• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Говорит и показывает Москва От расплодившихся в последнее время политологов, аналитиков и консультантов рябит в глазах

Московская правда. 2006. № 220. 7 октября

..Если мы действительно живем в демократическом обществе, всерьез говорим о гражданских свободах, то, значит, подразумеваем саморегулирование в разных областях, в том числе и в науке, - прокомментировала ситуацию кандидат политических наук, первый заместитель декана факультета прикладной политологии Государственного университета - Высшей школы экономики Валерия Касамара...

Они везде: в серьезных воскресных телепрограммах и на страницах газет несут ахинею о судьбах империи и человечества в целом, на бесконечных конференциях, форумах, "круглых столах" красиво говорят о том, как победить инфляцию, пробки, птичий грипп и сделать приятно нелегальным мигрантам. Они представляют академии и институты, занимающие на поверку одну комнату и имеющие штат из двух человек: собственно директора института и его секретарши. Они лоснятся и носят дорогие костюмы.
Кто же оплачивает это пиршество разума?
Разговоры об упадке отечественного института знаний стали привычным делом. Престиж его снизился, денежные поступления иссякли, мозги утекли за границу. Правда, эти замечания в большей степени справедливы для естественных и точных наук, которые требуют больших вложений. Если же говорить о науках не таких затратных и более востребованных в современном обществе экономике, социологии, политологии, - то ситуация может показаться очень даже привлекательной.
За последние годы в России расплодилось огромное количество институтов и академии, ведущих разработки в этих областях. Большая часть из них - негосударственные организации. Грубо их можно разделить на коммерческие предприятия и НКО, которые существуют на гранты или на общественных началах.
За громкими и наукообразными названиями скрываются непонятные учреждения, которые ставят совсем не научные цели, например, "установление социальной справедливости" (Институт Устойчивых Сообществ) или разработка каких-то, не указано каких, "новых технологий" (Центр общечеловеческих ценностей). Еще одна категория - пожиратели грантов, которые навострились писать грамотные отчеты о потраченных средствах. Кто же из них действительно приносит пользу, а не занимается пустой говорильней и зря переводит тонны бумаги? Может быть, коммерческие предприятия, которые по сути не могут называться институтами или академиями?
Замечено, что перед предвыборными кампаниями наблюдается резкий рост количества подобных "исследовательских" контор, действующих в основном в области прикладной политологии и социологии, которые занимаются научными изысканиями "под заказ".
Бизнесмены от науки тонко чувствуют заботы социума. Сколько, например, псевдоинститутов, которые занимаются вопросами толерантности только потому, что это актуально и востребовано! Аналитические центры тоже возникают по факту появления проблемы, которую необходимо Проанализировать, и, как правило, "живут" от заказа к заказу.
Некоторые бизнесмены от науки публикуют свои "ноу-хау" и участвуют на полном серьезе в научных конференциях. В последнее время государство начало ограничивать количество коммерческих предприятий, работающих под вывеской "институт". Регистрационная палата отказывает в подобных названиях без лицензии на образовательную деятельность. Правда, теоретики науки считают, что это зря.
- Если мы действительно живем в демократическом обществе, всерьез говорим о гражданских свободах, то, значит, подразумеваем саморегулирование в разных областях, в том числе и в науке, - прокомментировала ситуацию кандидат политических наук, первый заместитель декана факультета прикладной политологии Государственного университета - Высшей школы экономики Валерия Касамара. - К чему допытываться у руководителя какого-нибудь исследовательского центра, на деньги каких общественных организаций или фондов он существует? Если он держится на плаву, значит, он кому-то нужен, его продукт востребован, а прогнозы верны. Иначе такой центр просто исчезнет с лица земли. При этом работы, которые проводят многочисленные независимые институты, никак не влияют на теоретическую часть науки. Если речь идет о компетентности экспертов, то вы должны знать, что в той же политологической тусовке - мне кажется, здесь уместно это выражение - все друг друга знают, как в любом сообществе, поэтому дилетантов вычленить очень просто.
Появление многочисленных институтов обусловлено не только наступившей в стране демократией, но и заметно изменившимися схемами финансирования наук, в частности общественных и гуманитарных. Ученый секретарь Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин рассказал, как финансируется их учреждение.
- Кроме стабильных поступлений из госбюджета, 7 -10 процентов денег - гранты государственных фондов (тоже из госбюджета). Треть денег (если не больше) - от бизнес-контрактов с органами власти. И еще почти треть - от сдачи в аренду площадей института. Этого хватает на некоторые фундаментальные исследования, хозяйственные нужды и скромную зарплату сотрудникам.
При таком раскладе становится понятно, что крупные институты работают в режиме выживания. Несколько лет назад, кстати, возникла идея реконструировать ту же Академию наук. Президиум предложил следующую схему: государство увеличивает финансирование в четыре раза, а академия сокращает свой штат в два раза. Неудивительно, что соглашения не последовало.
Чуть лучше обстоят дела в НИИ, обслуживавших практические нужды министерств. Сохранив прежние связи, они перестроились и продолжают кормиться от государственных департаментов.
Получается, что государственные институты занимаются наукой лишь отчасти, главная их цель - выживание. Многие негосударственные институты проводят вполне научные исследования, но, несмотря на большие амбиции, не могут твердо определить свое положение в научном мире. Потенциал есть и там, и там, но до сих пор не существует единой системы научных организаций.