вызвать рецессию в экономике? Ведь есть города, в которых именно опальные сферы (например, металлургия) являются градообразующими?

— Снижение потребительского кредитования не вызовет никакой рецессии, поскольку спрос у нас, в основном, формируется не за счет кредитов, а за счет зарплат. Поэтому если металлургические или строительные компании будут платить людям, то и спрос на товары никуда не исчезнет. Если же предприятия начнут увольнять людей, тогда и кредиты некому будет брать, поскольку отдавать нечем.

— Наступит ли в РФ девальвация, и если да, какой она будет — постепенной или резкой?

— Резкого, однократного, снижения курса рубля по отношению к доллару в РФ не будет. Девальвация окажется медленной, сглаживающей естественный процесс, который наступает в связи с оттоком капитала и с тем, что люди предпочитают доллары рублям — это касается как физлиц, так и юрлиц. Данный процесс должен кончиться тогда, когда процентная ставка по кредитам, предоставляемым правительством, выйдет на рыночный уровень. Она сейчас 8—8,5% при уровне инфляции в 14%. Следовательно, ставки меньше, чем 16—18%, быть не может.

Перепад приводит к вымыванию золотовалютного резерва, который уходит на погашение разницы. Какое-то время данный процесс будет продолжаться, но правительство осознает его опасность, поэтому в скором времени должен быть найден какой-то выход — либо экономическими методами, либо административными.

— Когда, на Ваш взгляд, наступит "дно" падения фондового рынка и каким он будет после кризиса?

— Если бы кто-то знал, когда наступит "дно", он немедленно бы обогатился. Но этого не знает никто. Думаю, ничего предсказать невозможно, как минимум, до середины будущего года, когда более или менее определятся новые объемы спроса на международных и внутреннем рынках.

Что касается того, каким станет обновленный фондовый рынок после кризиса, то все зависит от формирования новой международной финансовой архитектуры. Рынок — это продукт развития, поэтому вряд ли он будет формироваться под влиянием каких-то административных мер извне.