• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостивластьПроверка на профпригодность Какими должны быть современные профсоюзы?

Проверка на профпригодность Какими должны быть современные профсоюзы?

Россiя. 2007. № 31. 16 августа

Согласно исследованиям Института управления социальными процессами ВШЭ, почти 70% россиян на вопрос, нужны ли им профсоюзы, отвечали утвердительно. Но добавляли при этом, что они должны быть другими, не такими, как сейчас.
Репутация официальных профсоюзов ФНПР уже давно подорвана. Работники предприятий вполне резонно считают, что они только выполняют волю работодателя, а вовсе не защищают их права.

Провалом закончилась забастовка на заводе АвтоВАЗ, которую в начале августа организовал альтернативный профсоюз "Единство". Бастующие требовали повышения зарплаты до 25 000 рублей. Сейчас она, по официальным данным, составляет 14 700, а по данным профсоюзов – 7000–8000 рублей. Почему работники, делающие не самый ходовой товар в стране, претендуют на зарплату по мировым стандартам?

Работники не котируются

Из 112 тысяч рабочих на митинг во время рабочего дня вышли 150 человек. Останавливать работу конвейера бастующие побоялись, просто он работал медленнее, а к началу второй смены все и вовсе рассосалось. Лидер профсоюза "Единство" Петр Золотарев заявил потом, что забастовка была "предупредительной". А руководство предприятия вообще назвало произошедшее 1 августа незначительным нарушением трудового законодательства. Эксперты полагают, что с забастовкой на АвтоВАЗе ничего не вышло, потому что рабочие хотят слишком многого. Их воодушевило то, что в этом году машины АвтоВАЗа начали продаваться по мировым ценам. А предвыборные обещания "Единой России", которая посулила всем зарплату в 25 000 рублей, совсем сбили рабочих с толку.

К сожалению, все это не отменяет очевидного. На каждого работника АвтоВАЗа приходится всего 6 автомобилей в год. Для сравнения, на заводе "Форд" во Всеволжске – 32 машины.

По словам директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, при такой производительности труда персонала на этом заводе должно быть в 5–6 раз меньше. "Почему все производители автомобилей вдруг сконцентрировались в Ленинградской области? – спрашивает глава Общероссийского отраслевого объединения работодателей электроэнергетики Олег Куликов.

– Почему они не идут в Тольятти? Это оценка рынком квалификации работников этого завода".

По словам научного руководителя Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгения Ясина, перед отечественным автопромом как никогда стоит проблема конкурентоспособности.

Угроза его безоговорочного поражения особенно видна сейчас, когда на рынок выходят китайские автомобили за 3000–4000 долларов, а российская промышленность не может предложить за такую сумму даже автомобиль плохого качества. Наоборот, машины ВАЗа только дорожают. Это, понятное дело, сказывается на продажах. За 7 месяцев нынешнего года компания продала на 17% машин меньше, чем за тот же период прошлого года.

Несмотря на это, по официальным данным, средняя зарплата на АвтоВАЗе – 14 700 рублей. Только в этом году она выросла на 10%. Больше получают лишь на том же заводе "Форд" – 18–19 тысяч рублей. Другие автомобильные предприятия значительно отстают от АвтоВАЗа. Средняя зарплата на заводе ГАЗ – 12 683 рубля, КамАЗ – 12 000, а рабочие УАЗа получают в среднем всего 9100 рублей.

Заметим, что АвтоВАЗ требовал увеличения заработной платы почти в два раза, тогда как "Форд" во время своей февральской забастовки добивался (и добился) только 30% повышения. "Зарплата на российских предприятиях и так растет в два раза быстрее, чем производительность труда, – подсчитал Евгений Ясин. – И она будет расти, потому что нам еще лет на двадцать обеспечена нехватка рабочей силы".

Обновленные профсоюзы

Параллельно с АвтоВАЗом "взбунтовались" и рабочие Костомукшского ГОКа в Карелии. Они были недовольны разрывом в зарплате междуавтомобильным (52 500 рублей) и железнодорожным (34 000) цехом. Эта забастовка, организованная крупнейшим альтернативным профсоюзом "Соцпроф", оказалась более успешной. Владелец комбината – компания "Северсталь" – признала резонность требований рабочих и пообещала увеличить зарплату всему комбинату.

Выступления рабочих и на АвтоВАЗе, и на Костомукшском ГОКе были организованы альтернативными профсоюзами. Официальные профсоюзы с ними не сотрудничали, а, по некоторым данным, изо всех сил старались помешать. "Мы видим, что наиболее сильные и организованные выступления рабочего класса проходили на сравнительно успешных предприятиях, часто с иностранным капиталом, – делает вывод Евгений Ясин. – И возглавлялись они, как правило, вновь созданными профсоюзами".

Согласно исследованиям Института управления социальными процессами ВШЭ, почти 70% россиян на вопрос, нужны ли им профсоюзы, отвечали утвердительно. Но добавляли при этом, что они должны быть другими, не такими, как сейчас.

Репутация официальных профсоюзов ФНПР уже давно подорвана. Работники предприятий вполне резонно считают, что они только выполняют волю работодателя, а вовсе не защищают их права.

Новые, альтернативные профсоюзы пока только набирают обороты. Хотя у них, как в случае с Костомукшским ГОКом, уже начинает кое-что получаться. Но альтернативным профсоюзам часто мешает новый Трудовой кодекс, согласно которому работодатели имеют право вести переговоры не со всеми профсоюзами предприятия, а только с самым крупным (чаще всего это профсоюз ФНПР).

Зампредседателя горнометаллургического профсоюза России Ирина Леденева признает, что профсоюзам не хватает настоящих профессионалов. Не всегда также удается найти общий язык с работодателями, которые, бывает, не только не хотят сотрудничать, но и оказывают давление на профсоюзных лидеров.

В любом случае современным профсоюзам придется адаптироваться к новым условиям, уверена директор Институтауправления социальными процессами ВШЭ Татьяна Четвернина. Сейчас, когда на большинстве предприятий они уже не занимаются, как в советское время, распределением "благ" – материальной помощи, путевок, билетов на различные мероприятия, – профсоюзам приходится доказывать, что они нужны людям. И если профсоюзы, входящие в ФНРП, не изменятся, то им придется уступить место новым, более активным представителям рабочего движения.

Нужен ли бунт на корабле

Настоящее рабочее движение началось в России уже в XXI веке, полагают эксперты.

В 1990-е годы была масса выступлений (несколько тысяч в год), но это было скорее проявление кризиса, а не здорового рабочего движения. Люди бастовали, требуя выдать зарплату, которую не платили годами. Сейчас рабочее движение набирает силу, и борьба между бизнесом и наемными работниками будет обостряться и дальше, считает Евгений Ясин. "Это не беда, а благо – нормальное действие рыночного механизма, – уверен он. – Только таким образом строится инновационная экономика".

Если рабочие давят на предпринимателя, требуя поднять зарплату, то ему придется поднапрячься, чтобы уменьшить количество рабочих, но при этом увеличить производительность труда. А значит, нужно совершенствоваться в техническом плане, привлекать инвестиции. Рабочие, конечно, не для того устраивают забастовки, чтобы значительное их количество потом сократили, но в итоге получается именно так.

С Евгением Ясиным согласен и Олег Куликов. "Если работодателю нужны дополнительные работники, тогда растет цена за труд и количество занятых. А вот если профсоюз хочет повышения зарплаты, то оно достигается за счет снижения численности работников", – пояснил он.

По его данным, за последние восемь лет количество работников отечественных предприятий снизилось на 5 миллионов.

"Вопрос производительности – это дело бизнеса, а не рабочих, – уверен Евгений Ясин. – Рабочие в любом случае будут против этого, потому что объективные интересы рабочего класса – работать меньше, а получать больше. С нашей производительностью труда, дисциплиной и пьянством на предприятиях мы неконкурентоспособны".