• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Время разбрасывания камней

Радио России. 4 апреля 2008

В какой мере России угрожает экономический кризис и, если такая угроза реальна, как это может сказаться на национальной безопасности и независимости? Как это скажется на жизненном уровне российских граждан? Наш собеседник и эксперт - преподаватель Высшей школы экономики Виктор Кимович Шпрингер.

В какой мере России угрожает экономический кризис и, если такая угроза реальна, как это может сказаться на национальной безопасности и независимости? Как это скажется на жизненном уровне российских граждан? Наш собеседник и эксперт - преподаватель Высшей школы экономики Виктор Кимович Шпрингер .

- Первый и главный вопрос, от обсуждения которого мы оттолкнемся: как может сказаться на жизненном уровне российских граждан опасность кризиса, о котором в последнее время говорят и ведущие экономисты, и высокие кремлевские чиновники?

ШПРИНГЕР: Если честно, сейчас сложно оценить масштабы кризиса по американской экономике. Если все ограничится, как надеются оптимисты, событиями последующих трех - шести месяцев, и на этом кризис завершится, то, думаю, серьезных последствий для России он не принесет, и мы вряд ли почувствуем, что там что-то произошло в американской экономике. Если кризис затянется, если американская экономика, а за ней экономики ряда других развитых стран испытают серьезный спад, то, безусловно, последствия для России будут достаточно серьезны.

- Вы являетесь преподавателем кафедры банковского дела, а кроме того, сами являетесь одним из ведущих сотрудников одного из ведущих банков. Также вы не только теоретик, вы - практик, доцент, защитили диссертацию... Я не случайно предваряю таким отступлением следующий вопрос: как теоретически в принципе может развиваться подобный кризис?

ШПРИНГЕР: Нужно честно сказать, что мировая экономика последние тридцать лет развивалась без серьезных потрясений. Последний серьезный экономический кризис, если брать развитый капиталистический мир, случился в конце 70-х. До этого кризисы совершались с некоторой заведомой периодичностью раз в двадцать - тридцать лет. Наверное, пришло время, которое условно можно назвать "время для кризиса". Дело в том, что кризис можно сравнить с землетрясением. Чтобы произошло землетрясение, необходимо, чтобы накопилось какое-то напряжение в земной коре. И потом, землетрясение в какой-то степени фактически разрешает напряжение, накопившееся ранее.

То же самое можно отнести к экономическому кризису. Какие-то диспропорции, неблагоприятные сдвиги накапливаются в экономике, и в конечном итоге кризис - тот момент, когда они выплескиваются наружу, становятся очевидны всем, и экономика перестраивается, чтобы в следующие двадцать - тридцать лет жить без кризисов. Если говорить о том, что произошло в Соединенных Штатах Америки, то там кризис системный. Финансовая система была построена таким образом, что фактически возникла огромная финансовая пирамида. То есть система кредитования строилась так, что каждый мог получить кредит, каждый жил в долг, а банки фактически выдавали новые кредиты на погашение старых.

Кроме того, система финансирования той же самой ипотеки была построена так, что ипотечные кредиты продавались на рынке; получали деньги от инвесторов, и эти деньги вкладывались в новые кредиты. Фактически, как говорил в свое время русский поэт Маяковский, любой "негр преклонных годов" мог получить кредит на виллу в Майами. Притом банк совершенно не заботило, сможет ли заемщик заплатить по этому кредиту: всегда существовала надежда, что недвижимость растет в цене, вы всегда сможете, что называется, реализовать дом и погасить задолженность по кредиту. И вот возникла проблема, экономика пошла на спад, цены на недвижимость стали падать.

- Мне довелось впервые попасть в Соединенные Штаты в ноябре 90-го года. Советская власть еще существовала в Советском Союзе, но уже шаталась, и было видно, что именно может произойти в ближайшее время. Я попал не в центральные районы, а в американскую глубинку, - достаточно состоятельное, богатое место, где увидел большое количество не заселенных домов, стоявших вдоль дороги при въезде в небольшой, но богатый город. Я поинтересовался, что это за дома. Мне ответили, что американцы склонны приобрести какой-то ипотечный кредит, потом, не сумев расплатиться, отдать дом, получить остаток денег и уехать в другой штат попытаться начать все сначала. И так может быть четыре - пять раз в жизни человека. Мне показалось это достаточно странным. Неужели такая судьба ждет и российских граждан, которые, не сумев укрепиться при получении ипотечного кредита, должны будут уезжать в другой регион? К чему это может привести? И возможно ли это в нашей стране, где человек всегда был привязан к своей территории?

ШПРИНГЕР: Думаю, привязанность к своим территориям в России во многом возникла потому, что, во-первых, люди не обладали значительным имуществом, которое можно было бы продать и на эти деньги начать жизнь на новом месте. Во-вторых, рынок труда и организация этого рынка в России очень серьезным образом отличается от американской модели. В Америке совершенно нормальна ситуация, когда ты жил в одном штате, скажем, на Среднем западе, потом выяснил, что можно получить нормальную работу в Калифорнии, все бросил и поехал начинать новую жизнь в Калифорнии с нуля.

- А как же быть с ипотечным кредитом?

ШПРИНГЕР: Очень просто: ты продаешь свое имущество, фактически гасишь кредит или оставляешь дом банку на реализацию, получаешь остаток средств и едешь с ним в Калифорнию, где начинаешь с нуля...