• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Робертсон отчитался перед Путиным Однако о принятии совместных с НАТО решений по ключевым вопросам по-прежнему речи не идет

Независимая газета. 2003. № 92. 14 мая

...Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике
В новых условиях, при новых вызовах и отсутствии старых, а также все большем выявлении разных культурологических подходов к миру между Европой и США НАТО вряд ли найдет для себя какую-либо роль. НАТО может стать действенной организацией, если реально возникнет серьезное противостояние между Севером и Югом. Но пока подобного системного противостояния я не вижу...

Президент Владимир Путин принял вчера генсека НАТО Джорджа Робертсона. В основном повестка переговоров совпадала с кругом вопросов, обсуждавшихся на состоявшемся вчера же в Москве заседании Совета Россия-НАТО на уровне послов. Кроме того, как заявил "НГ" натовский дипломат, лорд Робертсон рассказал Путину, что происходило в НАТО в течение последнего года как в смысле внутренней трансформации, так и в плане участия альянса в урегулировании кризисов. Генсек проинформировал президента о дискуссиях в альянсе по поводу возможной вовлеченности НАТО в иракское урегулирование. Кроме того, Робертсон предложил Путину усилить сотрудничество в вопросах военной реформы в России.
По итогам заседания Совета Россия-НАТО Робертсон, в частности, заявил, что Россия и НАТО согласовали конкретную программу взаимодействия по вопросам строительства нестратегической системы ПРО. Он также поблагодарил российских миротворцев, уходящих с Балкан, за их участие в боснийском и косовском урегулировании.
По словам натовского дипломата, никаких новых инициатив лорд Робертсон в Москву не привез. "Наши отношения вполне хорошие и не нуждаются в новых инициативах", - отметил собеседник "НГ". Однако многие эксперты не согласны с подобным оптимизмом. Наблюдатели отмечают периферийность проблем, вынесенных на рассмотрение "двадцатки". Такие вопросы, как разное понимание трансформации альянса или несогласие Москвы с действиями НАТО за пределами зоны ответственности, не поднимаются на подобных встречах.
У сторон имеется также разное понимание смысла существования "двадцатки". Если Россия изначально рассматривала ее как форум для принятия решений, то альянс воспринимает ее как дискуссионный клуб. Высокопоставленный источник в НАТО в связи с этим заявил "НГ": "Отличие между форматами "двадцатки" и "19+1" риторическое. Нет и речи о постоянном участии России в обсуждении основных вопросов и тем более принятии по ним совместных решений. Страны-члены заранее приходят к более-менее общему знаменателю, прежде чем вынести проблему на обсуждение с Россией".
Кроме того, по словам британского адмирала сэра Иана Гарнетта, начальника Штаба Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе, стремление России сотрудничать с НАТО будет по-прежнему оцениваться альянсом не по ее активности в "двадцатке", а по ее участию или неучастию в программе "Партнерство ради мира". Последняя же никогда не привлекала особого внимания российского руководства.

О роли НАТО после иракской войны и отношениях России с альянсом рассуждают эксперты "НГ". Владимир Барановский, заместитель директора Института мировой экономики международных отношений РАН
Сейчас, когда меняется характер угроз, проблем, да и мировой системы вообще, перед НАТО действительно стоит проблема определения своей "идентичности". У Европы и США есть различие во взглядах на то, каков современный мир. Однако различие есть и между самими европейцами, и внутри Соединенных Штатов. Благодаря российской "борьбе" с расширением НАТО Москва оказалась в тупиковой ситуации, и только сотрудничество с альянсом позволило из него выйти. Москве нужен дееспособный альянс. Это один из очень немногих механизмов, где участвуют США и где их односторонность реально может быть нейтрализована и превращена в многосторонность.
Тьерри де Монбриаль, академик, директор Французского института международных отношений
Спор между Европой и США, расколовший НАТО по иракскому вопросу, ведется вовсе не вокруг Ирака и не вокруг Соединенных Штатов. Он ведется вокруг правил игры в мире, вокруг норм, правил и стандартов, по которым мир развивается и должен развиваться. Большинство стран-членов, включая Великобританию, Германию, Италию и даже Францию, считают, что исчезновение НАТО сейчас нецелесообразно, не говоря уже о странах ЦВЕ и самих США. Что касается деятельности НАТО в нынешних условиях, то очевидно, что она будет сосредоточена за пределами зоны ответственности. Сейчас сложно предположить, куда альянс может быть вовлечен завтра. Мир развивается так быстро, что я не удивлюсь, если альянс окажется в Северной Корее.
Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике
В новых условиях, при новых вызовах и отсутствии старых, а также все большем выявлении разных культурологических подходов к миру между Европой и США НАТО вряд ли найдет для себя какую-либо роль. НАТО может стать действенной организацией, если реально возникнет серьезное противостояние между Севером и Югом. Но пока подобного системного противостояния я не вижу. Смысл российско-натовских отношений, их недавнего улучшения состоял в том, чтобы не конфронтировать с альянсом, а пытаться на него воздействовать в ситуации, когда он слабеет. В целом же сотрудничество России и НАТО является одним из позитивных элементов атмосферного фона ее отношений с Западом. Но никаких реальных проблем оно решить не может. Война в Ираке еще раз продемонстрировала, что значимость российско-натовских отношений для обеих сторон уходит все дальше за горизонт.