• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Гроссмейстер от политики и искусства

Российские вести. 2006. № 36. 4 октября

..."Выборы дорожают... В нынешней ситуации в России самые выгодные инвестиции делаются не в экономику, а в политику" , - пишет Светлана Барсукова из Высшей школы экономики в исследовании "Теневая экономика и теневая политика: механизм сращивания". Причина проста: у чиновников все больше возможностей вмешиваться в хозяйственную деятельность, а если бизнес не застрахован от враждебных действий власти, он готов платить за то, чтобы самому стать властью...

О политтехнологе Марате Гельмане говорят и пишут много и разное. Как и положено гроссмейстеру, он играет сразу на двух досках - политике и искусстве. И хотя это разные ипостаси человеческого самоутверждения, Гельману удается заявить о своих "принципах" и там и там.

Россия нумерованная
Марату Гельману приписывают авторство многих политтехнологических проектов. Утверждают, что ему и некоторым его соратникам удалось "просчитать" возрождение в России "национального духа" и предложить кое-кому из политиков идею "русского фашизма". Идея прижилась, и о "русском фашизме" быстро заговорили как на Западе, так и в России. Она оказалась чрезвычайно удобной для манипулирования политическими процессами, когда любые (и скажем в скобках, объяснимые существующие межнациональные противоречия) можно было квалифицировать уже в широком историческом контексте. Знающие люди утверждают, что именно на такую удочку и попался в прошлом лидер партии "Родина" Рогозин. (И опять в скобках заметим, что Рогозина раскручивала в политике тоже группа Марата Гельмана).
"Родина" действительно попыталась "оседлать" идею возрождения России на национальных началах. На практике была предпринята попытка обозначить и объяснить все происходящие в стране сложные социально-экономические и политические процессы только как результат борьбы возрождающейся "русской массы" с тем национальным меньшинством, которое "узурпировало в России власть". Именно в таком котле, по замыслу политтехнологов, и должен был родиться новый феномен диссидентства.
Что вышло из этой затеи Гельмана - хорошо известно. Рогозин, рванувшийся было в большую политику на национальной волне, вызвал цунами противостояния здоровых сил общества. Его изгнали, а "Родину" тельмановского образца пришлось объединять с партией Миронова. Однако Гельман быстро перешел ко второй доске- искусству, где все же осуществил задуманный сценарий, но уже в изобразительном варианте.
Так появился проект"Россия-2". По замыслу Марата Гельмана, "Россия-2" - новый русский андеграунд, но со старой идеей. Общественность, не довольная текущим моментом (жесткая вертикаль власти, цензура и прочие не совсем демократические ценности), готовится уйти в подполье и оттуда, из глубины, выражать свое возмущение текущим политическим процессом. Правда, в отличие от диссидентства 70-80-х, она теперь должна найти такие способы самовыражения, чтобы ее услышали. "В ситуации, когда оппозиции не существует как таковой, усиливается диссидентство, считает Гельман. - Они не претендуют на власть, они власть критикуют. Диссиденты - это трава истории, они выполняют важную задачу, но никогда не станут реальной силой против существующей власти. Можно вспомнить людей, которые были знаковыми для диссидентства, но при этом не занимались политикой как таковой, - тот же Сахаров... Мое решение вернуться в искусство не является полным уходом от политики, сейчас время одиночек. А художник - это одиночка по определению".
В то же время будем объективными. Если рассматривать "Россию-2" все же не как провокационную политическую акцию, а как сугубо художественный проект, как собственно выставку, то можно сказать, что она в определенной степени удалась. Там были представлены интересные работы: "Мадонна с младенцами" Олега Кулика - автобусная остановка, на которой висит фото шахидки с минами на коленях. Огромная фотография группы "Синие носы" - симпатичный толстяк возлежит на диване в окружении бутылок, наклеек с Че - Геварой и прочими атрибутами "левизны". "Революция продолжается" - так называлось
Серия картин Авдея Тер-Оганьяна: абстрактные фигуры, всякие кружочки и крестики и надписи внизу, вроде "Эта работа направлена на разжигание религиозной вражды". Фонтан "Блуждающая пуля" Василия Цаголова - трое вооруженных людей справляют нужду на несчастного, вероятно, заложника. На этом фоне неожиданно свежо смотрелись и старые, вроде давно знакомые вещи. Например, гигантская картина Александра Виноградова и Владимира Дубосарского "Тройка".
Так Марат Гельман пытается формировать среду и условия для востребованности "новых идей". Говорят, что получается, ведь картины современных художников стали продаваться за неплохие деньги именно при участии, при "раскрутке" самого Марата Гельмана. Поскольку Россия, по его мысли, вступает в эпоху тоталитаризма, обществу предложено "новое" понимание того, что "мы вступаем в новую эпоху и новую ситуацию". Это и есть примесь коммерции в искусстве. И примесь искусства в коммерции.
Любимый прием Гельмана - скандал в сочетании с мироустроительным пафосом. Это действует: к скандалам все давно привыкли. А вот жить себе на свое благо и поругивать "путинский режим" - одно удовольствие. И заниматься искусством. Потому, что "героическое время" борьбы российского современного искусства за создание эффективного рынка закончилось. Кроме того, организаторы "России -2" считали, что именно их усилиями в России создается адекватный европейский контекст современного искусства. Зрителю был предложен вариант художественного высказывания о противостоянии Запада и исламского мира, блеске и нищете цивилизаций, о войне полов, порнографии и оружии. Эти темы, по мнению Гельмана, являются содержанием современного искусства (conteporary art), которое пользуется "информационным сором" телевидения и газет.
Марат Гельман ушел с первого канала. "Я ушел не потому, что результаты кого-то не устраивал и, - говорит Гельман. - По большому счету политика на телевидении кончилась, и мне там делать больше нечего. Кончилась та политика, которая требовала какого-то аналитического обслуживания. Теперь вся политика сводится к тому, кто насколько информирован в тайных позициях и расстановке сил. При таком раскладе моя роль заместителя генерального грозила превращением в совсем уж чиновника. Но это, во-первых, не сильно мне интересно, а во-вторых, это не моя сильная сторона. Решать более или менее сложные интеллектуальные задачи - вот это мое".

Принципы мышления политтехнолога
Марат Гельман осуществляет свои проекты не только в России.
Его имя хорошо известно и на просторах СНГ. Вот почему когда группа украинских политконсультантов и политологов выступила с инициативой подписания Хартии этических принципов политических консультантов, не обошлось и без Гельмана. Хартия этических принципов должна была стать гарантией того, что политконсультанты и политологи откажутся от использования грязных избирательных технологий на выборах. В этой связи Гельман заявил просто и откровенно о том, что в России тоже принимались такие хартии, но реально их придерживались только крупные компании, которые дорожат своей репутацией. "На территории бывшего Союза имидж политтехнологов очень дискредитирован, и такие документы призваны скорее реабилитировать лицо самих политтехнологов и политконсультантов" , - уточнял Гельман. На вопрос, сможет ли принятие Хартии предотвратить использование "грязных" политтехнологий, он заявил, что "это больше зависит от клиентов, чем от нас".
"Конечно, с точки зрения политически ангажированного человека, я беспринципен, - заявляет Гельман. - Точно так же, как беспринципен адвокат, берущийся за самые разные дела. Профессия политтехнолога предполагаетопределенную профессиональную этику, которая очень близка к адвокатской. Как и адвокат, политтехнолог не должен идентифицироваться с тем, на кого он работает. Одно дело политик, который переходит из партии в партию, что означает перемену его взглядов. Политтехнолог не только не меняет своих взглядов, он их даже не высказывает. Он работает как профессионал". Говоря иначе, вырисовываются главные политехнололгические принципы Гельмана: заказали фашизм - пожалуйста, национализм - будьте добры, облить грязью политического соперника на выборах - вопрос техники.
Самый сильный удар по цеху политконсультантов был нанесен осенью 2004 г. Кремль добился отмены прямых выборов губернаторов, а муниципальная реформа привела к тому, что примерно в трети населенных пунктов мэры больше не выбираются населением. По оценке аналитиков, в 2007 г. технологическое сообщество не сможет заработать на ведении кампаний по выборам депутатов Госдумы в одномандатных округах. Пора переквалифицироваться. Однако оценки самих "выборщиков" , жалующихся на кризис профессии, поражают. Председатель совета директоров центра политконсультирования "Никколо М" Игорь Минтусов готов биться об заклад, что рынок выборных технологий "сдулся" не больше чем на 10 %. Потеря 20 губернаторских кампаний в год была, по его оценке, почти полностью компенсирована увеличением партийных и индивидуальных расходов на выборах в региональные и местные парламенты.
Что поделаешь - политическая инфляция. "Выборы дорожают... В нынешней ситуации в России самые выгодные инвестиции делаются не в экономику, а в политику" , - пишет Светлана Барсукова из Высшей школы экономики в исследовании "Теневая экономика и теневая политика: механизм сращивания". Причина проста: у чиновников все больше возможностей вмешиваться в хозяйственную деятельность, а если бизнес не застрахован от враждебных действий власти, он готов платить за то, чтобы самому стать властью. Похоже, именно такой точки зрения придерживается и Марат Гельман. Сейчас он изучает новый объект для приложения своих интеллектуальных возможностей. Речь идет о социал-демократах в России, которые, по мысли Гельмана, могут преломить расстановку сил в высшем эшелоне власти. По мнению политолога, этому может способствовать испытываемый сейчас многими россиянами страх перед "новым фашизмом". "Если этот шанс не будет реализован, то будут виноваты сами социал-демократы, а никак не объективные обстоятельства" , -заявил Гельман. Так замыкается "большевистский" круг политтехнолога Марата Гельмана: идея вбрасывается в массы, создаются условия для ее востребования в реальной политике, рождается политический проект и новый выгодный заказ. "Политконсультированием я занимался исключительно как способом заработать деньги" , - говорит Гельман. Этим все сказано.