• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Снижайте цены

Smart Money. 30 марта 2009

Научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин: "Победа над инфляцией стала бы лучшей государственной помощью российскому реальному сектору".

Ситуация в России сейчас похожа на ту, что складывается в других странах с развитой или относительно развитой рыночной экономикой. Компании жалуются, что до них не доходит помощь, которую государство оказывает банковской системе. Но и банки испытывают трудности: в условиях кризиса они должны и привлекать новых клиентов, и платить по ранее принятым обязательствам. Уровень кредитования зависит от того, как банки решают эти проблемы. Понятно, что, если риски повышаются, растет и ставка,— поэтому сейчас во всем мире трудно получить кредит.

Но у нас эта ситуация усугубляется важным обстоятельством — высокой инфляцией. Прежде чем советовать банкам увеличивать кредитование реального сектора, государству стоит обуздать цены. В США февральская инфляция — 0,2% в годовом исчислении, в странах еврозоны — 1,2%, в России — 13,3% в 2008 г. и прогноз 13–14% в этом. Неудивительно. В 2007 г. мы вообразили, что схватили Бога за бороду и теперь можем свободно тратить деньги, накопленные благодаря высоким ценам на нефть. Расходы бюджета повысились в реальном выражении на 24,9% в 2007 г., в 2008 г. они вновь заметно выросли. Плюс ко всему благодаря хорошему платежному балансу, растущим золотовалютным резервам и высокой кредитоспособности на Россию обрушился мощный поток иностранных инвестиций. мы получили большую порцию спекулятивного капитала, который искал здесь легкого заработка. Это тоже подтолкнуло инфляцию.

Конечно, нефтяные цены не во власти российского правительства, но уровень бюджетных расходов — управляемый фактор. Если вы хотели избежать инфляции, вы должны были расходы уменьшать. Это не было понято, да и вообще трудно было обсуждать вопрос об экономии, когда лились потоки манны небесной в виде нефтедолларов. Люди, считающие, что они разбираются в экономике, говорили мне: эти невежды в Минфине загоняют нас неизвестно куда, мы вкладываем деньги в американскую экономику, ничего не строим. Жизнь показала, кто был прав. Во время кризиса у нас хотя бы есть резервы, к которым можно прибегнуть.

И все же нашим гражданам и предприятиям жить в кризисных условиях сложнее, чем в других странах. При инфляции 12% банк не может предоставлять кредиты меньше чем под 16–17%. Ему ведь тоже надо зарабатывать. Но кредит становится еще дороже из-за высокого уровня недоверия в российской экономике. Сегодня ставки уже 24–25%, а, если мы ничего не будем делать, они еще повысятся. Сейчас это главная опасность. Многие обвиняют ЦБ в том, что он зажимает денежную массу и тем самым душит реальную экономику. Советуют увеличить денежное предложение. Эти разговоры надо бы прекратить. Банк России сдерживает денежную массу, и сейчас это главный способ борьбы с инфляцией. Чтобы быстро справиться с проблемой, нужно сократить денежное предложение на 30–40%. тогда у вас все получится, но на улице окажутся толпы безработных, заводы встанут и все вспомнят шоковую терапию 1992 г. Поэтому ЦБ балансирует — чтобы ни банковской системе не повредить, ни реальной экономике.

Но кроме действий монетарных властей важно и поведение конкретных участников рынка. В других странах в условиях падения потребительского спроса продавцы, стремясь удержать покупателей, снижают цены. У нас цены растут — и дело не только в девальвации рубля или в том, что даже в российских товарах велика доля импортных составляющих. Достаточно посмотреть цены на тот же бензин: в США в прошлом году они упали в разы. В России падение едва заметно. Индекс бензиновых цен на 23 марта составлял 92,4% к декабрю 2009 г.

Разумной стратегией в нынешней ситуации была бы борьба за потребителя, а для этого нужно снижать или хотя бы не повышать цены. Если в вашей продукции высока доля импорта, следует размещать больше заказов на российских заводах — чтобы не тратить драгоценную валюту. Уверен, что статистика скоро покажет эту тенденцию. Но многие наши компании как будто хотят разориться: они держат цены, ожидая возвращения райского времени, когда товары будут стоить, как до кризиса. Тех, кто на это надеется, я могу назвать только одним словом — дураки. Не доживут.