• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Приказано стать "прозрачным"

Известия. 4 августа 2008

По мнению научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, любые антикоррупционные меры, запускаемые сверху, могут быть бессмысленными, если не будут опираться на инструменты гласности".

Государство отказалось от идеи контролировать расходы семей чиновников, зато за их доходами после принятия соответствующих законов будет объявлен тотальный "глаз да глаз". Это — один из основных ударов по мздоимству, предусмотренных Национальным планом противодействия коррупции, который в минувшую пятницу подписал Дмитрий Медведев. План состоит из четырех разделов.

Первый — законотворческий — предусматривает подготовку закона "О противодействии коррупции" и внесение соответствующих изменений в 25 других законов. Как пояснила помощник президента, глава государственно-правового управления президентской администрации Лариса Брычева, главная новация — "расширение круга лиц, на который распространяется имущественный контроль".

Если сейчас ежегодные декларации о доходах обязаны подавать только гражданские государственные чиновники, то теперь отчитываться будут обязаны военнослужащие, в том числе центральных аппаратов ведомств, таможенники, а также судьи и кандидаты на должность судей. Если что-то в декларациях покажется подозрительным, по словам Брычевой, возможно "использование оперативно-розыскных мероприятий". Источник в кремлевской администрации сообщил "Известиям", что необходимость сообщать об имеющемся имуществе, акциях, облигациях и счетах в банках распространится также на жен/мужей чиновников. Вопрос, стоит ли требовать исчерпывающей информации также с совершеннолетних детей и родителей, пока не решен.

— Я бы сделал по максимуму, — поделился с "Известиями" своей точкой зрения вице-спикер Совета федерации Александр Торшин. — А что? Если нечего скрывать, то и декларацию легко подам! А если есть что скрывать, так скроют так, что следов не найдешь, ведь кроме родственников у чиновников еще друзья есть...

Впрочем, дружеские отношения с тем, на чье имя оформлен твой банковский счет, как известно, тоже вовсе не обязательны. Мир не без добрых людей. И не без запуганных. Кроме того, сколько должен стоить тот же особняк, чтобы заподозрить чиновника в мздоимстве? Тоже вопрос.

— Все это очень и очень индивидуально! Некоторые на Севере работают, где большие зарплаты! Некоторые, в конце концов, взяли кредиты на приобретение недвижимости! — переживает Торшин.

Взяли кредит — пусть докажут. Такой логики придерживается научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. С его точки зрения, госслужащие, конечно, должны иметь возможность накапливать капиталы, обзаводиться недвижимостью, но...

— "Подозрительный" особняк должен стоить не меньше миллиона долларов, — говорит Ясин, — цепляться за какие-нибудь 100 тыс. долларов не стоит, потому что сейчас уже просто нет таких частных домов, которые стоили бы дешевле.

Выяснить цену особняков можно и при помощи деклараций, и другими методами. Ясин, в частности, напомнил, как в свое время Александр Починок предлагал облетать на вертолете вдоль Рублевского шоссе и определять стоимость особняков с птичьего полета. Чиновник должен сам доказать, за какие деньги он приобрел особняк. Если у него это не получается или получается неубедительно, то, по мнению Ясина, должно следовать соответствующее разбирательство со стороны налоговой службы. Далее — дело передается следователям, потом суд и все "прелести" уголовных санкций, вплоть до конфискации имущества.

Контроль за крупными расходами чиновников нужен, сходятся во мнении эксперты, но, спасет ли он страну от коррупции, они не уверены. Есть много способов "убежать". Фиктивный развод для чиновника-взяточника — чем не решение проблемы?

— Чрезмерные усилия часто приводят к тому, что народ исхитряется, вырабатывает соответствующие антиинституты, справиться с которыми намного труднее, — считает Ясин.

По его мнению, любые антикоррупционные меры, запускаемые сверху, могут быть бессмысленными, если не будут опираться на инструменты гласности, "на сеть добровольных осведомителей".

— Вы имеете в виду СМИ? — уточнили "Известия".

— В том числе. Но прежде всего общественное порицание, которое, например, существует в Швейцарии, когда сами люди говорят: "А вот этот не платит налоги!" Отдельного ведомства, которое бы контролировало всю борьбу с коррупцией, в стране не будет. И это, подтверждают источники "Известий", один из выводов из затяжной "войны силовиков". Как бы не хотели разнообразные кланы заполучить контроль над "суперведомством", каковым наверняка бы оказался единый антикоррупционный орган, этого не произошло. Контролировать реализацию плана будут в Совете по борьбе с коррупцией при президенте. Хотя усиленно поработать придется и многим другим, начиная с налоговой службы, которой, видимо, придется набирать дополнительных сотрудников для проверки резко увеличевшегося объема имущественных деклараций, до следственных органов, которые потом, после налоговых проверок, должны будут сделать свои выводы.

Как говорят в Кремле, быстрого эффекта от плана не ждут — не та проблема, которую можно полностью решить в короткие сроки. Даже самые передовые страны, где ситуация неплохая, продолжают вести борьбу с коррупцией, напоминает источник в администрации.