• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Второй ядерный век уже наступил

Ежедневный журнал. 2006. № 00:04. 18 октября

Проведенные КНДР ядерные испытания убеждают в том, что режим нераспространения ядерного оружия, который был одним из столпов системы безопасности и стратегической стабильности во второй половине двадцатого века, практически перестал действовать.

Проведенные КНДР ядерные испытания убеждают в том, что режим нераспространения ядерного оружия, который был одним из столпов системы безопасности и стратегической стабильности во второй половине двадцатого века, практически перестал действовать. Если быть совсем точным, режим нераспространения рухнул еще до северокорейских испытаний. Сейчас его только добивают. Он рухнул тогда, когда великие державы, особенно США, показали себя неэффективными лидерами мирового сообщества, допустив к ядерному оружию сначала Индию, а потом Пакистан. Пакистан — очевидно нестабильная страна, и никто не знает, куда оттуда может попасть ядерное оружие. Наконец, тяжелый удар по режиму нераспространения был нанесен, когда США несколько месяцев назад заключили договор с Индией об использовании атомной энергии в мирных целях, фактически признав Индию ядерной державой, узаконив ее новый статус де-факто. После этого трудно говорить о каких-то морально-политических доводах в пользу нераспространения ядерного оружия. И в Северной Корее, Иране и многих других странах будут ссылаться именно на этот пример. Наконец, сам Иран достаточно успешно манипулирует лидерами международного сообщества и Агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Страна уже много лет, проводя работу по обогащению урана, играет в кошки-мышки с теми, кто взялся обеспечивать режим нераспространения. Теперь она имеет неплохие шансы на победу в этой игре.
Мировое сообщество, кажется, уже смирилось с вероятностью своего поражения в попытках предотвратить создание иранской атомной бомбы. Тем более что вот и у Северной Кореи что-то получилось. Причем получилось, возможно, уже давно. Теперь все исходят из того, что страна обладает и ядерными боезарядами на плутониевом топливе (хотя само испытание об этом не свидетельствует), ведет работу по обогащению урана.
Нельзя забывать и о том, что вокруг Северной Кореи находятся высокоразвитые в технологическом отношении страны Восточной и Юго-Восточной Азии, которые в срок от шести до 24 месяцев способны начать производство ядерного оружия. А гонка за ядерной бомбой в этом регионе неизбежно подтолкнет и другие страны в том числе на Ближнем Востоке, и, возможно, в Латинской Америке.
Печальная правда заключается в том, чтона наших глазах начинается второй ядерный век, требующий во многом принципиально нового мышления. На мой взгляд, опасность применения ядерного оружия решительно возрастает. Ведь в период первого ядерного века американо-советского противостояния такая опасность существовала лишь в первые 15 лет после создания атомной бомбы, с конца 40-х по начало 60-х, а дальше ситуация была в целом весьма стабильной. Сейчас же мы оказываемся в условиях, когда обстоятельства могут меняться резко и неожиданно.
Нельзя не видеть, что происходящее является прямым вызовом безопасности России. Возможное появление в ближайшие годы 5-8 новых ядерных стран вблизи наших границ означает, что нам придется коренным образом менять свою ядерную доктрину. Не исключено, что придется пойти на создание региональных систем противоракетной обороны. Конечно, глобальная система, подобная той, что создают сейчас Соединенные Штаты, нам не по карману. Да и система эта крайне неэффективна. Особенно в плане защиты от новоявленных членов ядерного клуба, которые могут войти в него в ближайшие десятилетия.
Развал системы нераспространения, впрочем, отнюдь не означает, что мировому сообществу следует прекратить попытки сдерживания государств в их стремлении к ядерному оружию. Одновременно необходимо создавать позитивные стимулы для тех, кто хочет развивать мирные ядерные программы. В частности, следует предоставлять потенциальным ядерным странам технологии выработки электроэнергии из ядерного топлива, которые не приводят к созданию оружейных расщепляющихся материалов. Такие технологии имеются. К сожалению, шесть участников переговоров с Северной Кореей продемонстрировали свою крайнюю неэффективность. В первую очередь это относится к Соединенным Штатам, которые за иракской войной забыли и про Северную Корею, и про Китай, имевший, наверное, самые сильные козыри в деле влияния на КНДР. В результате он их то ли не смог, то ли не захотел использовать.
Так или иначе, но наступление второго ядерного века ставит перед великими державами вопросы, которые они пока что не желают признавать. Между тем, пора уже готовить совместные ответы.