• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Зачем уронили рубль?

Банки и деловой мир. 6 марта 2009

28 января в Российском союзе промышленников и предпринимателей состоялся круглый стол на тему «Валютный курс и его влияние на российскую экономику». Вели заседание президент РСПП Александр Шохин и первый исполнительный вице—президент Союза Александр Мурычев.

Учитывая ситуацию, на фоне которой проходило мероприятие, можно было ждать большого интереса к нему. Так и получилось: зал заседаний был полон, да и в фойе перед монитором практически не осталось свободных мест. К слову сказать, комиссия РСПП по банкам и банковской деятельности и Экспертный совет союза в последнее время проводят немало дискуссий по актуальным проблемам. Но эта, конечно, оказалась одной из наиболее «горячих». Разумеется, всех сегодня интересует, когда кризис если и не закончится, то хотя бы выйдет из острой фазы. Открывший заседание Александр Шохин был осторожен в оценках и согласился с мнением, что «точкой ясности» станет март—апрель, когда станет понятно, в какую сторону развивается экономическая динамика и как сказываются на ней принятые властями антикризисные меры. Тем не менее предварительные оценки и прогнозы можно делать и сейчас. Во всяком случае, сегодня можно видеть некоторые последствия «плавной» девальвации национальной валюты. Этой теме и посвятил свой доклад директор Центра экономических исследований МФПА Сергей Моисеев. Поскольку в основном разделе БДМ вы можете прочесть его статью, не стану повторять ее тезисы, скажу лишь, что, по мнению С. Моисеева, пока переходить к плавающему курсу рано. Оптимальным выходом он считает установление коридора бивалютной корзины на квартал, но не советует принимать жестких обязательств по его соблюдению.

Но что будет дальше с нашей национальной валютой? По мнению Алексея Ведева, директора Центра стратегических исследований Банка Москвы, нынешний год пройдет «под знаком слабого рубля». Поэтому необходимо максимально использовать меры, препятствующие оттоку капитала, в том числе и за счет возвращения к обязательной продаже валютной выручки. Не стоит ждать от девальвации рубля того эффекта, который страна получила после дефолта. Более того, сегодня он может быть с обратным знаком — ведь две трети импорта в Россию приходится на машины, оборудование, сырье и комплектующие, и его снижение приведет к остановке наиболее конкурентных производств. Свое мнение — у президента Ассоциации региональных банков России Анатолия Аксакова, который убежден, что денежные власти должны перейти к свободному рыночному курсу рубля. Это даст возможность регулировать стоимость денег в экономике через ставку рефинансирования.

А Евгений Надоршин — главный экономист Национального банка «Траст» — полагает, что в девальвации и вовсе нужды не было. Создав комфортные условия для нескольких (хотя и бесспорно важных для нашей страны) секторов, мы вернулись к началу двухтысячных. И говорить об инновационном позиционировании на фоне девальвации рубля просто не приходится. Как всегда ярко выступал директор Института народнохозяйственного прогнозирования Виктор Ивантер, заявивший, что не видит вселенской катастрофы в снижении цены нефти до 40 долларов за баррель, поскольку ее себестоимость, включая транспортировку, колеблется в диапазоне $12—15. «Так чего мы дергаемся—то?» — задал академик риторический вопрос. По его мнению, в валютной политике «мы, конечно, бежали немного впереди паровоза, все либерализовали, даже несколько избыточно». И, видимо, к чему—то стоит вернуться, «только не кидаться в обратную сторону». Оценивая шаги Банка России по девальвации, В. Ивантер признал, что «хорошего варианта не было». Но главные проблемы — не столько собственно в финансовой сфере, сколько в экономике в целом.

Председатель комитета Совета Федерации по финансовым рынкам и денежному обращению Дмитрий Ананьев вышел за рамки дискуссии и сосредоточился на предварительной оценке антикризисных мер правительства, охарактеризовав их как «не всегда правильные». В частности, сенатор довольно жестко отозвался о линии регулятора на повышение ставки рефинансирования, на попытки с помощью «ручного управления» поддержать небольшую часть компаний и высказал опасение, что эти меры могут быть не слишком эффективными, более того, они способны подорвать развитие малого и среднего бизнеса. Кроме того, в дискуссии приняли участие старший вице—президент Росбанка Михаил Ершов, депутат Государственной Думы, член комитета по финансовому рынку Павел Медведев, начальник отдела финансовых институтов ОТП Банка Игорь Суздальцев, директор Банковского института ГУ—ВШЭ Василий Солодков и другие.

...Разумеется, на таких заседаниях не принимают судьбоносных решений. Тем не менее они чрезвычайно важны, ибо позволяют, как говорится, «сверить часы», понять настроение в бизнес—среде и — нащупать пути выхода из кризиса. А это сегодня — задача номер один.