• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Указанные в стратегии показатели недостижимы

Наука и технологии России (STRF.ru). 26 января 2011

Согласно проекту инновационной стратегии РФ, к 2020 году пять процентов всех новых статей в WoS должны быть написаны российскими авторами.

Ключевой индикатор, по которому будут оценивать прогресс нашей науки, – доля отечественных публикаций в общем массиве научных работ, индексируемых базой Web of Science (WoS). Согласно проекту инновационной стратегии РФ, к 2020 году пять процентов всех новых статей в WoS должны быть написаны российскими авторами. В 2008 году этот показатель равнялся 2,48 процента. Можно ли в два раза поднять долю российских публикаций в мировой науке, мы выясняем у Владимира Пислякова старшего научного сотрудника Форсайт-центра, заместителя директора по управлению электронными ресурсами библиотеки НИУ-ВШЭ.

Владимир, как менялась доля публикаций из России в WoS за последние десять лет?

– Давайте возьмём две базы данных, входящие в состав WoS, – Science Citation Index Expanded и Social Sciences Citation Index, – а из всех типов публикаций оставим собственно исследовательские статьи и научные обзоры. Тогда окажется, что с 1999 по 2009 годы доля публикаций отечественных (со)авторов в WoS упала с 3,50 процента до 2,42. В среднем получается снижение со скоростью около 0,11 процентных пункта в год. Причём в целом эта тенденция сохранялась на протяжении всего промежутка. Единственным исключением стало ощутимое увеличение доли в 2008 году (2,49 процента) по сравнению с предыдущим, 2007 годом (2,44 процента), но это, скорее всего, эффект включения в WoS дополнительных российских изданий, что произошло как раз в данный период (расширение примерно на 30 процентов наименований журналов). В 2009 году доля вновь упала до 2,42 процента, то есть ниже показателя двухлетней давности.

Сильно ли это отличается от наукометрических показателей СССР?

– Если судить по нынешнему состоянию WoS, СССР в 1980 году давал около 5 процентов документов, однако некоторые исследователи (Wilson, Markusova, 2004) обращают внимание на ошибки в базе, которые, вероятно, на один–два процента занижают этот показатель. Так что реальный процент ещё выше.

А как менялось общее количество статей в WoS (все страны вместе) в последние десять лет?

– Общий рост за десять лет составил около 3,7 процента в год (с 0,78 до 1,16 миллиона документов), однако он весьма неравномерен и существенно меняется от года к году. В последнее время он близок к 4,5–5 процентам ежегодно. Это связано не только с увеличением числа публикаций в журналах, но и с ростом количества изданий, охватываемых WoS.

Можно ли говорить о смене стран-лидеров?

– Если брать ведущие страны Северной Америки и Западной Европы, то их доля в общем массиве публикаций WoS с 1999 по 2009 годы несколько уменьшилась. У США, например, с 32,8 процента до 28,3 процента.

Если раньше мы говорили, что «у каждой третьей статьи в мире есть (со)автор из США», то сейчас уже правильней говорить о «каждой четвёртой».

Доля статей Великобритании снизилась с 8,9 до 7,6 процента, Германии – с 8,6 до 7,4 процента, существенный спад у Японии – с 9,2 до 6,6 процента. Отметим, что это снижение доли сопровождается увеличением абсолютного числа статей: от 27 процентов у США и Германии за десять лет до 5,5 процента у Японии.

Конечно, снижение доли публикаций этих стран происходит благодаря «вытеснению» прежних гегемонов государствами Восточной и Южной Азии. Наиболее стремителен фантастический взлёт Китая (здесь мы говорим о числе публикаций, не касаясь их научного уровня): доля выросла более чем в три раза – с трёх до 10,8 процента, а абсолютное число статей за десятилетие выросло более чем впятеро. Поэтому ряд учёных (Shelton, 2008; Zhou, Leydesdorff, 2006) прочат Китай в будущие лидеры библиометрических соревнований. Индия увеличила свою долю с 2,2 до 3,4 процента, Южная Корея – с 1,6 до 3,2 процента.

Как Вы оцениваете вероятность достижения Россией поставленного показателя в пять процентов к 2020 году?

– К сожалению, мне это кажется неосуществимым. Чтобы повторить «китайское библиометрическое чудо», нужны революционные изменения в научной и образовательной политике. Предпосылок к этому сейчас нет, и, по-видимому, в ближайшие годы они объективно невозможны. К тому же хотя результаты 2010 года оценивать пока рано (WoS продолжает пополняться), но, по очень предварительным оценкам, доля России опять уменьшится по сравнению с 2009 годом.

Возможно некоторое приближение к прогнозному показателю «с чёрного хода», в случае массированного включения в WoS дополнительных российских журналов – скажем, сотни–полутора наименований. Но при этом неплохо бы ещё ввести мораторий на добавление изданий других стран, чтобы уж не мешали нашим пяти процентам. Говоря серьёзно, едва ли у нас есть столько достойных журналов для попадания в WoS, рассчитывать на это не стоит, хотя это, конечно, вопрос, скорее, к политике и политикам из Thomson Reuters (компания–разработчик WoS – STRF.ru). Замечу только, что сейчас китайских изданий в WoS меньше, чем российских.

В целом же, мне кажется, если бы к 2020 году мы достигли показателя четыре процента, это был бы прекрасный результат – настоящий прорыв.

Насколько адекватен выбранный авторами показатель для оценки прогресса в нашей науке?

– Если у нас может быть один-единственный, чисто библиометрический показатель в целевых индикаторах стратегии, то этот вполне адекватен. Немаловажно, кстати, что он всем понятен. Более «тонкие» индикаторы придётся постоянно разъяснять, при этом у каждого тоже будут свои минусы. Число статей в Nature и Science? Односторонне. Совокупный импакт-фактор? Трудозатратно и непросто интерпретируемо. Суммарная цитируемость? Серьёзное запаздывание. Доля статей в международном соавторстве? Это вообще про другое.

Все эти показатели, несомненно, полезны в качестве дополнения к «доле статей», но не как замена ей. Думаю, в дальнейшем и они появятся, более того, о цитируемости в тексте стратегии уже говорится, она просто не вынесена в целевые индикаторы. Надо с чего-то начинать.