• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Обнищание обещаний ОТ КАКИХ ПРЕДВЫБОРНЫХ ОБЕЩАНИЙ ОТКАЗАЛОСЬ ПРАВИТЕЛЬСТВО

КоммерсантЪ-Деньги. 31 марта 2008

НЕ ПРОШЛО И МЕСЯЦА ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ, КАК РОССИЙСКИЕ ВЛАСТИ НАЧАЛИ ПЕРЕСМАТРИВАТЬ СВОИ ПРЕДВЫБОРНЫЕ ОБЕЩАНИЯ. ПЕРВЫМИ ЖЕРТВАМИ СТАЛИ НАДЕЖДЫ ГРАЖДАН И БИЗНЕСА НА СНИЖЕНИЕ ИНФЛЯЦИИ И НАЛОГОВ
Евгений Ясин, научный руководитель ГУ ВШЭ, бывший министр экономики РФ: — Когда мужчина хочет добиться взаимности от женщины, он ей обещает все что угодно. А после получения желаемого обычно происходит корректировка обещаний. Поэтому к мужским обещаниям, в том числе предвыборным, надо относиться с осторожностью.

ЦЕНЫ, ВПЕРЕД

В прошлый вторник, выступая на расширенной коллегии Минэкономразвития, вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин фактически признал, что правительство по предложению Минэкономразвития увеличивает верхнюю планку своего годового прогноза по инфляции с 8,5 до 9,5% годовых.

"Минэкономразвития предложило прогноз, что в связи с высокой волатильностью увеличивает оценку по инфляции до 9,5% с 8,5%. Мы не говорим, что инфляция будет 9,5%, мы увеличиваем неопределенность прогноза",— пояснил вице-премьер.

При этом Алексей Кудрин особо отметил, что в январе–феврале этого года инфляция была ниже, чем в первые два месяца 2006 года (3,5% против 4,1%); по итогам же 2006 года она составила 9%. Однако неопределенная ситуация на финансовых рынках плюс, видимо, прошлогодний опыт, когда Минфин и Центробанк до последнего настаивали, что инфляция по итогам года не превысит обещанных 8,5%, а она в итоге составила без малого 12%, заставили Минфин быть осторожнее.

Конечно, радует, что Минфин учится на своих ошибках.

В прошлом году, помнится, прогноз по инфляции власти повысили лишь в октябре, когда над нереальностью официальных цифр не потешался уже только ленивый. К тому же сложность прогнозирования инфляции в нынешних условиях в середине марта отмечала и ФРС США.

Вместе с тем возникает резонный вопрос: что такого произошло, что уже в первом квартале правительство бросилось пересматривать свои прогнозы? Инфляция пока вроде бы не выходит за рамки разумного, неопределенность на мировых финансовых рынках началась еще в конце лета прошлого года, тогда как 8,5-процентный инфляционный прогноз был представлен правительством 21 декабря 2007 года. Да и потом, если речь идет только об усилившейся неопределенности на рынке, надо было бы просто расширить диапазон оценки, опустив и нижнюю границу прогноза по инфляции, однако она осталась на тех же 7% годовых, что и раньше.

Вывод напрашивается только один. Цифры официального прогноза изначально были занижены, чтобы не портить избирателям настроение накануне выборов. Когда же политическая необходимость отошла на второй план, пришла пора скорректировать позицию правительства с учетом экономических реалий. И так произошло не только с прогнозами, но с конкретными экономическими идеями властей.

СТОП НАЛОГ

Не менее интересно складывалась ситуация со снижением НДС. Впервые на эту тему из первых лиц государства заговорил Владимир Путин.

На расширенном заседании Госсовета 8 февраля он заявил: "Необходимо установление единой и максимально низкой ставки НДС. Требуется упростить налоговую систему и вводить налоговые стимулы". Ровно через неделю — 15 февраля — тогда еще кандидат в президенты Дмитрий Медведев сделал идею снижения НДС главной в экономической части своей программной речи на экономическом форуме в Красноярске (подробнее см. "Деньги" от 25 февраля).

После выборов Владимир Путин еще раз вернулся к данной теме, но на этот раз был гораздо менее категоричен. На встрече с лидерами фракций Госдумы 12 марта он заявил: "Снижение НДС — это очень правильно, только надо подходить к этому очень осторожно.

Нужно сесть и посчитать, сколько составят выпадающие доходы и чем мы их заменим".

По поводу реализации политической воли двух президентов в правительстве даже разгорелась небольшая межведомственная война. 14 марта Минэкономразвития спешно направило в Минфин официальные предложения о снижении с 2009 года базовой ставки НДС до 12–13%. Но уже 19 марта, выступая в Госдуме, Алексей Кудрин заявил: "Унификация и снижение ставки НДС до 12% приведут к выпадающим доходам в объеме до 2% ВВП". И тогда встанет вопрос о сокращении расходных частей бюджета на "величину, равную годовому бюджету всей национальной обороны". При этом обычно сдержанный глава Минфина раздраженно заметил, что "предложения МЭРТа не подкреплены расчетами и не содержат оценки влияния снижения НДС на экономику".

А на коллегии МЭРТа Алексей Кудрин был еще более категоричен: "Сейчас готовность этого вопроса минимальная, в конце этой недели мы не внесем предложения по снижению НДС". При этом он сообщил, что премьер-министр Виктор Зубков еще 26 февраля дал поручение "к концу лета проработать и внимательно, с расчетами подойти сознательно к этому решению". По словам министра, только по завершении проработки этого вопроса к концу нынешнего лета "Минфин, скорее всего, сможет инкорпорировать принятое решение в следующий трехлетний финансовый план".

Таким образом, дискуссия о снижении НДС перенесена как минимум на год: обсуждение нового трехлетнего бюджета на 2011–2013 годы планируется начать в конце 2008-го, чтобы принять его весной 2009-го.

Впрочем, рассуждения о невозможности снижения НДС из-за угрозы значительных выпадающих доходов бюджета нисколько не мешают тому же Минфину ослаблять налоговое бремя для отдельных отраслей.

Вместе с идеей снижения НДС был отложен на 2010 год и вопрос о повышении НДПИ на газ.

На той же коллегии 26 марта Алексей Кудрин заявил: "Решение по НДПИ по газу отложено до 2010 года, после чего вернемся к рассмотрению этого вопроса". Министр пояснил, что задержка связана "с существенной инвестиционной программой " Газпрома"".

Инвесторам же, председателем совета директоров которых не является будущий президент России, повезло меньше. Так, Алексей Кудрин категорически отверг идею резкого снижения налогов на фондовом рынке.

Напомним, что 7 марта Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) представила в правительство доклад "О мерах по совершенствованию регулирования и развития рынка ценных бумаг на 2008–2012 годы и на долгосрочную перспективу", в котором ставится задача к 2012 году превратить Россию в мировой финансовый центр. Добиться этого ФСФР предложила за счет резкого снижения уровня налогообложения для участников рынка. "В 2009 году предполагается уточнить порядок формирования налоговой базы для отдельных категорий инвесторов и участников рынка и предусмотреть снижение ставок налога на доходы от инвестиций в ценные бумаги до нулевой ставки",— говорилось в докладе.

Алексей Кудрин заявил: "В рамках инновационной стратегии была поставлена задача создать в России финансовый центр и финансовую устойчивость. Когда это было объявлено, появились, на мой взгляд, может быть, самые примитивные предложения, которые приводят нас к созданию финансового офшора". И добавил: "Мы все-таки собираемся создать не Кипр, мы собираемся создавать лондонский Сити, например".

Впрочем, справедливости ради заметим, что в данном случае главу Минфина можно понять.

Предложение ФСФР тоже отдавало предвыборным популизмом. Во-первых, предложения о снижении соответствующих налогов со стороны регулятора фондового рынка звучат регулярно, во-вторых, ни к чему особенному саму службу не обязывают, так как за наполнение бюджета она не отвечает. И наконец, доклад появился как раз в тот момент, когда избранному президенту пришла пора задуматься о том, кого из глав министерств и ведомств пригласить в свое новое правительство

Рассуждения Минфина о невозможности снижения НДС из-за появления значительных выпадающих доходов бюджета не вошли в противоречие с его решением отсрочить повышение налога на добычу газа

* * *

ПРОВЕРКА СЧЕТА

Что еще обещали перед недавними выборами

Первая часть предвыборных обещаний по выплатам пенсий и зарплат выполнена. Закон "Об увеличении основных показателей федерального бюджета на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов" был принят Госдумой 15 февраля, одобрен Советом федерации 20 февраля и подписан президентом Владимиром Путиным 3 марта — на следующий день после выборов. Согласно этому закону, рост социальных расходов в 2008 году составит 331,3 млрд руб.

С 1 февраля началась выплата повышенных на 12% пенсий. С 1 августа базовую часть пенсий повысят еще на 15%. Бюджету в 2008 году это обойдется в 138,8 млрд руб. С 1 апреля правительство собирается проиндексировать пенсии еще раз (уже вне уточненного бюджета), но это решение пока не принято.

Зарплаты бюджетников были увеличены с 1 февраля на 14% (выплаты начались). Денежное довольствие и пенсии военных будут увеличены в два этапа: с 1 февраля — на 9% (выплаты начались, но с задержками), с 1 октября 2008 года — еще на 9%. Общая сумма дополнительных расходов бюджета на эти цели в 2008 году составит 190 млрд руб.

Не был обделен предвыборными обещаниями и бизнес. Помимо снижения НДС Дмитрий Медведев 15 февраля в Красноярске пообещал, что "частные расходы на образование, здравоохранение и пенсии должны относиться на затраты для целей налога на прибыль, а также должны быть освобождены от ЕСН и НДФЛ в социально разумной и максимально возможной степени".

Конкретные меры по реализации этих обещаний пока публично не обсуждались.

Наконец, премьер-министр Виктор Зубков 3 марта обещал в течение трех месяцев "повысить порог доступа предприятий малого бизнеса к упрощенной системе налогообложения с действующего уровня 28 млн руб. до 60 млн руб. и заменить единый налог на вмененный доход на уплату налогов с помощью патентов". Срок исполнения обещания истекает в начале июля. К этому времени в России уже будет новый премьер, причем, видимо, другой.

* * *

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Вы все еще верите обещаниям властей?

Евгений Ясин, научный руководитель ГУ ВШЭ, бывший министр экономики РФ: — Когда мужчина хочет добиться взаимности от женщины, он ей обещает все что угодно. А после получения желаемого обычно происходит корректировка обещаний. Поэтому к мужским обещаниям, в том числе предвыборным, надо относиться с осторожностью.

Если же по существу, то повышение неопределенности прогноза по инфляции вполне закономерно. По итогам января стал снижаться темп экономического роста. Если жестко удерживать инфляцию на заявленном уровне 8,5% (а можно и меньше — в российских условиях этого легко добиться), то это чревато потерей 2–3% в темпе экономического роста по итогам года. Правительство, видимо, решило, что лучше сохранить набранный темп роста ВВП, пусть даже и ценой несколько более высокой инфляции. С моей точки зрения, это решение верное, поскольку восстановить темпы роста после их падения гораздо труднее, чем удерживать инфляцию.

Идею же снижения НДС я с самого начала считал глупостью, которую кто-то подсунул лидерам в качестве предвыборного популизма. Основной проблемой для бизнеса являются не чрезмерно высокие ставки налогов, а плохое налоговое администрирование. В данном случае — трудности при законном возврате НДС.

Другое дело, что для улучшения администрирования надо иметь реальную политическую волю. Конкретные механизмы предлагала, например, "Деловая Россия": брать НДС не с выручки, а потом возвращать, а с предварительно рассчитанной компаниями добавленной стоимости — и потом при необходимости корректировать. Было также разумное предложение ввести счета-фактуры для расчета НДС.

Эти предложения не приняты и даже не обсуждены. И так будет продолжаться, пока налоговая служба останется силовым ведомством по выбиванию платежей, а не организацией, следящей за соблюдением законодательства.

Евгений Гавриленков, главный экономист ИК "Тройка Диалог":

— Я никогда особо властям не верил, поэтому слово "еще" тут не совсем уместно. Мне кажется, что инфляцию 8,5% или 9,5% даже несерьезно обсуждать, поскольку по итогам 2008 года это явно будет двузначная цифра. Причины понятны: популизм, бюджетные расходы, госкорпорации. А также попытки удержать на плаву якобы тонущую финансовую систему. Начинают говорить, что будут размещать средства фонда национального благосостояния или еще какие-то бюджетные деньги на счетах коммерческих банков. Все это из серии чего-то запредельного… То есть того, что нельзя делать, однако власть делает, а потом еще задается вопросом, почему инфляция высокая. Поэтому я считаю, что правительство не хочет бороться с инфляцией. Другого объяснения нет. Когда расходы растут такими темпами и одновременно говорится о нежелании иметь инфляцию — не бывает такого. Если мы хотим иметь низкую инфляцию, расходы надо увеличивать процентов на 13–14, а не на 30–40, как мы это ежегодно делаем.

Владимир Осаковский, главный экономист ИК "Юникредит Атон":

— Обещаниям властей я пока еще все-таки верю. Безусловно, заявленные ранее 8,5% инфляции были чересчур оптимистичны. Пересмотренный прогноз более реален, однако все еще не достигает вероятных уровней роста инфляции в этом году — по нашим оценкам, она составит 10,7%. В снижение НДС мы тоже по-прежнему верим. Обсуждение этого вопроса перенесли только на один год, ведь бюджет на 2010 год будет обсуждаться в следующем году. О вероятном снижении НДС начал говорить Путин и продолжил Медведев. Я полагаю, что, когда такие заявления следуют от президента и премьер-министра, это повышает вероятность того, что снижение произойдет в действительности.

Виталий Иваненко, партнер ЗАО "БДО Юникон": — Да, лично я верю обещаниям властей, хотя нет гарантий или обоснований возможности соблюдения сроков и налоговых ставок, которые озвучивает правительство. Естественно, министр финансов в первую очередь стоит на защите бюджета и, очевидно, не может позволить принять решение, которое подорвет бюджет государства. Я думаю, что 2010–2011 годы — это самые ранние сроки, когда может произойти снижение НДС, иначе Алексей Кудрин не озвучивал бы эти временные рамки. Тем не менее курс на снижение налога задан, и все понимают, в каком направлении необходимо действовать.

Халиль Шехмаметьев, начальник аналитического отдела ФК "Открытие":

— В правильных американских фильмах на подобные вопросы принято отвечать: "Без комментариев". В не менее правильных советских фильмах говорили: "На провокационные вопросы не отвечаю".

Если же серьезно, я думаю, что мало кто верил заявлениям правительства о планах снижения НДС. Думающие люди понимали большую степень рисков, которые несет такое намерение.

По крайней мере, Алексей Кудрин четко и неоднократно заявлял о рисках для бюджета. Аналогичная ситуация с инфляцией. Правда, здесь Минфин отстаивал несколько другую позицию: за счет занижения инфляции он получает большие по сравнению с планом доходы в бюджет.

Стоит также обратить внимание на определенную отстраненность части нашей элиты, когда речь заходит о планах и прогнозах. Для экспертов, которым нужно уменьшать неопределенность, важно четко представлять цели и задачи руководства. В принципе одной из задач государственного управления является снижение неопределенности.

Позиция Кудрина проста и понятна: ему нужен хороший государственный бюджет, и он за него борется. Поэтому его действия поддаются прогнозу.

С остальными все сложно. Но с другой стороны, я здесь родился, знаю правила игры — и мне от этого комфортно. Значит, с этим надо жить.