• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Фирма не гарантирует

Российская газета. 23 мая 2008

"Это явление не может быть побеждено каким-то одним способом, насколько бы ни были эффективны принимаемые меры, — пояснил первый проректор Высшей школы экономики Вадим Радаев. — Успех политики по борьбе с контрафактом предполагает последовательное продвижение, сочетающее ужесточение законодательных санкций и постоянное давление правоохранительных органов, целевое обучение специалистов и широкую, социально ориентированную разъяснительную работу".

Доля контрафакта в розничной торговле России составляет около 6 процентов от общего оборота, то есть примерно 525 миллиардов рублей в год. Эти цифры "вывели" авторы исследования "Изменение масштабов и форм борьбы с контрафактной продукцией на российском рынке потребительских товаров".

Вчера итоги этой работы были озвучены специалистами Государственного университета — Высшей школы экономики, которые и проводили исследование. По оценкам экспертов, контрафактный бизнес развивается неравномерно и сильно отличается в зависимости от товарных категорий. Сейчас можно выделить четыре сферы распространения контрафактной продукции: господствующее распространение — 70—80 процентов (это всем известные нелицензионные CD, DVD и программное обеспечение), сфера массового распространения — 30—40 процентов (одежда, обувь, а также алкогольная продукция), сфера широкого распространения — 10—15 процентов (медикаменты и лекарственные средства, а также парфюмерия) и сфера ограниченного распространения контрафакта на уровне примерно 1—2 процентов (чай, кофе и бритвенные лезвия). Однако производители и сбытчики контрафактной продукции не намерены сдавать своих позиций в борьбе с государством и законными правообладателями.

"Это явление не может быть побеждено каким-то одним способом, насколько бы ни были эффективны принимаемые меры, — пояснил первый проректор Высшей школы экономики Вадим Радаев. — Успех политики по борьбе с контрафактом предполагает последовательное продвижение, сочетающее ужесточение законодательных санкций и постоянное давление правоохранительных органов, целевое обучение специалистов и широкую, социально ориентированную разъяснительную работу".

Пока же в российских законах нет точного различия таких понятий, как контрафакт, фальсификат и товар-имитатор. И в практике тоже не сложилось окончательных определений, что нередко вызывает неоднозначные толкования, когда участники рынка относят к контрафактным разные группы товаров и действий. Общим для всех на сегодня является, пожалуй, лишь отношение к подделкам фирменных товарных знаков и логотипов. А также к появлению на рынке товаров-имитаторов, то есть к той продукции, которая выпущена с копированием или стилевым заимствованием отдельных элементов товарных фирменных знаков или "сходной до степени смешения" с оригинальным продуктом.

К тому же на рынке контрафакта появились новые тенденции — повысилось качество упаковки и внешнего вида. Производство этих товаров в основном "ушло" за пределы России, но зато их продажа заняла большое пространство в Интернете. До Глобальной сети закон вообще еще "не дотянулся", и сегодня, по словам исследователей, это "наиболее широкая дорога контрафактного товара на рынок".

Между тем стоит сказать, что с 2000 года наблюдается ступенчатое снижения уровня подделок в отдельных товарных категориях. Скажем, пять лет назад те же чай и кофе были в нише товаров широкого, а не ограниченного распространения. Вообще, как подчеркивают исследователи, главным итогом последнего пятилетия стала заметно возросшая активность государственных органов по выявлению, задержанию контрафакта и доведению соответствующих дел до суда (особо отметили активность таможенных органов). Несмотря на определенные правовые пробелы, в частности с до сих пор нерегламентированным процессом уничтожения контрафактной продукции, все же российское законодательство в сфере защиты прав интеллектуальной собственности в целом соответствует нормам международного права. В последние годы произошло ужесточение этого законодательства, в том числе в связи с будущим вступлением России в ВТО. Поэтому рекомендации по совершенствованию законодательства авторами исследования даются весьма осторожно. В целом нынешнее исследование в отличие от аналогичного, проводимого в 2002 году, направлено не на то, чтобы осознать проблему на государственном уровне (это уже сделано), а обращено к компаниям правообладателям, включая региональные представительства и руководство головных офисов.

Особое место уделено работе с потребителями. Авторы исследования настаивают, что упор здесь должен быть сделан на массовую информацию о возможном ущербе для здоровья и жизни людей. По данным исследования, сегодня около 40 процентов покупателей, зная о контрафактности товара, все равно его покупают из-за сравнительно низкой цены. И широкая социальная реклама способна со временем принести ожидаемый эффект, считают авторы исследования.

При этом они честно признают, что полностью искоренить контрафакт пока невозможно. Но вполне по силам свести его к минимальному уровню, не оказывающему деформирующего влияния на рынок.