• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Экспансия без агрессии

Ведомости. 24 августа 2009

Заместитель генерального директора Института "Центр развития" ГУ-ВШЭ Валерий Миронов о растущих секторах экономики

 

Денег нет, но перспективы остаются

По итогам полугодия приток прямых иностранных инвестиций в нефинансовый сектор России сократился почти наполовину до $6,1 млрд, сообщил Росстат. Инвесторы откладывают новые проекты, но рынок покидать не намерены

В январе - июне иностранные инвесторы вложили в Россию $32,2 млрд (на 30,9% меньше, чем год назад). Прямые инвестиции в нефинансовый сектор упали на 45% до $6,1 млрд.

Бурный рост инвестиций прервался в 2008 г., когда за рубежом уже разворачивался кризис. Это глобальная тенденция, указывает партнер E&Y Александр Ивлев. В 2008 г. поток мировых прямых инвестиций сократился на 17%, в 2009 г. может упасть еще на 45%, прогнозирует Economist Intelligence Unit.

Но не все отрасли страдают одинаково. Прямые инвестиции в российскую добычу полезных ископаемых упали на 42%, в электроэнергетику - на 97%, в финансовый сектор - на 78%, в строительство - на 50%, в обработку - на 18%. Торговля же получила на 2,5% больше, чем в 1-м полугодии 2008 г., а химпром и металлургия - на 23,3% и 61,2%. "Данные удивительно соотносятся с динамикой растущих секторов промышленности", - подмечает замгендиректора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов: так, в июне росли 19 секторов, и 11 из них относятся к химической отрасли, металлургии и ее поставщикам. Но растут ли они благодаря инвестициям или инвестиции поступают благодаря восстановлению спроса и выпуска, пока не ясно, рассуждает Миронов.

Из крупных сделок в металлургии за этот период - только передача "Мечелом" корпорации Bluestone Coal 83,3 млн привилегированных акций (15% от уставного капитала) в рамках завершения покупки ее угледобывающих активов, говорит Дмитрий Смолин из "Уралсиба": стоимость "префов" могла составить $300-400 млн. Приобретение Bluestone "Мечел" начал год назад, успел заплатить $436 млн, а потом грянул кризис и для завершения сделки пришлось рассчитаться акциями, вспоминает Смолин. Представитель "Мечела" не комментирует причины использования "префов".

В кризис деньги дорогие, зато тем, у кого они есть, проще купить готовый бизнес, чем основывать новый, советует Миронов. У многих конкурентов проблемы и можно увеличить долю рынка, согласен Евгений Надоршин из "Траста".

Эта стратегия реализуется в ритейле, встретившем кризис с огромными долгами. Media Mаrkt намерен открыть 5-8 крупных магазинов; Auchan собирается запустить еще шесть. В этом году в Россию пришли крупнейшая сеть по торговле одеждой H&M, второй в мире по обороту ритейлер Carrefour, один из крупнейших европейских ритейлеров товаров для дома Kika Group (по франшизе). "Розничный рынок России обладает значительным долгосрочным потенциалом", - смотрит в будущее член правления Carrefour Group Тьерри Гарнье.

Отраслевые инвесторы если приходят, то всерьез и надолго, говорит партнер, руководитель департамента корпоративных финансов Grant Thornton Иван Сапронов. А придя - не уходят. "Компании сокращают инвестиции, но сохраняют стратегическое присутствие", - отмечает Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank.

Отечественные компании сдавать рынок тоже не намерены: по данным Grant Thornton, 90% опрошенных предпринимателей не готовы продавать бизнес из-за кризиса. "Просто люди не всегда реалистично настроены", - рассуждает Сапронов: если не со всем бизнесом, то с его частью приходится расставаться из-за отсутствия долгового финансирования. Чешская PPF Group приобрела контроль над "Эльдорадо" в счет кредита в $500 млн, Unilever - часть бизнеса "Балтимора", задолжавшего банкам 1,2 млрд руб. Но и покупателей подешевевших активов не много: взносы в капитал в структуре прямых инвестиций рухнули сильнее всего - на 57%.

Агрессивные планы отложены, инвесторы завершают начатые проекты, а вместо новых вливаний дают бизнесу развиваться на собственную прибыль. Кредиты от совладельцев, которые еще в I квартале росли на 5,4%, за шесть месяцев сократились на 30%, реинвестированные доходы выросли на 35,3%, а "прочие прямые инвестиции" (в частности, оборудованием) - на 22,8%. "Компании реинвестируют прибыль, значит, имеют долгосрочные цели", - радуется Лисоволик.

Откладываются проекты, инвестиции в которые не начаты. Suzuki отказалась от участка под автозавод в Петербурге, Stora Enso отложила выбор площадки для строительства ЦБК в Нижегородской области, Pirelli заморозила проект строительства завода автопокрышек, Indesit Company отложила строительство третьего в России завода, Rautaruukki передумала строить завод по производству металлоконструкций.

Начатое не бросают: Rockwoоl Int., приступившая к строительству завода по производству минераловатной изоляции в Татарстане накануне кризиса, намерена завершить проект; Alcoa закончила модернизацию Самарского и Белокалитвинского металлургических заводов; Quinn Group в разгар кризиса открыла первую очередь логистического центра "Q-Парк Казань". Новые проекты стартуют в партнерстве с российскими компаниями: "Русполимет" заявил о проекте с немецкой Silbitz Guss по выпуску жидкой стали, аргентинская Gherardi намеревалась с ростовским дистрибутором "Агротехник" наладить сборку агрегатов для посева; "Татнефть" освоит битумные месторождения с канадской CTI.

Рынок с населением в 140 млн человек очень перспективен, а кризис не вечен, замечает Сапронов: если прямые инвесторы сокращают вложения, то инвестфонды "продолжают и не останавливаются". Так, "Седьмым континентом" интересовались инвестфонды Apax Partners, Baring Vostok Capital Partners, TPG. Спад инвестиций - явление временное, как и кризис, уверены эксперты. "Денег-то много напечатали, компании и банки оживают - если не будет нового шока, вложения вырастут, просто участники сменятся", - рассуждает Евгений Гавриленков из "Тройки диалог".

Объем российских инвестиций за рубеж в январе - июне составил $43,5 млрд - больше, чем в Россию, и снизился меньше - на 16,8%. Главный бенефициар - Швейцария, получившая 43% российских инвестиций ($18,7 млрд). Вряд ли это экспансия - скорее вывод средств, а Швейцария заменила впавшие в немилость офшоры, рассуждает Лисоволик. Швейцария - это банки и, возможно, часть средств резервировалась под выплату долгов, согласен Гавриленков. Активы за рубежом - резерв корпораций и в кризис многие использовали "подушку безопасности" - продавали активы для решения долговых проблем, говорит Лисоволик.

Объем погашенных в России инвестиций - $38,2 млрд, Россия погасила $31,8 млрд. "В инвестпотоках понятия "мы" и "они" очень размыты", - отмечает Гавриленков, что заметно по разнице данных Росстата, который не считает приток средств от "дочек" российских компаний за иностранные вложения и наоборот, и ЦБ, который фиксирует пересечение финансами границы. По данным ЦБ, приток прямых иностранных инвестиций в небанковский сектор за полугодие составил $17,3 млрд, а прирост иностранных активов - $36,4 млрд.