• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"Транснациональные компании — не дойная корова"

Business&FM. 2007. № 190. 16 ноября

О проблемах забастовочных движений, перспективах реформирования НДС и выкупа земель под промышленными предприятиями в интервью B&FM рассказывает президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

О проблемах забастовочных движений, перспективах реформирования НДС и выкупа земель под промышленными предприятиями в интервью B&FM рассказывает президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

B&FM: Забастовки, которые проводят новые профсоюзы, стали приметой этой осени...

АЛЕКСАНДР ШОХИН: На самом деле сегодняшние профсоюзы — действительно новое явление в социально-трудовых отношениях, поскольку они работают жестко. В начале 1990-х годов забастовки были, скажем так, нормальным явлением. Конечно, было достаточно поводов бастовать: и невыплаты зарплаты, и многие социальные проблемы. Сейчас ситуация изменилась. Основным направлением деятельности профсоюзов должны быть отношения с работодателями и их объединениями. И отраслевые, и региональные объединения работодателей, и общероссийские, на мой взгляд, сейчас как раз начнут консолидироваться. Но те же фордовские профсоюзы могут поставить под угрозу сам факт существования завода Ford в России, поскольку у таких транснациональных компаний всегда есть альтернативы.

И рассматривать такую компанию как просто дойную корову, которая, как заокеанский дядюшка, может решить все проблемы,— тоже, наверное, было бы неправильно.

B&FM: Тем не менее профсоюзы проводят забастовки и пока в основном их выигрывают. Если посмотреть на проблему чуть шире, что у нас вообще с трудовыми ресурсами?

АШ: У нас действительно ощущается острый дефицит квалифицированных рабочих кадров.

И это подпитывает жесткость требований профсоюзов.

Условно говоря, штрейкбрехеров брать неоткуда. В России ситуация на рынке труда очень тяжелая. Понятно, что и всплески инфляции — одно из следствий того, что рост заработной платы явно опережает производительность труда. Конечно, есть возможность сравнить с тем, сколько получает работник на Западе. Но сравнивать нужно и с производительностью труда.

B&FM: Как бы вы оценили те законы, которые регулируют этот рынок? Нужны ли какие-нибудь законодательные изменения?

АШ: Приведу один простой пример: закон о профсоюзах хороший — у нас профвзносы относятся на затраты, и с них налоги платить не надо. А вот работодатели только сейчас начали понимать, что им надо объединяться и создавать свои предпринимательские профсоюзы — объединения работодателей. Но затраты на содержание таких объединений, отстаивание общих интересов — они могут платиться только с чистой прибыли. Должен быть принцип взаимности.

Расходы на отстаивание своих позиций — почему бы не действовать по тому же принципу и не относить это на расходы предприятия?

B&FM: В РЖД сейчас формируется реальное профсоюзное требование — угроза забастовки за четыре дня до выборов в Госдуму.

АШ: Мы ничего плохого не видим в том, что формируются такие отраслевые профсоюзы.

Мы прекрасно понимаем, что люди могут в критической ситуации забастовкой потребовать что-то со своих работодателей. Это ведь перекинется на другие отрасли. Так может быть, отраслевой профсоюз и профсоюз работодателей могли бы начинающийся конфликт не то чтобы потушить, но попытаться найти компромисс, приемлемый для всей отрасли? И еще одна позиция, которую надо иметь в виду.

Любой инвестор смотрит, можно ли иметь дело с отраслью или регионом.

B&FM: Или попросту выводить капиталы… АШ: Многие смотрят на тот же Китай как на площадку, где можно разместить производство. Зарплата относительно низкая — раза в четыре как минимум ниже, чем в России.

Пенсионной системы нет как таковой. Вот что опасно: рабочих мест не будет, налогов в местные бюджеты не будет.

Нельзя еще один фактор не принимать во внимание — предвыборную кампанию. Грех не воспользоваться ситуацией, когда кандидаты в депутаты бьют себя в грудь и обещают помочь.

B&FM: Какова ваша позиция по НДС? Нуждается ли этот налог в реформировании?

АШ: Нас в этом вопросе беспокоит прежде всего плохое администрирование. Почти 100% налога при экспорте возмещается по суду. Проблема в том, что есть фирмы-однодневки, которые пытаются возместить себе НДС, не только не экспортируя товары, но даже не производя его. В итоге получается так, что добросовестный предприниматель кредитует государство.

Поэтому мы поставили вопрос о том, чтобы упорядочить НДС.

Это можно сделать несколькими способами. Например, резко снизить ставку, сейчас махинации с НДС возможны только потому, что он составляет 18%.

B&FM: Но министр финансов Алексей Кудрин против.

АШ: Мы посчитали, что если НДС будет 10%, то мошенничать с ним будет просто невыгодно. А добросовестные налогоплательщики от этого только выиграют. Второй вариант — заменить этот налог другим, который проще администрируется.

B&FM: Налогом с продаж?

АШ: Например, налогом с продаж. С этой идеей выступает руководитель экспертного управления администрации президента Аркадий Дворкович. Наконец, третий подход, который предложила "Деловая Россия",— НДС взимать не как косвенный налог, а как налог суммы составляющих добавленную стоимость.

B&FM: Взимать его с совокупности таких составляющих, как прибыль, амортизация, и фактически повысить другие налоги?

АШ: В этом случае все суммируется, и он фактически становится прямым налогом, а не косвенным. Но те беспокойства, которые у бизнеса были, остаются. В частности, получается, что при экспорте товаров у предпринимателей сохраняются все те же проблемы.

B&FM: К какому варианту вы склоняетесь?

АШ: Мы склоняемся к тому, чтобы все посчитать, сверить разные схемы. В феврале, когда мы встречались с президентом и обсуждали эту тему, я предложил до 10% снизить этот налог либо отказаться от него вообще, потому что его трудно администрировать.

B&FM: То есть, по ощущению, реформа все-таки готовится или нет? Ведь тема обсуждается долго и на самом высоком уровне.

АШ: Я думаю, до 2010 года ничего не произойдет. Поэтому мы считаем, что нужно как минимум зафиксировать, что мы реформируем НДС, что с этим НДС в 2020 год идти нельзя и даже в 2010-й лучше не вступать. "Деловая Россия" и "Опора", когда ходили к президенту, высказали эту идею.

B&FM: "Опора России" при этом от нее открестилась.

АШ: И правильно сделала. Мы собирали так называемый координационный совет предпринимательских союзов и в первую очередь решили публично не выносить эту тему на обсуждение, пока не договоримся между собой. Второе — обсудить с Минфином, выслушать их критические замечания, чтобы, условно говоря, подготовить ответы на соответствующие вопросы. И только после этого выходить на публичное обсуждение. Поэтому, когда глава "Деловой России" Борис Титов вынес это как предложение бизнес-сообщества, мы вынуждены были сказать, что бизнес, честно говоря, под этим подписаться пока не может.

B&FM: На бюро РСПП обсуждается тема выкупа земель?

АШ: С выкупом, мы считаем, что более или менее все в порядке. Речь идет не о плате за землю под приватизированными предприятиями, закон здесь нас вполне устраивает, хотя мы добивались тех норм, которые сейчас есть в законе, на протяжении четырех лет.

Нас теперь беспокоит кадастровая оценка. Дело в том, что выкупать землю можно за 2,5% от кадастровой оценки земли, но самой кадастровой оценкой можно манипулировать так, что эти 2,5% превратятся и в 10%, и в 20%. Поэтому мы хотели бы либо по правками в закон о едином кадастре объектов недвижимости, либо — в закон об оценочной деятельности утвердить норму, дающую право предприятию оспаривать результаты кадастровой оценки. Сейчас можно оспаривать только нарушение процедуры кадастровой оценки.