• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"Синие воротнички" входят в моду

НТВ. 14 сентября 2008

Поднимать зарплату заводам мешает низкая производительность труда. Отсюда и дефицит кадров, уверяют в Высшей школе экономики.

Проблему дефицита квалифицированных работников ощущают и осознают на всех уровнях. Тут уж, извините, одинаковая нужда и в сантехниках, и в министрах.

Любопытные данные опроса "Левада-центра": лишь 24 % россиян уверены в том, что при необходимости смогут найти хорошую работу по специальности. Выходит, тезис о том, что педагоги у нас работают продавцами, по-прежнему актуален. Можно ли исправить ситуацию, пытался понять корреспондент НТВ Алексей Кондулуков.

Деловой костюм и дорогой галстук — охотничья экипировка. Станислав Алексеев — хедхантер (headhunter — "охотник за головами"). Джунгли российского капитализма прочесывает уже не первый год и отмечает: настоящие профессиональные зубры в последнее время — редкая добыча.

Станислав Алексеев, сотрудник агентства по подбору персонала: "Самое дефицитное — это мотивация. Особенно кандидатов, которые живут в столичных городах, Москве, Санкт-Петербурге и так далее. У них не хватает мотивации что-то сделать. Они часто избалованы предложениями и поэтому относятся к ним с легкой такой прохладцей: сегодня сюда пойду, завтра туда пойду".

Приходится уговаривать. В России сложился рынок кандидатов, поясняют вербовщики. Это когда у соискателя работы выбор больше, чем у тех, кто ее дает. На кадровый голод сегодня жалуются во всех эшелонах бизнеса и во всех крупных городах. Но по-разному.

Алексей Захаров, директор кадрового агентства: "Не хватает квалифицированных юристов и не хватает квалифицированных токарей. Причем с токарями ситуация гораздо хуже, чем с юристами, например, в крупных городах. И с инженерами ситуация гораздо хуже, чем с юристами. Потому что статистика такова, что на одну вакансию юриста на сегодняшний день приходится до сотни претендентов".

В таком же положении все так называемые модные профессии: маркетолог, экономист или пиар-менеджер.

Зарплатомер в исследовании, подготовленном порталом "Суперджоб" (Superjob), — последние колебания спроса и предложения. Специалистов в России оценивают все дороже. Но больше всех выросли зарплаты инженеров и программистов, за этот год — почти вдвое. То же касается и рабочих специальностей. Оказывается, пролетариат снова гегемон на рынке труда.

Фёдор Прокопов, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей: "В некоторых федеральных округах ребята, закончившие, скажем, техникумы, то есть получившие среднее профессиональное образование, получают заработную плату выше, чем выпускники вузов".

И дефицит будет только нарастать. Промышленники уже подсчитали: с учетом только заявленных инвестиционных проектов в ближайшие годы потребуется 8 миллионов специалистов. В основном технических и в основном за Уралом.

Фёдор Прокопов, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей: "Около трех с половиной миллионов строителей, несколько сот тысяч транспортников. Это рабочие профессии, в том числе те, кто будет обслуживать, строить и обслуживать, скажем, нитки нефтепроводов, газопроводов. Это специалисты лесного комплекса, который, как мы надеемся, будет развиваться на Дальнем Востоке. Это металлурги и так далее".

При всем этом — демографический спад и призрак всеобщего высшего образования, пугают чиновники.

Игорь Реморенко, директор департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования: "В 2010 году мы выходим на ситуацию, что у нас количество выпускников школ сравняется с количеством мест в вузах".

Коммерческие университеты восполняют народный спрос на дипломы. Но столько студентов, да еще гуманитариев, экономике не нужно. Многие потом просто не найдут работу, опасаются в Министерстве образования и призывают россиян думать о будущем своих отпрысков заранее.

Айрат Шафигуллин, министр труда, занятости и социальной защиты Татарстана: "Чтобы люди сняли пелену со своих глаз и посмотрели и поняли, что же им нужно и необходимо. Нужно ли продавать последнюю корову, чтобы стать экологом или юристом, а потом ходить безработным?"

В Татарстане необычная рекламная кампания — против высшего образования. Заводская проходная выведет в люди быстрее, чем купленный диплом, убеждает местное телевидение.

"Диплом — это 5 лет моей жизни и тысячи, тысячи твоих денег, заработанных потом и кровью", — говорит молодой человек в ролике.

Поиски работы, естественно, без успеха. Другое дело — ПТУ, агитирует молодежь команда местного КВН и группа байкеров "Ночные волки".

Байкер: "Только одно нас беспокоит. Японцы делают хорошие мотоциклы. Америкосы делают отличные чопперы. А в наших мастерских мало реальных пацанов. Но если ты не побоишься взять в руки болгарку, подойти к токарному или фрезерному станку, ты выживешь среди нас".

Результаты рекламной кампании "волков" пока не очевидны, но конкурс на технические специальности в татарских вузах, говорят, подрос. В Москве ситуация другая. Высокие зарплаты даже за неквалифицированный труд. Зачем вообще учиться?

Василий Филиппов, директор колледжа: "Ребята заканчивают и получают 15—20 тысяч на заводе, а охранник получает 30 тысяч или еще больше того, не прикладывая никакого к этому усилия. Отстоял и ушел".

А поднимать зарплату еще выше заводам мешает низкая производительность труда. Когда в той же автомобильной промышленности 10 человек выполняют работу одного. Отсюда и дефицит кадров, уверяют в Высшей школе экономики.

Владимир Гимпельсон, руководитель Центра трудовых исследований Высшей школы экономики, профессор: "Возьмите любую европейскую или американскую компанию, посчитайте, сколько один человек производит в год автомобилей по более высокой цене, и вы увидите, что разница в производительности на одного человека составляет 8 раз, 10 раз и так далее".

Нужна реструктуризация, автоматизация и продвинутые, готовые к постоянному саморазвитию рабочие нового поколения. Программа под таким названием развернута в базовом элементе, под свою опеку здесь взяли 20 ПТУ и преобразовали процесс. Большую часть времени ученики проводят на производстве. Вместо трех лет обучения только полтора — и сразу шестой разряд. Считают, что только благодаря технологиям рабочие — "синие воротнички" — в России могут войти в моду.