• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вектор культурных изменений

OPEC.RU. 26 мая 2010

На симпозиуме памяти Самюэля П. Хантингтона "Культура, культурные изменения и экономическое развитие" эксперты отметили, что комбинация экономических и культурных индикаторов объясняет вариативность реальных экономик лучше, чем это делают одни экономические индикаторы.

В своем экономическом развитии общество вынуждено, в конечном счете, считаться с особенностями культурного наследия стран и регионов, а комбинация экономических и культурных индикаторов объясняет вариативность реальных экономик лучше, чем это делают одни экономические индикаторы, отмечалось на симпозиуме памяти Самюэля П. Хантингтона "Культура, культурные изменения и экономическое развитие".

Одно из исследований, представленных на симпозиуме, было подготовленно профессором ГУ-ВШЭ Надеждой Лебедевой , доцентом ГУ-ВШЭ Александром Татарко и научным руководителем ГУ-ВШЭ Евгением Ясиным . В нем в рамках концепции социокультурных факторов экономического развития, объединяющей подходы Р. Инглхарта и Ш. Шварца, исследователи построили карту основных культурно-экономических векторов.

Эмпирических исследований, в которых рассматривается связь культурных измерений с социально-экономическими параметрами, в настоящее время буквально единицы, хотя теоретических работ по этой тематике немало. Однако до сих пор рассматривалась только взаимосвязь макроэкономических показателей и культурных измерений.

В исследованиях последних лет предложен ряд шкал для измерения культурных ценностей, что важно - ценностей универсальных, позволяющих сопоставлять системы ценностей, характерных для разных культур, оценивать их продуктивность с точки зрения развития экономики и культуры различных стран и режимов в определенных политических условиях.

База исследования

Эмпирической основой исследования ГУ-ВШЭ стали базы данных международных исследований - Всемирного обзора ценностей (WVS), Европейского социального исследования (ESS), базы данных по ценностям и измерениям культур Г. Хофстеда, Ш. Шварца, базы международных исследований, посвященных изучению уровней удовлетворенности жизнью, демократией, индекса коррупции и т.п., а также базы объективных экономических показателей по разным странам: уровень ВВП на душу населения, индекс человеческого развития, ожидаемая продолжительность жизни и т.п.

Для анализа в рамках исследования были отобраны три среза, наиболее полно характеризующиеся преемственностью участвующих в исследовании стран, - 1995, 2000 и 2005 гг. В зависимости от года проведения исследования опросники включали разное количество вопросов: 259 вопросов (2005 г.), 245 вопросов (2000 г.), 236 вопросов (1995 г.), касающихся широкого круга тем.

В опроснике каждой из 3-х серий исследования присутствовали практически одинаковые блоки: "отношение к политике, общий уровень политической активности", "планирование жизни, представление о настоящем и будущем", "социальное, экономическое благополучие", "доверие к людям и социальным институтам", "социально-демографические характеристики" и др.

Из опросника ESS были отобраны различные субъективные индикаторы, например, удовлетворенность жизнью, отношение к мигрантам, демократии, представителям аутгрупп, субъективный уровень счастья, удовлетворенность правительством, здравоохранением, образованием и т.д.

Далее база данных была дополнена показателями по культурным ценностным ориентациям в методологии Шварца (SVS). Базы WVS и ESS включают показатели по индивидуальным ценностям в методологии Шварца, для построения концепции необходимы были ценности культурного уровня. По просьбе авторов Ш. Шварц предоставил средние значения по интересующему набору стран по каждому из 7 блоков ценностей культурного уровня: Мастерство, Гармония, Принадлежность, Интеллектуальная Автономия, Аффективная Автономия, Иерархия, Равноправие.

В конечном варианте подготовленная исследователями единая база данных состояла из 243 показателей по 91 стране. Не по всем странам имелись данные по всем показателям, поэтому при разработке комбинированных осей культурных измерений, позволяющих прогнозировать социально-экономическое развитие стран, было задействовано 56 стран, по которым имелись все необходимые культурные параметры.

Культурные ареалы

На рисунке показано, какие значения по осям имеют страны, входящие в культурные ареалы.

По осям рисунка:

Измерение 1 включает следующие ценности: свобода, широта взглядов, любознательность, творчество, удовольствие, разнообразие жизни, наслаждение жизнью, мир на земле, единство с природой, мир прекрасного, защита окружающей среды, самовыражение, качество жизни, счастье, политическое принятие, толерантность, доверие к людям. Данное измерение предполагает акцент на активной и осознанной творческой самореализации человека, в том числе через социальное и политическое принятие и участие в благоустройстве окружающего мира.

Измерение 2 - равноправие, социальная справедливость, ответственность, помощь, честность. При этом люди придерживаются мнения, что в детях важнее воспитывать независимость и решительность, чем повиновение и религиозность, аборты допустимы в определенных обстоятельствах. Возникает ощущение, что это измерение отражает ценности, основанные на фундаменте очищенного от догм и предрассудков жизненного опыта респондентов.

В Западноевропейский культурный ареал (I) входит группа стран-лидеров Северной и Западной Европы. У населения этих стран развиты постматериалистические ценности: автономия, самовыражение, равноправие, гармония, толерантность, политическое участие. Они принимают культурно-отличных мигрантов, терпимы к сексуальным меньшинствам, борются с национализмом, в этих странах высокий уровень демократии, гендерное равенство (женщины-президенты уже не редкость). Лидируют в этом ареале протестантские страны: Швеция, Германия, Норвегия, Швейцария, Нидерланды. Аутсайдеры - католические страны: Бельгия, Испания, Италия (ниже секулярность, меньше терпимость к "иным"). Для этих стран характерна высокоразвитая экономика.

Англоязычный культурный ареал (II) составляют т.н. англоязычные страны, которые в целом близки к западноевропейским, но имеют отличия: ценности Измерения 1 у них высокие, а Измерения 2 (Равноправия и Секулярности) - средние. Лидеры - Новая Зеландия, Великобритания; аутсайдеры - Ирландия и США. Характерные проявления: все страны принимают мигрантов, но по экономическим соображениям собственной выгоды, а не гуманитарным (в отличие от стран Северной Европы), ниже озабоченность и экологическими проблемами. У США самые низкие показатели по Измерению 1, поскольку это измерение связано с ценностями добровольного самоограничения, а для США долгое время был характерен культ потребления, расточительного отношения к миру. Для этих стран также характерна высокоразвитая экономика.

Южно- и центральноевропейский культурный ареал (III) . Для стран, входящих в данный ареал характерны: относительно высокие показатели по Измерению 1 и умеренные показатели по Измерению 2. Если говорить о предполагаемом тренде движения в ценностном пространстве, то можно предположить, что страны данного ареала движутся в направлении ценностей Западноевропейского культурного ареала, но, возможно, здесь (в случае с Грецией и Португалией), существует некий "культурный барьер" на пути этого движения.

Латиноамериканский культурный ареал (IV) . Для этих стран характерны довольно низкие (ниже среднего) показатели по обеим осям. Лидируют в данном кластере Аргентина и Чили. Аутсайдеры - Перу, Венесуэла. Для этих стран характерны более традиционные и иерархические ценности, а также ценности Выживания, и низкие показатели Автономии и Гармонии. Экономическое развитие этих стран на данный момент не является высоким. Этот паттерн взаимодействия культуры и экономики можно обозначить как Латиноамериканский культурно-экономический профиль.

Следующая группа стран Дальневосточно-азиатского культурного ареала (V) демонстрирует высокий уровень по Измерению 2 (прежде всего за счет высокой Cекулярности), но при этом уровень по Измерению 1 - средний. Лидером является Япония, аутсайдерами - Китай и Сингапур. Для них характерны высокие уровни Мастерства, Иерархии, Достижения. Все страны, (за исключением Сингапура) в основном "закрыты" для внешней миграции, терпимость к "иным" невысока, гендерное равенство также не слишком приветствуется. "Дальневосточный постмодерн" может, предположительно, иметь некоторые особенности: высокие уровни экономического и социального капитала, но культурный капитал может характеризоваться более низким уровнем универсализма и толерантности к иным, а также низким уровнем автономии личности. В большинстве этих стран в последние десятилетия наблюдается ускоренный экономический рост.

Восточноевропейский культурный ареал (VI) демонстрирует довольно большой разброс. Для данных стран характерны средний уровень экономического капитала и средний (а для постсоветских стран - очень низкий) уровень социального капитала. В культурном капитале довольно низкие уровни универсализма, толерантности к иным, участия, внимания к экологическим проблемам. Однако есть предположение, что с ростом экономического и социального капитала ценности этих стран будут приближаться к ценностям Западной Европы. А на данном этапе развития можно выделить Восточноевропейский культурно-экономический профиль. Для него характерны ценности Принадлежности, Иерархии, Мастерства и Достижения, которые способствуют продуктивным социально-экономическим установкам. По показателям развития страны Восточноевропейского ареала уступают почти всем другим ареалам, за исключением Африканского.

Африканский культурный ареал (VII) . Для стран этого ареала характерны самые низкие показатели по обоим измерениям. Особый Африканский культурно-экономический профиль характеризуется ценностями Принадлежности, Иерархии, Традиционализма и Выживания и низкий уровень экономического развития.

Два пути для России

Первый или "восточный" путь характеризуется более высоким акцентом на ценностях Секулярности и, как показывает анализ, страны, идущие этим путем в постмодерн, упираются в "культурный барьер", так как их "закрытая" культура не позволяет продуцировать инновации. Это экономика, делающая упор на рабочую силу: в Японии на ее качество, в Китае - на ее количество. Страны, идущие по этому пути, вынуждены учиться у Запада новым экономическим практикам, перенимать его инновации, совершенствуя их. Но XXI век выдвигает новые требования к конкуренции между странами, и неспособные к самостоятельным инновациям культуры постепенно будут сбавлять темпы экономического развития.

На рисунке 1 символически можно видеть, что такие страны как Япония и Греция как бы "уперлись в культуру", которая препятствует их дальнейшему развитию.

Второй или "западный" путь в постмодерн представляется, на наш взгляд, более подходящим для России как стране поликультурной.

К какому пути сильнее тяготеет Россия, и какой путь для нее является предпочтительным? На сегодня возможны два ответа, причем разные.

С одной стороны, Россия тяготеет больше к "восточному" пути, акцентируя ценности культурной закрытости и неприятия мигрантов (по данным ESS, с представлением о пользе мигрантов для экономики и развития культуры не согласны респонденты России и Эстонии, в то время как его разделяют респонденты из стран Северной и Западной Европы).

Однако поликультурность России (свыше 100 этнических групп) и богатое наследие в виде бывших постсоветских стран дают ей огромный потенциал экономического развития за счет большого притока русскоязычных и близких по культуре мигрантов, способных уравнять ее потенциал дешевой и массовой рабочей силы с аналогичным потенциалом Китая. Но это - серьезный вызов культурной закрытости и инерционности, которая характерна для современной России. Другое преимущество следования этим путем - позитивные установки по отношению к инновациям, в которых российские студенты не уступают студентам стран Запада и на порядок превосходят своих сверстников из стран Востока ( Kharkurin & Motalleebi, 2008; Лебедева, Ясин, 2009 ).

Таким образом, странам "догоняющего" развития, и России в том числе, предстоит преодолеть "культурный барьер", чтобы развить инновационную экономику. Для реализации инновационного развития в России необходимо развивать ценности Равноправия, Самовыражения и Автономии и создавать институты, способствующие поддержке этих ценностей в обществе.

Александр Татарко

Полный текст статьи авторов будет опубликован в сборнике по итогам майского симпозиума в ГУ-ВШЭ, посвященного памяти Самуэля Хантингтона "Культура, культурные измерения и экономическое развитие".

Подробнее см. также монографию "Культура как фактор общественного прогресса". Лебедева Н.М., Татарко А.Н., М.: Юстицинформ, 2009.Культурные ареалы