• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Порок инфляции

Российская газета. 2007. № 243. 31 октября

Как писал в "РГ" научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, инфляция — естественное явление для рыночной экономики. И предугадать заранее, как поведут себя цены через полгода-год никто не может. Административные меры дают лишь временную передышку. Но как пружину ни сдавливай, рано или поздно "руки все равно устанут". И потому, уверены эксперты, надо заранее позаботиться не только о том, как минимизировать эти взлеты, но и предусмотреть защитные меры для тех, чьи доходы особенно страдают от превратностей инфляции.

Почему для большинства россиян она оказывается на 1,5—2 процента выше средней по стране

НАСТУПЛЕНИЕ на рост цен идет широким фронтом. Правительство принимает свои меры, введя ограничительные экспортные пошлины и сократив импортные. Регионы добавляют свои — договариваются с бизнесом, чтобы тот убавил аппетиты. Крупные производители и торговые сети решили заморозить цены на социально значимые продукты до февраля 2008 года.

Но, как писал в "РГ" научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, инфляция — естественное явление для рыночной экономики. И предугадать заранее, как поведут себя цены через полгода-год никто не может. Административные меры дают лишь временную передышку. Но как пружину ни сдавливай, рано или поздно "руки все равно устанут". И потому, уверены эксперты, надо заранее позаботиться не только о том, как минимизировать эти взлеты, но и предусмотреть защитные меры для тех, чьи доходы особенно страдают от превратностей инфляции.

КОМПЕТЕНТНО

Вячеслав Бобков, ДИРЕКТОР ВСЕРОССИЙСКОГО ЦЕНТРА УРОВНЯ ЖИЗНИ:

— Рост цен в основном идет на те товары и услуги, которыми больше всего пользуются малообеспеченные граждане. Это, прежде всего, продукты питания и услуги ЖКХ.

Не исключено, что по итогам этого года "инфляция для бедных", то есть рост цен на товары и услуги, входящие в прожиточный минимум, выйдет за рамки 10 процентов. Индекс потребительских цен в первом полугодии в сравнении с таким же периодом прошлого года составил 8,5 процента. Между тем корзина товаров и услуг для малообеспеченного населения стала "тяжелее" на 10 процентов (я специально взял данные по полугодию, чтобы было видно — подорожание началось не в сентябре, а раньше). Причем, как известно, заметнее всего росли цены на молоко, молочные продукты и хлеб. Однако примерно одна пятая часть всех "продовольственных" расходов в малообеспеченных семьях уходит на молоко и молочные продукты, примерно столько же тратится на хлеб. А вместе с мясными продуктами эти товары составляют более половины всех расходов на продукты. Доля потребления фруктов в "корзине" составляет всего 5,4 процента из общей величины расходов на продтовары.

Что же касается непродовольственных товаров, то здесь рост составил примерно 8,9 процента.

В этой группе товаров больше всего расходов приходится на так называемую костюмно-плательную группу — около 30 процентов. По ней цены выросли примерно на 9,5 процента. А стоимость товаров культурно-бытового и хозяйственного назначения, которые занимают в непродовольственной корзине для малообеспеченных одну пятую часть расходов, выросла примерно на 9 процентов.

Стоимость услуг, входящих в прожиточный минимум, выросла примерно на 15,4 процента. Но выше среднего показателя подскочили тарифы на газоснабжение — почти на 19 процентов, горячее и холодное водоснабжение — примерно на 17 процентов. Тарифы на оплату жилья увеличились примерно на 14,7 процента. Доля этих расходов в потреблении услуг составляет примерно 12 процентов.

Между тем к бедным в России относятся те граждане, чьи доходы не превышают прожиточного минимума (ПМ). Для каждого региона он рассчитывается в зависимости от цен на товары и услуги. Самый большой ПМ на Чукотке — 9229 рублей и в Ямало-Ненецком автономном округе — 6418 рублей. А меньше всех в Курской (2941 рубль) и Орловской (2881 рубль) областях. Доходы ниже двух прожиточных минимумов у нас в стране получает больше половины населения. Поэтому я считаю, что порог бедности надо установить хотя бы на уровне двух прожиточных минимумов. Мы называем это восстановительный потребительский бюджет. Этот показатель характеризует более-менее реальные условия, которые надо дать людям, чтобы удовлетворить их минимальные потребности. И именно до такого уровня надо поднять нижнюю планку доходов населения.

Евгений Гонтмахер, РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕНТРА СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ИНСТИТУТА ЭКОНОМИКИ РАН:

— Трудно что-либо возразить против подъема в два раза "черты бедности". Тем более что по производству ВВП мы, наконец, вернулись на уровень дореформенного 1991 года, когда, как известно, Указом Президента СССР Михаила Горбачева был введен именно МПБ — " минимальный потребительский бюджет" (примерно два нынешних прожиточных минимума).

Нынешняя официальная бедность рождает чувство самоуспокоенности — мол, бедность сама по себе рассосется по мере продолжения экономического роста. Такая мысль просматривается, например, в подготовленной минэкономразвития Концепции долгосрочного социально экономического развития России до 2020 года. А тут — 50 процентов! Эта цифра во многом переворачивает все проектировки на перспективу. Во весь рост встанет вопрос о необходимости новой перераспределительной политики — ведь нельзя и дальше мириться с положением, когда у кого-то жемчуг мелкий, а у кого-то — щи жидкие.

Объектом приложения такой политики должны стать три группы населения, которые и составляют большинство бедных, если пользоваться инструментом МПБ: молодые семьи с детьми, бюджетники и пенсионеры (включая сюда и инвалидов).

Сейчас многое делается для того, чтобы улучшить материальное положение семей с детьми. Но резервы для улучшения всё равно есть. Например, очень часто в роли малообеспеченных родителей оказываются бюджетники — врачи, учителя, работники культуры. У них очень ограниченные возможности для повышения своих заработков. Но и тут не проходит предлагаемая некоторыми популистами схема тотального и одномоментного увеличения в разы оплаты труда. Да, бюджетники, выполняющие важную социальную функцию по наращиванию в стране человеческого капитала, должны получать достойно — по крайней мере, не ниже, чем средний уровень зар платы по стране. Но в обмен общество ждет от них качественных услуг. Поэтому для начала надо выработать четкие и понятные критерии работы каждого специалиста, систему стимулирующих надбавок, а затем приступать к долгожданному повышению.

Что касается пенсионеров, то здесь ситуация сложнее: нужно принимать какие-то неординарные решения, серьезно усиливающие эффект от дежурных индексаций. Например, сделать наших ветеранов получателями дивидендов от акций, принадлежащих государству в таких компаниях, как "Газпром", "Роснефть", " Аэрофлот " и т. п. Примерные оценки говорят, что это может добавить к пенсии 1500— 2000 рублей в месяц. А если использовать доходы, получаемые от сдачи в аренду государственного имущества (прежде всего недвижимости), то цифры могли бы быть еще больше. В конце концов, старшее поколение, отдавшее свои силы на приумножение государственной собственности, имеет полное право пользоваться плодами своей трудовой жизни.

И, наконец, об инфляции, которая демонстрирует очень опасную динамику. Сейчас прилагаются экстренные усилия, чтобы остановить рост цен хотя бы на социально значимые товары. Но не надо забывать и о необходимости системной работы, чтобы не допускать подобных ЧП. Это, конечно, борьба со сговорами и монополиями, создание настоящей конкурентной среды, поддержка собственного производителя, умелое использование механизма экспортных и импортных пошлин. Но не в последнюю очередь — это создание системы социальной скорой помощи малоимущим. Например, при зашкаливании цен на социально значимый продуктовый набор за опасный предел, выдача не наличных денег всем подряд, а талонов на покупку товаров из этого набора по заранее подготовленным спискам действительно нуждающимся. Этим должны заняться региональные и муниципальные власти.