• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Корпоративный клон

Российская газета. 15 июля 2008

Насколько глубоко государство должно входить в экономику — сегодня это одна из самых острых дискуссий. Не думаю, что она подходит к концу, но какой-то новый поворот мы, возможно, увидим в ближайшее время.

По крайней мере, ожидается решение вопроса о замене чиновников в советах директоров госкомпаний на профессиональных менеджеров. Намой взгляд, по сути это мало что может изменить. Но уже то, что государство засомневалось в эффективности существующей модели, уже хорошо.

Российские госкомпании я бы разделил на две категории. В первую входят те, где государство либо является полным владельцем (унитарные госпредприятия), либо имеет весомый пакет акций (акционерные общества). Вторая категория — это то, что мы называем госкорпорациями. Они появились сравнительно недавно и создаются отдельными законами обычно как некоммерческие партнерства. Важно, что и те и другие работают в коммерческом секторе. То есть все это формы государственного предпринимательства.

Менеджеров для управления компаниями назначает государство. Понятно, они могут быть более или менее квалифицированными, но суть в том, что это наемные управленцы, так же, как в советское время были директора предприятий или руководители главков. Поэтому сам по себе тезис о том, что мы меняем чиновников на профессиональных менеджеров, — достаточно спорен. Да, вы ставите у руля того, кто вчера работал в частной компании, которая полностью подчинялась рыночным законам. Но переведя его в государственную компанию, вы меняете условия. И "профессиональный менеджер" очень скоро начинает понимать, что он может договариваться с вышестоящими органами о той или иной операции. А когда возникают трудные ситуации — добиться каких-то уступок, привилегий, даже если никаких специальных документов, которые будут подтверждать это, нет. Это совсем другой статус. Конечно, в мире есть государственные компании, которые работают в чисто рыночном режиме. Например, во Франции, где накоплен достаточно большой опыт государственного предпринимательства. Но надо понимать, что у нас другая ситуация. Наши госкорпорации находятся в особых условиях: им разрешают коммерческие операции, но при этом они получают деньги из бюджета, тратят их, не подчиняясь рыночным законам.

Но все это не означает, что таких компаний вообще не должно быть. Есть специальные корпорации, которые заняты решением определенных задач, например Внешэкономбанк. Ему поручено выполнять функции банка развития, где главное — реализация и продвижение государственных приоритетных инвестиционных проектов. На фазе модернизации экономики такая госкорпорация вполне приемлема и разумна, но и здесь должны быть жесткие требования к ее работе. То же самое я могу сказать о госкорпорации "Агентство по страхованию вкладов". Она обеспечивает населению государственную гарантию возврата вкладов в случае банкротства банка.

Это, кстати, была первая в России государственная корпорация. Для нее был написан специальный закон, который потом "сканировали" для других компаний. Некоторым образом агентство стало спусковым крючком для создания других государственных корпораций.

Но есть иные варианты, например госкорпорация "Ростехнологии" или Фонд содействия реформированию ЖКХ.

Вот здесь мне не понятно, зачем нужны такого рода институты. Если у нас есть проблема, скажем, с оборонными предприятиями, то, по-моему, достаточно хорошо работало Росвооружение, или Рособоронпром. И зачем поручать "оборонной организации" реконструкцию "АвтоВАЗа", а потом отдавать ей и другие гражданские предприятия? С этим вполне могла бы справиться обычная коммерческая компания. Не можете найти ее у себя в стране — пригласите из-за рубежа.

Вспомните, когда японский автогигант "Ниссан" был в прорыве, во главе компании поставили испанца, а затем заключили соглашение с французским "Рено". И сегодня "Ниссан" на высоте.

Я думаю, век госкорпораций недолог. Уже есть высказывания руководителей страны, что акцент на вхождение государства в экономику — дело временное. И делается это исключительно для того, чтобы решить определенные задачи. Значит, в высших эшелонах власти есть понимание того противоречия, которое становится все более явным в российской экономической политике.

Тем не менее то и дело читаю в СМИ о предложениях создать какую-нибудь новую госкорпорацию. Понятно — многим хочется на халяву получить государственные деньги. И в очереди таких желающих уже больше, чем зубцов на Кремлевской стене. Пора остудить их пыл. И жестко дать понять, что госкорпорации — это исключительная мера. Они не вписываются в те задачи, которые поставлены перед страной. А это, напомню, кто забыл: модернизация, создание в экономике конкурентного климата, переход на создание инновационных продуктов. Для того чтобы всего этого добиться, необходимо предоставить максимальные возможности частной инициативе, поддерживать ее. И только там, где для нее вообще пока нет условий, "на поле" может, даже обязано, выйти государство. В этом плане создание Российской корпорации нанотехнологий как исключение, возможно, и оправданно.

Главная опасность, которую несут госкорпорации, заключается в том, что они приходят на определенный рынок со своими "связями" и закрывают конкуренцию. А именно она — основная движущая сила инновационной экономики.

И получается так, что без четких планов, но имея возможность придумать их себе, госкорпорации непонятно как будут использовать выделяемые им деньги. Кто за этим проследит? Я был на слушаниях в Совете Федерации по проблемам госкомпаний. Выяснилось, что до сих пор непонятно даже, какая у них должна быть отчетность, перед кем они вообще должны отчитываться. Представитель одной госкорпорации попытался на это возразить, дескать, у них есть совет директоров, в который входят независимые менеджеры и представители государства. Однако он собирается четыре раза в году. В лучшем случае он получит информацию, которую ему дадут, но детально, ежечасно влиять на работу компании не сможет. И это в стране, где проблема коррупции стоит очень остро. Я никого не обвиняю. Но известно, если возникнет коррупциогенная обстановка, то рано или поздно ею кто-нибудь да и воспользуется. Так что у меня остаются большие опасения, учитывая, что вопрос с контролем за деятельностью госкорпораций жестко и детально так и не решен.

Конечно, государственный сектор должен быть в экономике. Но его активы надо ограничить теми, которые необходимы для выполнения госфункций. Всё.

Остальное должно быть в рамках рыночных отношений.

Практикой уже давно доказано — бизнес является самой малоуспешной областью госдеятельности. Государство оказывается гораздо более эффективным в качестве охранителя законности, когда оно выступает арбитром, диктует правила игры и следит за их выполнением.