• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Когда пробьет час ОМС?

Зеркало (Азербайджан). 27 декабря 2008

По мнению профессора российского Государственного университета — Высшей школы экономики, эксперта в области экономики здравоохранения Игоря Шеймана, Азербайджан должен внедрять обязательное медицинское страхование поэтапно.

Разговоры о том, что система обязательного медицинского страхования (ОМС) в нашей стране будет внедрена, ведутся уже достаточно давно, однако до сих пор дальше разговоров дело так и не идет... Пожалуй, именно так думают рядовые граждане нашей страны, пребывающие в ожидании того долгожданного момента, когда, наконец, заработает система обязательного медицинского страхования. Но, как известно, сразу внедрить механизмы ОМС просто невозможно, для этого нужно проделать немалую подготовительную работу, выбрать оптимальную для нашей страны модель ОМС, разработать соответствующую законодательную базу и т.д. Впрочем, в Азербайджане уже проделан определенный объем работы в этом направлении, которая продолжается по сей день. Центр общественного здравоохранения и реформ Министерства здравоохранения Азербайджана ведет серьезную работу по изучению практических путей внедрения ОМС. Именно с этой целью в нашу страну постоянно приглашаются специалисты из-за рубежа, которые делятся своим опытом внедрения медстрахования. Так, недавно по приглашению центра в столице побывал профессор кафедры государственного управления и экономики общественного сектора российского Государственного университета — Высшей школы экономики, постоянный эксперт ВОЗ в области экономики здравоохранения Игорь Шейман, который провел тренинг "Финансирование здравоохранения и проблемы формирования эффективной системы обязательного медицинского страхования". По завершении тренингов нам удалось взять интервью у российского специалиста.

— Расскажите об основной тематике тpенинга?

— Тренинг был посвящен вопросам финансирования системы здравоохранения, а также вопросам эффективной организации медицинской помощи. Он был рассчитан на работников Министерства здравоохранения, Центра общественного здравоохранения и реформ, а также ряда других структур, то есть на тех специалистов, которые тем или иным образом вовлечены в процесс реформирования системы здравоохранения.

Насколько мне известно, это уже не первый тренинг такого рода, проводимый в Азербайджане, и, на мой взгляд, столь повышенное внимание к проблеме реформирования системы здравоохранения свидетельствует о том, что ваша страна движется в правильном направлении.

Основным на тpенинге был вопрос об обязательном медицинском страховании. Сейчас в вашей стране идет подготовка к внедрению ОМС, а потому зарубежный опыт, прежде всего опыт тех стран, которые первыми начали внедрять систему ОМС и которые имеют схожую систему финансирования здравоохранения с Азербайджаном, должен быть изучен для того, чтобы избежать ошибок, допущенных в этих государствах. Именно поэтому я и был приглашен в вашу страну, так как являюсь представителем России — страны, которая уже достаточно давно внедрила систему ОМС.

— До вас в нашей стране побывал профессор Василий Власов, который говорил о том, что российская система ОМС не оправдала надежд, которые на нее возлагались, а потому российский опыт в данной сфере следует рассматривать скорее как отрицательный, нежели как положительный.

— Я позволю себе не согласиться с профессором Власовым, ну, или, по крайней мере, не быть столь категоричным. Мы в России склонны скрывать свои достоинства и преувеличивать недостатки. То, что мы начали в 1994 году, а именно переход к системе ОМС, стало мощным катализатором системы реформирования здравоохранения в целом прежде всего потому, что изменились принципы системы финансирования, вместо содержания медицинских учреждений мы стали оплачивать конкретный результат. Кроме того, предоставили возможность гражданам выбирать эти медицинские учреждения.

Благодаря системе ОМС наши люди получили доступ в ведомственные медицинские учреждения, которые еще несколько лет назад были для них закрыты. Это произошло благодаря основополагающему принципу ОМС: деньги следуют за пациентом, что является несомненным плюсом. Одновременно мы смогли дать толчок реструктуризации системы оказания медицинской помощи, скажем, отдавая предпочтение дневным стационарам. Это удобнее людям и дешевле системе. Любому человеку гораздо удобнее получать медицинскую помощь по причине какой-то незначительной болезни в течение нескольких дней, нежели ложиться в больницу на несколько недель. Ну а системе здравоохранения это дешевле по понятным причинам. Мы научились поощрять первичное звено. К несомненным успехам перехода к ОМС можно отнести накопление большого объема информации по каждой группе людей, по каждому виду медицинской помощи.

Продолжая эту тему, нельзя не отметить, что в чем-то профессор Власов был прав. Многого из того, что изначально планировалось перед внедрением в ОМС, нам в России добиться так и не удалось. Первое — это привлечение дополнительных средств за счет страховых взносов. С появлением первых страховых взносов одновременно уменьшилось финансирование из госбюджета. Это связано с кризисом девяностых годов, падением производства, падением налогов всех видов. Соответственно, стало уменьшаться финансирование всех отраслей социальной сферы государства. Падение нашей отрасли было менее драматичным, чем падение таких отраслей, как образование, культура, и это произошло во многом благодаря появлению нового источника финансирования, а именно ОМС. Второе, чего нам не удалось сделать, — это реализовать до конца страховой принцип, потому что мы начали переход на ОМС, но не завершили его, то есть значительная часть бюджетных денег проходит, минуя систему ОМС, концентрируя на нее лишь сорок процентов бюджетных средств, выделяемых на здравоохранение, тогда как, согласно классической системе ОМС, на эти цели должно расходоваться порядка восьмидесяти процентов бюджетных средств. Мы сейчас боремся в России за то, чтобы завершить процесс перехода к ОМС. Мы стремимся к переходу на одноканальную систему финансирования. Это означает финансирование через канал ОМС. На данном этапе эта задача не является решенной до конца. Не прижилась система ОМС с привлечением большого количества страховых компаний, в том числе и частных.

Это произошло по целому ряду причин. В первую очередь из-за того, что эти компании контролировали бы очень небольшое количество средств. Во-вторых, функции данных страховых компаний были определены весьма и весьма размыто. Не были определены основания конкуренции между этими компаниями. Таким образом, большого количества страховых компаний на рынке оказания услуг в сфере медицинского страхования в России нет. Скажем, на Западе модель с привлечением большого количества страховых компаний применяется.

— Какой процент населения России на сегодняшний день охвачен системой обязательного медицинского страхования?

— Сто процентов населения России.

— То есть получается, что даже те, кто не работает, имеют право на получение бесплатного медицинского обслуживания...

— В России применяется такой принцип: за работающего гражданина платит работодатель, а за неработающего средства выделяются из государственного бюджета.

— Каков перечень медицинских услуг, входящих в ОМС?

— В пакет услуг входит все то, что всегда входило и в советское время, хотя мы пытаемся несколько конкретизировать пакет этих услуг. Например, мы установили следующий порядок: лишь по направлению врача первичного звена пациент имеет право на получение какой-то специализированной медицинской помощи на бесплатной основе. Также мы установили требования к оказанию медицинских услуг. Например, в стационаре должно быть строго установленное количество коек.

— Здесь возникает еще один вопрос: что даст Азербайджану переход к системе ОМС? На сегодняшний день в нашей стране по распоряжению президента оказание медицинских услуг в государственных учреждениях является бесплатным. Ни для кого не секрет, что населению зачастую все равно приходится платить за предоставляемые им медицинские услуги. Но это уже другой вопрос. Что же касается государственного здравоохранения, то, пусть и номинально, но оно в стране бесплатное. В чем тогда смысл перехода к ОМС?

— Если исходить из этого принципа, то по сути дела ничего измениться не должно. Но это лишь при том условии, что медицина в вашей стране не номинально, а реально бесплатная. При ОМС меняется многое, а именно "начинка" финансирования, то есть оплачивается не сама услуга, а полученный результат. И, второе — не исключается возможность того, что право на получение бесплатной помощи будет лишь у тех, кто станет выплачивать страховые взносы. Но сразу оговорюсь — все будет зависеть от того, какую модель ОМС выберет Азербайджан. Думаю, что ваша страна, как и некогда Россия, столкнется еще с одной проблемой. Во многих странах постсоветского пространства применяется практика нелегального найма на работу, то есть речь идет о так называемой "скрытой занятости населения", когда работодатель нанимает работника, не оформляя данный факт документально. Соответственно, никаких налогов, а, тем более страховых отчислений в фонд медицинского страхования от такого работодателя ждать не стоит.

Насколько мне известно, Азербайджан не понаслышке знаком с этой проблемой, а потому при внедрении ОМС необходимо придумать такой механизм взимания страховых выплат, дающих право на получение бесплатных медицинских услуг, который охватил бы все трудоспособное население, то есть государство в данном случае не будет волновать вопрос того, кто производит социальные выплаты — работодатель или сам работник. При таком раскладе работник, нанимающийся к работодателю, не предоставляющему ему социальный пакет, будет более требовательным. Грубо говоря, государство получит своеобразного "доносчика", который будет информировать соответствующие структуры о нарушении закона работодателем. В России мы пока по этому пути не пошли, но думаю, что нам предстоит его пройти.

— С сожалением нужно признать тот факт, что в нашей стране словосочетание "бесплатная медицина" стало синонимом "некачественная медицина". Не кажется ли вам, что даже после внедрения ОМС люди будут отдавать предпочтение платным медицинским услугам в частном секторе?

— В России также имеется некая тенденция к расширению частного медицинского сектора. Но там частный сектор не столько замещает государственную медицину, сколько дополняет ее. У нас в стране частный медицинский сектор строится в основном на предоставлении тех услуг, которые традиционно были платными, например, стоматология, какие-то косметические операции, оздоровительная медицина, урология, гинекология. В нашей стране частные услуги ограничиваются консультациями и лечением несложных заболеваний. Если же речь идет о каких-то серьезных заболеваниях, то граждане привыкли доверять свою жизнь и здоровье врачам, занятым в государственном секторе.

— А не кажется ли вам, что тенденция, по которой, по крайней мере, в Азербайджане, открывается все больше частных клиник, диагностических центров, является тревожным сигналом?

— Нет, не это вызывает беспокойство. Тревожит тот факт, что и в России, и в Азербайджане люди все чаще должны платить абсолютно за все. В конце концов, частный медицинский сектор тоже может быть задействован в системе ОМС. Насколько мне известно, в вашей стране подобная практика также применяется. Но, к сожалению, в нее вовлечен ничтожно малый процент населения, занятый в крупных успешных зарубежных компаниях.

Азербайджан очень мало тратит на систему здравоохранения. Россия тоже ненамного ушла вперед. Мы тратим на эти цели 3,4 процента от ВВП. К 2020 году мы планируем выйти на уровень четырех процентов. Расход на нужды здравоохранения в развитых странах составляет 6—8 процентов, то есть в этих государствах практически все медицинские услуги бесплатны.

— С чего, по вашему мнению, вообще стоит начинать реформу здравоохранения?

— В первую очередь все нужно делать системно и поэтапно. Именно поэтому во всех своих выступлениях я красной нитью провожу мысль о том, что необходимо тщательно планировать оказание медицинской помощи, определить, какие виды медицинских услуг больше всего нуждаются в финансировании и развитии. Нужна программа, нужен серьезный расчет по развитию первичного звена, ведь при сильном первичном звене 60—80 процентов болезней можно излечить, а потому дальнейшая медицинская помощь может и не потребоваться. Словом, переход на ОМС должен идти одновременно с повышением качества планирования, так как ОМС без планирования не даст ничего.