• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Инвестиционный нерв

Газета. 10 марта 2009

По подсчетам, проведенным в российском госуниверситете — Высшей школе экономики, картина получается такой: антикризисный пакет США "стоит" 5,7% ВВП, России — 12%.

Есть неновое наблюдение: хотя кризис, судя по всему, намерен и дальше набирать обороты, с антикризисным регулированием в России ничего нового не происходит. Хотя все, как всегда, зависит от точки зрения. Стало общим местом упрекать российской правительство, сравнивая его антикризисную программу с планом Обамы. Да, за океаном есть эффектные статьи расходов, за которыми можно ожидать резкий рывок по реализации того инновационного самого сценария, на который никак не перейдет российская экономика. Но акценты смещаются, если антикризисные программы сравнить не по абсолютным цифрам (масштабы экономик США и России, увы, слабо сопоставимы), а по такому синтетическому показателю как доля всех антикризисных расходов в ВВП. По подсчетам, проведенным в российском госуниверситете — Высшей школе экономики, картина получается такой: антикризисный пакет США "стоит" 5,7% ВВП, России — 12%. Но это не рекорд, у соседей России по клубу БРИК показатели еще выше: в Бразилии 14%, а в Китае вообще 16,2%.

Понимаю, и у такого подхода найдутся критики: не все согласятся с результатами подсчета, есть и такая позиция: к статистике Китая следует подходить крайне осторожно. Все может быть. Но когда я слышу такие аргументы, всегда вспоминаю ответ Евгения Ясина на вопрос: насколько достоверна российская статистика? Вот его ответ: это не вопрос веры, а вопрос работы — раз я вынужден работать с этой статистикой, то как бы я к ней ни относился, получается, что я ей по умолчанию доверяю.

Есть в российском пакете и кое-что новое. Пока (я об этом писал не раз) главная антикризисная мера — проведенная девальвация рубля. Что касается индивидуальной господдержки системообразующих предприятий, то пока она скорее пробуксовывает под аккомпанимент заявлений о том, что поддержка должна оказываться предприятиям, а не их собственникам (если речь, конечно, не идет о госпредприятиях). По сути, тогда речь должна идти об их частичной или полной национализации.

В Петербурге 6 мая Владимир Путин назвал еще одну форму антикризисной политики. Известен главный подход правительства к расходом бюджета-2009: сохранение и даже расширение соцрасходов (это прямая функция государства в условиях кризиса) и сокращение инвестиционных статей расходов. Но, как выясняется, и инвестиционные госрасходы в 2009 году не только не сократятся, но даже наоборот несколько увеличатся. В цифрах Владимир Путин оценил госинвестиции так: "Общие инвестиционные расходы прошлого года — 858 млрд рублей, а в этом году — 1 трлн 100 млрд рублей, из них практически свыше 800 млрд — расходы на строительство по разным направлениям".

Из этого следует два вывода. Первый — для упреков бюджетной политики-2009 в монетаристском зажиме расходов нет оснований. Правительство идет на риск разгона инфляции ради инвестиционной поддержки спроса. Второй вывод — хотя в правительстве не артикулируется результат поиска отрасли-локомотива, на который делается ставка и который должен за собой поднять и другие отрасли, выбор сделан. Локомотивом назначено капстроительство. Осталось ждать результаты.