• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Девушкам старше 30 не звонить! Международная организация труда обвиняет Россию в дискриминации по возрасту

Российская Бизнес-газета. 2007. № 606. 5 июня

Директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон указывает и на другие причины отказов: "Люди в возрасте получали профессиональную подготовку в советское время, сейчас многие их навыки не нужны на рынке, а переподготовка стоит дорого. Более того, уровень образования пожилых людей в целом ниже, чем у молодежи. Есть множество профессий "не для пожилых", например, биржевой брокер — это требует здоровья, нервов, быстрой реакции".

МЕЖДУНАРОДНАЯ организация труда (МОТ) опубликовала доклад "Равенство в сфере труда: ответ на вызовы", посвященный новым формам дискриминации при приеме на работу. Немалое внимание эксперты уделяют эйджизму — ущемлениям по возрастному признаку. Увы, МОТ констатирует: Россия — одна из тех стран, где это явление распространено очень широко.

За объявление "Требуется секретарь. Девушкам старше 30 не звонить" в США можно попасть на скамью подсудимых. В России ни Конституция, гарантирующая гражданам равные права, ни статья 64 Трудового кодекса, запрещающая необоснованные отказы при приеме на работу, препятствием для вышеупомянутых отказов не являются. Ограничения по возрасту воспринимаются как обычная практика, которой никого не удивишь.

До 16 и старше — В первую очередь дискриминация касается молодежи, — рассказывает директор Независимого института социальной политики Татьяна Малева. — Эта тенденция проявилась еще 10—15 лет назад в период экономического спада. Уже несколько лет страна живет в условиях роста экономики, однако проблема не исчезает.

Почему когорта "до 29 лет" так уязвима? "За те же деньги, — объясняет эксперт, — работодатель нередко предпочитает взять сотрудника с большим стажем и опытом. Еще одна причина заключается в том, что современная система образования серьезно отстает от рынка труда. Человек может получить престижный диплом, но его знания попросту "не совпадают" с требованиями работодателя. Добавим сюда то, что первое рабочее место — это лишние хлопоты и издержки для фирмы, ведь человека надо, к примеру, поставить на учет в Пенсионном фонде".

— При приеме на службу работодатели нарушают все мыслимые законы, — сетует менеджер кадрового агентства Елена Шанина. — "Опыт работы от 3 лет на аналогичной должности" — какому молодому специалисту по зубам такое требование? Но бывает, что у вчерашнего студента при полном отсутствии опыта наблюдаются огромные амбиции, вот фирма и осторожничает.

— Поскольку молодые работники "неудобны", — продолжает Татьяна Малева, — среди них очень распространена неформальная или временная занятость. Пока сотрудник не начнет задумываться о таких вещах, как профессиональный рост, будущая пенсия, это нередко выгодно и ему, и работодателю. Молодые люди остаются социальной и трудовой базой для неформального рынка труда. Однако реально работа у них есть, что не всегда учитывается статистикой. "Не видит" она и работающих студентов — этот феномен сегодня активно приживается в России.

Рубеж № 45 — Подавляющее большинство компаний просит найти им специалистов до 40—45 лет, — говорит Елена Шанина. — Людям постарше найти работу очень сложно.

Случаются иногда очень драматичные истории. У соискателя — огромный успешный опыт работы, а он получает отказ.

— Для коммерческого сектора трудовая биография человека заканчивается в 50—55 лет, — соглашается Малева. — Руководителю неудобен человек, который может проработать всего несколько лет. Причем, год он потратит на то, чтобы вникнуть во все тонкости.

Директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон указывает и на другие причины отказов: "Люди в возрасте получали профессиональную подготовку в советское время, сейчас многие их навыки не нужны на рынке, а переподготовка стоит дорого. Более того, уровень образования пожилых людей в целом ниже, чем у молодежи. Есть множество профессий "не для пожилых", например, биржевой брокер — это требует здоровья, нервов, быстрой реакции".

У психолога Марины Берковской свое мнение: "Когда без пяти минут пенсионер приходит на собеседование, поневоле возникают подозрения: с чего это специалист экстра-класса лишился места?

Прибавим сюда и то, что после 45 человек нередко теряет гибкость, может не согласиться с решением руководства. Вот многие компании и предпочитают "зеленых", но более покладистых. К тому же большинство руководителей в коммерческой сфере совсем еще молоды, им нравится видеть вокруг себя сверстников".

Впрочем, по наблюдениям Берковской, положение в последнее время начало меняться к лучшему, работодатели постепенно учатся адаптировать "стареньких новеньких" к коллективу. Ценится и то, что сотрудник после 45 лет, как правило, меняет работу в последний раз. Он вряд ли продвинет компанию резко вперед, зато надежен, не сбежит через пару месяцев.

Особенность нашего национального эйджизма и в том, что его проявления практически невозможно оспорить.

— Получив отказ, люди, как правило, ничего не предпринимают, — говорит юрист Галина Василенко. — Понять их можно.

По закону человек может обратиться в суд. Но проблема в том, что отказ не оформляется приказами и распоряжениями, а, следовательно, с юридической точки зрения, не существует. Шансы доказать факт дискриминации есть только тогда, когда имеется письменный ответ работодателя с указанием причины отказа. Но, допустим, вы выиграли дело в суде. Как после этого сложатся отношения с руководством?

Бюджетник — категория дефицитная — Любой простой и короткий ответ на вопрос о состоянии рынка труда в России будет неверным, — вздыхает Владимир Гимпельсон. До сих пор речь шла лишь о коммерческих структурах. "В бюджетной сфере, — отмечает директор Центра трудовых исследований, — дефицит кадров настолько велик, что возраст никакой роли не играет. О дискриминации говорить не приходится".

По данным Независимого института социальной политики, сегодня работают до 18 процентов пенсионеров. В Пенсионном фонде называют другую цифру — 9378 тысяч человек (примерно треть общего числа людей старше 55— 60 лет). В сфере ЖКХ они составляют 18 процентов, в образовании — 21, в здравоохранении— 22.

Каждый восьмой рабочий в России — пенсионного возраста.

Графы "профессионализм" в паспорте нет. И хотя профессия не имеет возрастной принадлежности, легче порой проломить стену, чем преодолеть сложившиеся стереотипы. И все же волейневолей работодателям придется это делать. Хотя бы потому, что, по данным МОТ, в 2020 году доля людей старше 60 лет вырастет в развитых странах до 26 процентов. "Во всем мире экономически активным считается население до 72 лет, — добавляет Татьяна Малева. — К тому же надо учитывать и такие объективные факторы, как удлинение образовательного цикла".