• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостиИван Аржанцев: «Это информатика, закончившая школу и поступившая в университет»

Иван Аржанцев: «Это информатика, закончившая школу и поступившая в университет»

Slon.ru. 5 мая 2014

Глава нового факультета компьютерных наук, организованного Высшей школой экономики и компанией «Яндекс», о настоящем и будущем сomputer science в России

Высшая школа экономики совместно с компанией «Яндекс» открылифакультет компьютерных наук. Он появился в рамках стратегии создания «больших» факультетов в «Вышке», объединив отделения программной инженерии и прикладной математики и информатики, а также базовую кафедру «Яндекса». Возглавит факультет Иван Аржанцев, который также руководит группой академических программ интернет-компании. 

Slon спросил у Аржанцева, каким будет факультет и чего ждать от сomputer science в России. 


– В «Яндексе» заявляют, что хотят создать вместе с ВШЭ факультет компьютерных наук мирового уровня, – первый в России. Вы выходите на совсем пустое поле? Есть какой-то лидирующий российский центр компетенции в этой области? 

– Сейчас очевидного лидера нет. И вряд ли нам удастся создать какой-то единый центр компетенции, научное сообщество никогда не будет жестко структурированным. Но совершенно точно Школа анализа данных «Яндекса» за последние годы встала в один ряд сразу с несколькими образовательными учреждениями, которые выпускают лучших в мире специалистов в области сomputer science. 


С момента создания ШАД окончили около 300 студентов, и каждый год выпускается еще 100 – почти столько же, сколько в Стэнфорде. Трудоустройство выпускников в материнской компании никогда не было самоцелью, из ШАД вышли разработчики многих известных организаций. С появлением нового факультета в «Вышке» появляется возможность удовлетворять спрос на таких специалистов в еще больших масштабах. Только на бюджетные места в рамках бакалавриата в этом году мы планируем принять 180 человек. Еще 60 – в магистратуру. 

– Кто еще в России работает с компьютерными науками и понимает, что это такое?
– Это прежде всего факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, мехмат МГУ, несколько факультетов МФТИ, в частности факультет инноваций и высоких технологий, СПбГУ, ИТМО, Computer Science Center в Петербурге, одним из организаторов которого стал ШАД. Для них всех сomputer science – это уже давно не эксперимент, а повседневное и понятное направление. 


Проблема только в том, что выпускаемых специалистов очень мало для рынка, сообщество не справляется. Людей, которые готовы одновременно вести собственные проекты, заниматься исследованиями и при этом преподавать, еще меньше. Такие люди, как правило, работают сразу во многих местах, они нарасхват. Задача нового факультета – сконцентрировать вокруг себя побольше таких редких людей, чтобы они вырастили новое поколение специалистов по компьютерным наукам.
– Когда мы говорим о сomputer science, что мы имеем в виду в контексте российских стандартов? Есть у научного и корпоративного сообщества какой-то консенсус, общее понимание, что именно входит в компьютерные науки? 

– На Западе с этим термином более или менее определились. У нас с ним несколько сложнее в силу традиционного развития похожих по темам и структуре программ. Вообще это то, что в России называют информатикой, – она у нас, правда, ассоциируется со школой, но содержательно это и есть сomputer science. Информатика, закончившая школу и поступившая в университет. Сюда же, конечно, относятся и прикладная математика, и программирование, и информационные технологии.
В идеале на выходе выпускник должен иметь весь набор профессиональных навыков программиста и глубокие знания по фундаментальной математике. Но тут важно не то, какое поле знаний покрывается этим термином, а то, на какие прикладные направления мы будем сейчас ориентироваться в первую очередь. Это анализ и обработка больших данных, информационный поиск, машинное обучение, компьютерное зрение, компьютерная лингвистика, машинный перевод. 

– И это направления, в которых хорошо разбирается «Яндекс». То есть универсальной программы все-таки не получилось? 

– Мы придумали 20 направлений, посмотрели, сколько из них может уверенно покрыть «Яндекс», стало понятно, что четыре-пять. Потом подумали, кто есть из партнеров, кто мог бы подключиться и что-то взять на себя, – это еще около пяти. В результате было решено взяться примерно за десять направлений. Не все они будут интересны «Яндексу», но ведь «Яндекс» – только один из потенциальных работодателей. Мы не ставили цели создать корпоративный факультет. 


Понятно, почему машинное обучение – это то, что у «Яндекса» хорошо развито, тут мы можем конкурировать на мировом уровне. Технологии компьютерного зрения также используются в сервисах «Яндекса», плюс по этому направлению проходит семинар в ШАД – есть серьезный задел.
Кроме этого, несколько лет назад в «Яндексе» появилась команда, которая занимается исключительно исследовательской работой в области информационного поиска и публикуется на ведущих конференциях. Это тоже наш конек. В чем академическая специфика computer science? Здесь очень ценится оперативность научных публикаций. У других научных направлений важнейший системный элемент – рецензируемые журналы. Мера успеха математика, например, это публикация в таком журнале. У computer science тоже, конечно, есть журналы, но здесь совершенно другой темп выдачи результатов, их нужно публиковать немедленно, иначе они устареют. Поэтому важную роль играют конференции: публикации проходят отбор, рецензирование, и лучшие из них попадают в сборники. 


– Факультет при этом будет скорее ориентироваться на выпуск прикладных специалистов, разработчиков и менеджеров, а не исследователей, научных работников? 

– Факультет будет готовить и разработчиков, и исследователей. Первые два года у студентов будут базовые курсы, а дальше они уже должны выбрать одну из нескольких траекторий: программная инженерия, анализ данных, big data, технологии моделирования сложных систем, анализ и принятие решений, интеллектуальные системы или теоретическая информатика. И вот последнее направление как раз рассчитано на студентов, которые захотят больше заниматься наукой. Мы обеспечим обе альтернативы: большинство, что понятно, выберет скорее корпоративные карьеры, пойдет в компании разработчиками, аналитиками и менеджерами. Но если хотя бы 10% выпускников решат заняться наукой в рамках факультета или за его пределами, – это идеальный вариант. 


– Кроме того, что за факультетом стоит «Яндекс» и образовательный опыт «Вышки», чем он еще будет выделяться на образовательном рынке computer science, пусть пока и небольшом? 

– Есть несколько особенностей. В «Вышке» сейчас проводятся смелые эксперименты по снижению аудиторной нагрузки. Это сложный вопрос, идет постоянная дискуссия в академическом сообществе, но было принято решение, что пора делать смелый шаг. У студентов на факультете предусматривается много самостоятельной работы – на нее будет приходиться до 40% времени. Конечно, она должна быть жестко структурирована: выдается задание, а затем за его исполнением осуществляется контроль. 


Вторая важная особенность – это упор на проектную и практическую работу. Проекты будут предлагать департаменты факультета, научные институты, коммерческие компании. Студенты, в свою очередь, смогут выбрать на этой условной ярмарке то, что им интересно. И получат классный опыт работы в командах. Причем это будет касаться не только программирования. Наша задача – предложить студентам интересные проекты по всем направлениям, чтобы было из чего выбирать. 


В целом мы попытаемся объединить три традиции. Есть традиция отечественных математических школ, тут все понятно, это визитная карточка, символ качества нашего технического образования. Вторая традиция – корпоративная: коллективы в крупных IT-компаниях, в том же «Яндексе», уже имеют огромный практический опыт, они уже хорошо понимают, чему надо учить, а чему нет, и мы этот опыт обязательно используем. Наконец, это традиции спортивного программирования – российские программисты регулярно побеждают на международных чемпионатах, для многих опыт участия в таких турнирах сопоставим с получением второго высшего образования. В числе преподавателей факультета – победители чемпионатов мира по программированию.
– Получается, в первую очередь – опора на локальные традиции российского технического образования? 




– Ни в коем случае. У нас не получится оказаться вне международного контекста. Stanford University, MIT, швейцарский EPFL – для нас это понятные ориентиры. Магистерские и бакалаврские программы, сами принципы их работы в «Вышке» – во многом результат ориентации на европейские и американские образовательные практики. Но при этом важно объединить западные подходы к формированию образовательных программ с опытом наших ведущих вузов и математических школ. Наши выпускники всегда отличались широким кругозором, фундаментальными знаниями, и мы сохраним эту традицию.