• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Грузия и Россия: в ожидании арбитра

ИА МиК (Маркетинг и консалтинг). 2006. № 9:57. 10 ноября

...Этой позиции оппонирует Марк Урнов, председатель российского фонда аналитических программ «Экспертиза», который полагает, что вступлению Грузии в НАТО не надо препятствовать, а расширения НАТО надо не бояться. Наоборот, этот процесс нужно приветствовать, потому что «подход НАТО к нашим рубежам означает создание зоны стабильности вокруг нас»...

12 ноября в Южной Осетии пройдут выборы президента республики и всенародный референдум по вопросу независимости. На высший пост в стране претендуют действующий президент Эдуарда Кокойты, глава администрации Цхинвальского района Инал Пухаев, секретарь югоосетинской части Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта Леонид Тибилов и безработный Олег Габодзе, ранее работавший помощником премьера Южной Осетии. Отношение международного сообщества к предстоящему мероприятию резко отрицательное. Представитель госдепартамента США Шон МакКормак заявил, что предстоящее в воскресенье голосование может только усилить напряженность в отношениях между Цхинвали и Тбилиси. По его словам, Соединенные Штаты поддерживают предоставление Южной Осетии самой широкой автономии, но в составе неделимой Грузии. Поэтому Вашингтоном не будут признаны ни результаты референдума, ни результаты президентских выборов. Вместо этого МакКормак призвал Цхинвали и Тбилиси «начать прямые переговоры, чтобы найти мирное решение, которое определяло бы статус Южной Осетии в рамках международно признанных границ Грузии».
Аналогичной позиции придерживается Евросоюз. Глава ОБСЕ Карел Де Гюхт назвал планы Цхинвали провести референдум «контрпродуктивными».
А глава представительства Еврокомиссии в Грузии и Армении Торбен Хольце заявил: «Южная Осетия не признана нами как государство, соответственно, выборы, проведенные в Южной Осетии, не являются легитимными. Также не будут признаны легитимными и „параллельные выборы“, которые в этот же день должны состояться в Цхинвальском регионе».
Международная неправительственная организация по наблюдению за выборами CIS-EMO, целью которой является содействие сохранению и развитию института выборов на постсоветском пространстве, приняла решение не направлять своих наблюдателей на референдум и выборы президента Южной Осетии. «Данное решение было принято на основании пункта 7-го принципов CIS-EMO, предоставляющем право не направлять миссию в случае обоснованных предположений, что сам факт присутствия международных наблюдателей будет использован для целей, отличающихся от установления точности соблюдения избирательных процедур», - говорится в заявлении CIS-EMO. Это решение, по словам секретаря Высшего Совета CIS-EMO Виктора Кармацкого, вызвано крайне напряженной обстановкой вокруг Южной Осетии и высокой вероятностью провокаций, которые могут угрожать спокойному и демократичному проведению голосования. Проведение референдума в таких условиях Кармацкий считает несвоевременным.
Депутаты российской Госдумы будут присутствовать на референдуме в Южной Осетии в качестве независимых наблюдателей. Для этого спикер ГД Борис Грызлов направляет в республику восемь парламентариев.
Жителям Южной Осетии предстоит ответить на вопрос: «Согласны ли вы с тем, чтобы республика Южная Осетия сохранила свой нынешний статус независимого государства и была признана международным сообществом?». Положительный ответ на этот вопрос подразумевает дальнейшее обращение непризнанной республики к России с официальной просьбой о признании результатов референдума, что уже сделала Абхазия после проведения там аналогичного мероприятия. Далее, возможно, последует просьба о рассмотрении вопроса о принятии Южной Осетии в состав Российской Федерации, к чему Цхинвали фактически готов- большинство граждан республики имеют российские паспорта, на территории Южной Осетии имеет хождение российский рубль и т.д.
В Тбилиси к предстоящему референдуму относятся крайне негативно. По словам главы грузинского МИД Гелы Бежуашвили, Россия «манипулирует» самопровозглашенными республиками с целью подорвать центральную власть Тбилиси.
Более дипломатично об участии России в этом процессе высказалась председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе. В интервью «Новым Известиям» она заявила: «Все международное сообщество уже неоднократно заявляло о том, что никто никогда не признает референдумы в Абхазии и Южной Осетии до тех пор, пока туда не будут возвращены беженцы. ЕС сделал абсолютно четкое предупреждение Южной Осетии, что референдум не будет признан, и очень жаль, что единственные политические лидеры, которые говорят о том, что, может быть, будут признаны итоги референдума, это — представители российского руководства. Вот об этом как раз и речь, когда мы говорим, что Россия не является объективной стороной, а является именно стороной в конфликте, это еще раз доказывает правоту наших слов».
По словам Бурджанадзе, Грузия делает все возможное для того, чтобы ситуация была переведена в нормальное русло. «Несколько дней назад министр иностранных дел Грузии Гела Бежуашвили встречался со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Однако, насколько я понимаю, пока улучшения ситуации, к сожалению, не ожидается. Мы с нашей стороны неоднократно заявляли, что все спорные вопросы должны разрешаться путем политических переговоров, диалога. Президент Михаил Саакашвили заявил о своей готовности встретиться с президентом России Владимиром Путиным. Я сама неоднократно говорила о том, что готова на диалог, но главной точкой отсчета для улучшения отношений должен стать отказ России от методов давления на Грузию. Россия должна свыкнуться с мыслью, что Абхазия и Южная Осетия — это территория Грузии и никогда Грузия не поступится своей территорией. Если Россия хочет действительно урегулировать и улучшить наши отношения, она должна просто-напросто сыграть позитивную роль в разрешении этих конфликтов. Выход из российско-грузинского кризиса в том, чтобы Россия и Грузия относились друг к другу уважительно и действительно соблюдали территориальную целостность и суверенитет каждого из этих государств. А если будут двойные стандарты, как до сих пор было со стороны России, то, к сожалению, этот кризис будет продолжаться и скорее всего углубляться. Хотя, честно говоря, я даже не знаю, куда можно еще его углубить или ухудшить» — заявила Бурджанадзе.
Еще одну попытку донести до российского руководства свое мнение спикер грузинского парламента предпримет 14 ноября в Москве, в ходе встречи глав парламентов стран «кавказской четверки» (России, Грузии, Азербайджана и Армении). Однако самые большие надежды Тбилиси возлагает на личную встречу президентов Грузии и России, которая может состояться на предстоящем в конце ноября саммите глав государств СНГ в Минске.
Многие российские эксперты, учитывая безрезультатный визит Бежуашвили в Москву, полагают, что эта встреча может состояться только при активном посредничестве международных институтов — Евросоюза или тех же Соединенных Штатов, давление которых на Россию в вопросах ее политики на постсоветском пространстве после прошедших выборов в Конгресс может усилиться.
К международному общественному мнению активно апеллирует и Гела Бежуашвили. В ходе официального визита во Францию, на пресс-конференции в Париже 7 ноября он заявил, что Грузия опасается военного нападения со стороны России. «Безусловно, угроза нападения существует, именно поэтому я нахожусь в Париже и посещаю другие европейские столицы, чтобы мы все вместе объяснили России, что это глупо, что этого делать нельзя», — сказал Бежуашвили, отвечая на вопрос о возможности «военной агрессии со стороны России». При этом он упрекнул Москву в том, что она «играет очень негативную роль» в конфликте вокруг Абхазии и Южной Осетии.
На следующий день о возможности военной агрессии против Грузии со стороны России заявил председатель комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Георгий Таргамадзе. «Подготовку России к военной агрессии подтверждает тот факт, что с российской стороны участились разговоры об урегулировании конфликтов мирным путем, но вместе с тем, участились и провокации в зонах конфликтов на территории Грузии», — заявил Таргамадзе. При этом он также обратился к международным организациям, призвав их «активизировать мониторинг в Цхинвальском регионе и в Абхазии, и поддержать правительство Грузии в вопросе смены формата миротворческих операций, с тем, чтобы ослабить доминантную роль России в урегулировании конфликтов».
Спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе, в свою очередь, полагает, что если в зоне конфликта и начнутся военные инциденты, то они будут инспирированы Россией. «Проблема в Абхазии и Южной Осетии возникла только после того, как Россия инспирировала конфликты, этническое противостояние в этих регионах. И как раз Россия, к сожалению, все это время поддерживала сепаратистские настроения в обоих регионах. Мне кажется, что российские политики совершенно сознательно подчеркивают на всех встречах возможность кровопролития, несмотря на то, что мы везде, на всех уровнях говорим о том, что наша цель — мирное урегулирование этих конфликтов. И не только говорим, но мы предпринимаем конкретные шаги, начиная от мирных планов и переговоров, односторонних шагов, которые были сделаны по отношению к Южной Осетии. Тем не менее эта риторика продолжается. У нас создается впечатление, что кто-то в России очень хочет спровоцировать конфликт в Абхазии и Южной Осетии, а потом уже показать пальцем на Грузию и грузинское руководство, вот, мол, видите, мы же предупреждали. Конечно, мы делаем все, чтобы избежать любой провокации, а если даже провокация будет, мы предпримем все для того, чтобы весь мир узнал, кто же все-таки является ее зачинщиком» — предупредила Бурджанадзе.
Российские эксперты возможность развития конфликта по военному сценарию не исключают, причем большинство из них склонно винить в этом Грузию. В то же время, в вопросе признания результатов референдумов — и уже прошедшего в Абхазии, и предстоящего в Южной Осетии, они высказывают мнение, гораздо в большей степени устраивающее Тбилиси, чем Цхинвали и Сухуми.
Наилучшем выходом из создавшейся ситуации большинство опрошенных МиК экспертов считает затягивание Россией решения вопроса о признании независимости Абхазии и Южной Осетии и замораживание ситуации в том неустойчивом состоянии, в котором она пребывает сейчас.
Так, Владимир Жарихин, заместитель Института стран СНГ, считает: «Им ничего не даст наше признание их независимости, но и, тем более, невозможен наш уход из этой проблемы: мол, пусть Грузия с ними сама разбирается. Значит, для России единственно разумная ситуация - продолжать замораживать этот конфликт. Так как время - лучший лекарь. В конце концов, на Кипре конфликт замораживается уже полвека. И тем, кто возмущается нашим поведением, можно посоветовать разморозить конфликт на Кипре. Там даже Кофи Аннан пытался разморозить его, но не получилось. И даже перспектива вступления в Евросоюз не подвигла эту ситуацию на разморозку».
Николай Петров, член научного совета Московского центра Карнеги, опасается, исходя из заявлений некоторых руководителей Госдумы и Совета Федерации, что они готовы заняться рассмотрением этой проблемы немедленно. Поэтому она «может начать разрешаться в худшую сторону, а именно, Россия будет готова и признать, и может быть, даже примет решение ввести свои войска на территорию этих непризнанных республик, являющихся частью Грузии, что будет иметь крайне нежелательные и негативные во всех отношениях последствия, в первую очередь, для самой России». Наилучший возможный сценарий, считает эксперт, «просто заморозить ситуацию и не стараться ее каким-нибудь радикальным образом разрешить до президентских выборов в России».
Дмитрий Суслов, заместителя директора Совета по внешней и оборонной политике, разделяет эту позицию. По его словам, «наименее кровавым и наименее насильственным был бы вариант сохранения „статус кво“ в регионе, то есть, сохранение существующей ныне непризнанной независимости этих республик». Этот вариант гораздо в большей степени отвечает российским интересам, нежели признание независимости этих республик с последующей их интеграцией в состав Российской Федерации, подчеркивает эксперт, так как «эти республики выполняют очень важную геополитическую роль на постсоветском пространстве. Они являются теми геополитическими скрепами, которые не дают постсоветскому пространству, пространству бывшего СССР, окончательно исчезнуть, как единая геополитическая единица. Как только эти республики будут признаны независимыми, с их дальнейшим вхождением в Россию, тут же, на следующий день, и Грузия, и Молдавия войдут в НАТО. И исчезнет последняя препона, которая удерживает альянс от этого расширения и этой препоной являются именно неурегулированные конфликты. Как только этот фактор будет снят, тут же и Грузия, и Молдавия станут членами северо-атлантического альянса, и тем самым влияние России и в регионе Закавказья, и в регионе Юго-Восточной Европы окончательно сведется к нулю».
Этой позиции оппонирует Марк Урнов, председатель российского фонда аналитических программ «Экспертиза», который полагает, что вступлению Грузии в НАТО не надо препятствовать, а расширения НАТО надо не бояться. Наоборот, этот процесс нужно приветствовать, потому что «подход НАТО к нашим рубежам означает создание зоны стабильности вокруг нас». Нормализовать же отношения с Грузией можно следующими мерами: «Относиться к Грузии как к реально независимому государству, потенциальному нашему партнеру, то есть, со всем уважением. И не просто на декларативном уровне заявить, что мы поддерживаем территориальную целостность Грузии, а дать указания нашим войскам всячески содействовать восстановлению суверенитета Грузии над Абхазией и Южной Осетией, причем содействовать таким образом, чтобы кровь не проливалась». Также «надо перестать заниматься мерзкими и отвратительными этническими чистками, восстановить транспортное и торговое сообщение между нашими странами, и вместо того, чтобы шантажировать Грузию высокими ценами на газ, подписать с ней долгосрочное соглашение о плавном переходе на рыночные цены».
Маловероятно, что власть последует именно этим советам. Гораздо более вероятной представляется тактика затягивания решения проблемы и отказ от диалога с грузинским руководством до тех пор, пока Тбилиси не выполнит тех требований, которые предъявляет Москва. Но поскольку Грузия их выполнять не собирается, то и уступок от России ждать не приходится. А это означает, что ситуация может сдвинуться с мертвой точки только при посредничестве третьей стороны…