• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Морковка для пенсионера Более половины граждан страны не хотят участвовать в реформе, смысла которой они не понимают

Московские новости. 2007. № 44. 9 ноября

Пока вялотекущий кризис системы не стал острым, экономисты призывают немедленно действовать. Евсей Гурвич предлагает направить на поддержку страховых пенсий инвестиционный доход от активов Фонда национального благосостояния (будет создан на основе Стабфонда в 2008 году). С ним согласен и Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: "Создать на основе Фонда будущих поколений эндаумент - это абсолютно неинфляционное дело. Из него 4-6% должны пойти на пенсионные счета будущих пенсионеров. И тогда не нужно будет трогать тех, кто сегодня живет на пенсию".

Аккурат накануне выборов власть сделала жест в сторону пожилых людей: с 1 декабря базовую часть пенсии повысят на 300 рублей, а с 1 августа 2008-го - ещe на 234 рубля. Таким образом минимальная пенсия по старости составит около 1800 рублей в месяц. Тем временем ведущие российские экономисты предупреждают: индексации пенсий, ставшие нормой, усугубляют состояние пенсионной системы России, которая и так находится в затянувшемся кризисе.

Игра с государством

Не задумываться о пенсии в молодости так же естественно, как думать о ней накануне ухода на заслуженный отдых. Тем не менее регулярные опросы Независимого института социальной политики (НИСП) упорно показывают: и в 2004-м и в 2007-м годах до 60% населения не понимали и не понимают, что живут в условиях новой пенсионной системы. Когда летом этого года власть предложила стимулировать добровольные пенсионные накопления россиян по формуле "тысяча на тысячу" (на каждую тысячу рублей, которые отдает гражданин, еще столько же перечисляет государство), социологи тешили себя надеждой, что хотя бы здесь население проявит активность. Ничего подобного: оказалось, более 70% населения вообще не знают о добровольной накопительной системе или не понимают ее смысла. На более конкретный вопрос - кто потенциально мог бы стать участником этой системы? - 50% категорично заявили, что ни при каких условиях не будут в ней участвовать, и только 13% выразили такую готовность.

"Когда более половины участников накопительной пенсионной системы в 2007 году даже не могут позитивно ответить на вопрос, являются ли они ее участниками, это говорит о глубоком непонимании населением того, в какую игру оно играет с государством в отношении своих пенсий. А также о том, что государство ему это и не объясняет", - негодует Татьяна Малева, директор Независимого института социальной политики. По ее словам, столь низкая активность граждан объясняется не только отсутствием финансовых средств, которые они могли бы "оторвать" от себя сегодня в счет будущей пенсии. Не менее важная причина - недоверие к государственным институтам и опасения по поводу судьбы этих денег.

Чтобы оценить потенциальную опасность такого отношения, достаточно сказать, что каждый четвертый гражданин в России сегодня является пенсионером. "Пенсионеры - это даже не треть электората, а значительно больше, - предупреждает Татьяна Малева. - Практически половина российского населения связана с национальной пенсионной системой. Поэтому если что-то в ней неблагополучно, то надо понимать последствия. Это означает принципиально другую социальную ответственность пенсионной системы перед социальной сферой страны". Но пенсионная сфера хронически больна: об этом говорит и постоянно растущий после снижения единого социального налога (ЕСН) дефицит Пенсионного фонда (по оценке Счетной палаты, в 2008 году он составит более 422 млрд рублей, а к 2018-му - около 1,5 трлн рублей), и частые индексации базовой части пенсии. Из-за них доля страховой части неуклонно сокращается, что весьма беспокоит экономистов: по мнению Малевой, в свете последних прибавок к пенсиям есть основания полагать, что базовая и страховая часть, скорее всего, уравняются. Это означает уничтожение самой сути пенсионной реформы, которая предполагала заменить распределительную систему страховой.

Добавка электорату

Аналитики пессимистичны в прогнозах: порочная практика индексаций будет нарастать. Поскольку нынешний размер пенсий составляет лишь 20% от базовой заработной платы, а льготы, которые хоть как-то смягчали ситуацию, монетизировали, то подкупить сердитый электорат будут пытаться с помощью постоянных добавок к пенсиям - пусть и ничтожных по сравнению с постоянным ростом цен, но создающих иллюзию заботы о гражданах. До 2010 года, как обещает власть, повышение пенсий произойдeт минимум дважды. После этого минимальная пенсия, по словам главы Пенсионного фонда России (ПФР) Геннадия Батанова, сравняется с прожиточным минимумом пенсионера. Сейчас же она недотягивает до него почти на четверть.

Ситуация осложняется тем, что Россия стремительно стареет. По данным Минздравсоцразвития, в стране сегодня более 36 млн пенсионеров, а к 2030 году, по прогнозам, эта цифра вырастет вдвое. А значит, будет постоянно расти и нагрузка на пенсионную систему. Евсей Гурвич, руководитель экономической экспертной группы, уверен: в скором будущем пенсионная система станет одной из главных макроэкономических и политических проблем в стране. По его расчетам, после 2010 года в России начнет быстро падать так называемый коэффициент замещения (соотношение средней пенсии и средней зарплаты), которым и определяется социально приемлемый уровень пенсий: к 2018 году он упадет ниже 20%, а к 2027 году достигнет низшей точки - 16,5%. Но самый большой пессимизм внушает нынешняя доходность пенсионных накоплений.

"Здесь ситуация просто ужасающая, - говорит Евсей Гурвич. - В 2006 году 97% накоплений управлялись Внешэкономбанком, то есть государственной управляющей компанией, которая получила доходность 5,7% - существенно ниже годовой инфляции. Отрицательная доходность пенсионных накоплений через 5 лет после начала реформы - это серьезный признак провала. Мы имеем дело с типичным примером неподготовленной реформы". При этом негосударственные фонды получили гораздо большую среднюю доходность - 20%. Однако число граждан, доверившихся этим фондам, крайне мало: по данным Сергея Бровчака, исполнительного директора НПФ "Участие", в системе негосударственного пенсионного обеспечения сегодня обслуживается 6,5 млн граждан, то есть чуть более 4% от всего населения России. При этом лишь около 2 млн человек перевели накопительную часть трудовой пенсии в НПФ, а это 2% от всего трудоспособного населения.

"Проблема в том, что граждане не доверяют частным компаниям, а государство не хочет брать на себя ответственность и инвестирует только в государственные облигации", - объясняет Евсей Гурвич. При таком управлении и постоянном увеличении государственных вливаний в систему, дающую отрицательную доходность, в ближайшие годы становится проблематичным достичь даже минимального уровня пенсий, рекомендуемого Международной организацией труда (МОТ), - 40% от базовой заработной платы.

Стоит ли умирать на работе?

Пока вялотекущий кризис системы не стал острым, экономисты призывают немедленно действовать. Евсей Гурвич предлагает направить на поддержку страховых пенсий инвестиционный доход от активов Фонда национального благосостояния (будет создан на основе Стабфонда в 2008 году). С ним согласен и Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: "Создать на основе Фонда будущих поколений эндаумент - это абсолютно неинфляционное дело. Из него 4-6% должны пойти на пенсионные счета будущих пенсионеров. И тогда не нужно будет трогать тех, кто сегодня живет на пенсию". Гурвич также убежден в необходимости повышения пенсионного возраста до европейского уровня: для мужчин - до 62 лет, для женщин - до 60. "Уровень пенсий может повыситься за счет этого примерно в полтора раза, - подсчитывает он. - Мы сразу повысили бы коэффициент замещения с 16% до 24%". Эту идею разделяет и Евгений Ясин: "Сейчас мы имеем самый низкий пенсионный возраст в мире, при этом доходы не самые большие и низкая производительность труда. Тем временем вопрос пенсионного возраста государство могло бы снять совершенно безболезненно: те люди, которые будут получать пенсию через 20-30 лет, на улицу не выйдут", - уверен Ясин. Напомним: сегодня возраст выхода на пенсию в России составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Татьяна Малева полагает, что, кроме повышения пенсионного возраста, решить проблему текущего дефицита ПФР могла бы передача финансирования базовой части пенсии федеральному бюджету за счет общих налогов. Стоит обратить внимание и на те 11% населения, которые готовы участвовать в добровольной накопительной системе. Но при этом важно понимать: без восстановления интереса и экономического доверия к пенсионной системе всех ее участников коридор возможностей будет крайне низкий, предупреждает Малева.

Впрочем, Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов, не склонен к иллюзиям: "У нашего человека нет истории успешного и сколько-нибудь длительного использования финансовых инструментов. Поэтому он не верит в них. И никто из нынешнего поколения не рассчитывает, что выживет на эту пенсию. Все картошку с морковкой сажают. А вообще в этой стране надо жить здоровым до упора и умирать на работе". Григорьев уверен: пенсионную систему в России в ближайшие 20 лет переделать в справедливую невозможно. И предлагает ставить реалистические задачи - в первую очередь не допустить банкротств и обнищания тех слоев населения, которые напрямую зависят от пенсий. А это значит, что вместо глубокой реформы пенсионной системы пожилым людям следует ждать от власти очередных финансовых подачек, которые инфляция съедает еще до того, как они доходят до стариков.