• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Не очень "Справедливая Россия"

Независимая газета. 6 августа 2012

«Акции» «Справедливой России» стремительно падают вниз. Один за другим партию покидают отцы-основатели и ключевые спонсоры, продолжается массовый исход региональных партийцев. Разразившийся после парламентских и президентских выборов внутрипартийный кризис во многом связан с управленческими провалами высшего партийного руководства, с нарочитой оппозиционностью эсэров по отношению к Кремлю, но главное – с развенчанием популярного мифа о второй партии власти.

Скандалы вокруг «Справедливой России» не стихают. Буквально на днях, 27 июля, в Казани состоялась акция против смещения с должности бывшего руководителя регионального отделения партии Фарита Фарисова и руководителя аппарата Азата Ислаева, лишившихся руководящих постов в партии «за действия, наносящие вред политическим интересам партии». А в конце июня случился массовый исход из «Справедливой России» членов курского отделения партии. Более 700 эсэров из Курской области направили «одной бандеролью» заявления о выходе из партии лидеру «Справедливой России» Николаю Левичеву. Причиной, по их признаниям, послужил произвол со стороны главы регионального отделения – депутата Госдумы Александра Четверикова.

Недовольство демонстрируют не только региональные эсэры, разочарованные новым партийным руководством на местах, но и некогда отцы-основатели политической силы. Так, в апреле от «Справедливой России» откололась Партия пенсионеров и ее родоначальник Игорь Зотов. А прошлым летом прямо накануне старта избирательной кампании в Госдуму партию покинул главный спонсор эсэров Александр Бабаков – представитель партии «Родина».

Шесть лет назад в 2006 году так называемая большая «тройка» – Партия пенсионеров, «Родина» и «Жизнь» – основала альянс под названием «Справедливая Россия». Впрочем, объединение этих политических сил выглядело довольно дико и странно и больше смахивало на мезальянс.

И вот почему больше всего дивидендов новому политобразованию в свое время принесла партия «Родина». В 2003 году эта политическая сила, стартовавшая фактически с нуля и не располагавшая каким-либо административным ресурсом, получила внушительное число голосов на парламентских выборах в размере 10%. Небывалой популярностью партия пользовалась на региональных выборах, набирая даже больше процентов, чем на федеральных. Родинцы создали мощную региональную сеть, привлекли в партию большой пул известных, популярных, авторитетных личностей. Впрочем, в партии отсутствовало единство взглядов относительно того, какую позицию занимать по отношению к «Единой России» – строго оппозиционную или же превзойти единороссов по всем параметрам и стать самой крупной, популярной и влиятельной политической силой в стране. Несмотря на борьбу различных тенденций, протекавшую с переменным успехом, а также пертурбации, связанные с уходом главного партийного кумира Дмитрия Рогозина и приходом на его место Александра Бабакова, «Родина» была далека от внутрипартийного кризиса. Партия крепко стояла на ногах и представляла очень серьезную политическую силу, с которой приходилось считаться даже Кремлю. При всем желании власти избавиться от неудобной и неуправляемой политической силы ослабить и расшатать «Родину» было фактически невозможно.

Партия пенсионеров, конечно, не сияла столь же ярко на российском политическом небосклоне. И численность у нее была намного меньше, и в парламенте она никогда не была представлена. Однако, сменив несколько лидеров и владельцев, она постепенно набрала довольно серьезную популярность. Во всех регионах были открыты партийные отделения. Более того, она не без успеха выступала на выборах в субъектах Федерации. В отдельных регионах представители Партии пенсионеров набирали свыше 20% голосов.

Партия жизни на фоне своих партнеров по триумвирату выглядела довольно тускло, не имея в своем активе почти ничего, кроме случайных людей, которые пришли в нее скорее не по доброй воле, а по приказу сверху. Проект казался провальным начиная с названия. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский иронизировал по поводу того, что все остальные партии смерти похожи. Сейчас мало кто помнит, что деятельность Партии жизни начиналась с борьбы за спасение русских выхухолей. «Очевидно, что Партия жизни так и не смогла выйти из разряда нулей – она не занималась ничем полезным, кроме спасения выхухолей», – не скрывал эмоций Жириновский. Между тем эта тема надолго закрепилась за политструктурой, которую впоследствии и стали именовать «партией выхухолей».

Объединение трех совершенно противоположных друг другу сил вряд ли было бы возможно, если бы не статус Сергея Миронова – спикера Совета Федерации, третьего лица в государстве. Именно он внушил коллегам по объединению миф о личной, почти братской дружбе с лидером страны Владимиром Путиным, от которого Миронов якобы получил тайное стратегическое задание – с целью совершенствования российской политической системы создать вторую партию власти. Есть, дескать, «Единая Россия» – пока главная и единственная. Однако так будет не всегда. Должна появиться по примеру Великобритании вторая правящая партия, когда друг друга сменяют две системообразующие партии – лейбористская и консервативная, или США, где к власти поочередно приходят демократы и республиканцы.

Другой миф, которым активно спекулировал Миронов, – это то, что «Справедливую Россию» накануне парламентских выборов 2007 года возглавит будущий преемник Путина. Однако после того, как осенью 2007 года на съезде «Единой России» Владимир Путин согласился возглавить список единороссов на парламентских выборах, а затем привел партию власти к победе, стало понятно, что рассуждения Миронова насчет преемника были всего-навсего политическим блефом.

Кстати сказать, «Справедливая Россия» на выборах 2007 года набрала чуть более 5%. Впрочем, в 2006 году лидерам «Родины» и Партии пенсионеров такой сценарий развития событий было трудно предугадать. Они были полны решимости создать вторую партию власти, которую посулил им Миронов. Сев за стол переговоров и определив приемлемые для всех правила игры, партийные боссы из большой «тройки» провозгласили объединение под названием «Справедливая Россия».

Понятно, что, когда альянс создают личности такого масштаба, предполагается коллегиальное управление новой политструктурой. Так оно поначалу и было: руководящие органы состояли из представителей трех партий. Субъекты Федерации были пропорционально поделены в зависимости от того, у какой из политических сил, «Родины» или Партии пенсионеров, были более мощные отделения. Нетрудно догадаться, что у Партии жизни сильных местных организаций не было нигде. Однако представителям этой политструктуры была выделена определенная квота в виде трети регионов страны, где они могли бы наращивать свое влияние.

От внутренних договоренностей эсэры очень скоро перешли к внешним. В частности, авторы нового политического проекта пообещали администрации президента создать вменяемую партию, которая в какой-то момент смогла бы превзойти «Единую Россию». Иначе говоря, не заниматься критиканством, а предложить более совершенную модель развития российского государства, с альтернативным видением будущего страны, возможно, более социальным, чем у «Единой России». Задачей справедливороссов было оттянуть на себя электорат, не желавший по тем или иным причинам голосовать за партию власти. Однако эти договоренности Миронов, возглавивший «Справедливую Россию», очень быстро нарушил. Сначала началось вытеснение представителей «Родины» и Партии пенсионеров из партийного аппарата, им на смену пришли соратники Миронова. Затем процесс тотального обновления обрушился и на региональные структуры. Партийный лидер не сильно церемонился в вопросе соблюдения квот в региональных отделениях. Через некоторое время так называемые жизненцы захватили большую часть региональных отделений, отжав родинцев и Партию пенсионеров на периферию.

Впрочем, на этом внутрипартийные интриги Миронова не закончились. Бабакову и Зотову были обещаны места в первой «тройке» на парламентских выборах 2007 года. Но договоренности забылись, как только избирательная кампания стартовала. Откуда ни возьмись появились люди, которым во что бы то ни стало нужно было обеспечить места в списке. Конспирологические теории Миронова по поводу второй партии власти и преемника произвели должное впечатление: в партию пожелали влиться малые политструктуры, такие как Народная партия Геннадия Гудкова и популярные оппозиционные политики, в числе которых оказалась и Оксана Дмитриева. Впрочем, возможности «Справедливой России» на парламентских выборах были явно переоценены. На выборах 2007 года партия не оправдала надежд спонсоров, кредиторов, бизнесменов, финансово-промышленных групп, которые рассчитывали на гораздо больший процент голосов.

Любопытно, что Миронов и его правая рука Николай Левичев отказались понести ответственность за поражение на выборах. В итоге огромное количество людей по всей России были фактически обмануты. Среди них оказались и ряд основателей «Справедливой России». К примеру, лидер Партии пенсионеров Зотов даже не удостоился депутатского кресла. А все потому, что его записали в округ, где заведомо невозможно было набрать необходимое количество голосов для того, чтобы стать депутатом Госдумы. Такая же ситуация сложилась и в отношении лидеров партии «Родина». Показательным тут является ситуация с Натальей Нарочницкой, которая активно агитировала за «Справедливую Россию», делая акцент на ее патриотических настроениях, принесла партии немало голосов, однако осталось за бортом федерального парламента. Таких примеров во время кампании 2007 года было много.

Впрочем, благодаря предпринятым действиям определенный эффект все же был достигнут: идейным большинством в «Справедливой России» стали представители Партии жизни. Вся власть сосредоточилась вокруг Миронова и Левичева, а поскольку Миронов был занят Советом Федерации, даже в большей степени вокруг Левичева. Этот тихий, неприметный худощавый человек, по сути дела, правил бал везде и во всем. Результаты его руководства были неутешительными, партийная политика на уровне регионов пошла под откос, ценные кадры партии оказались забыты, авторитетные люди, на которых держались региональные отделения, остались не у дел. Зато появилось огромное число людей, которые, не имея никаких особых заслуг перед партией, тем не менее были вхожи в высокий кабинет Левичева.

В партию потянулись те, кто по тем или иным причинам не попал в «Единую Россию», но очень хотел прийти во власть. Примеров можно привести много, но самый выдающийся – эсэр Олег Михеев. Он возглавил последнюю выборную кампанию в Государственную Думу. Свое влияние в партии он наращивал в течение последних трех лет. Как стало ясно позднее, получение депутатской неприкосновенности стало для него настоящим смыслом жизни. Дело в том, что этот человек погряз в экономических скандалах. Впрочем, эти обстоятельства, судя по всему, мало волновали партийных боссов. С их легкой руки Михеев получил нужный округ, где смог набрать необходимое число голосов для получения депутатского мандата.

Образовавшийся негативный фон не мог не повлиять на имидж партии: чем больше партия утрачивала общественное доверие, тем более радикально выступала против «Единой России» и в какой-то момент – Владимира Путина. Результат не заставил долго ждать – размолвка Миронова с Путиным, которая стоила лидеру эсэров поста спикера Совета Федерации. В Кремле рассудили, что Миронов своими действиями в качестве партийного лидера дискредитирует высокий государственный пост. В итоге ему пришлось покинуть не только должность спикера верхней палаты парламента, но и руководящую позицию в «Справедливой России», которая, как ни странно, досталась не Бабакову или равному ему по статусу и принадлежности к партии «Родина», а Левичеву. Приход последнего на пост партийного лидера был оскорбительным для многих эсэров. Причина в том, что Левичев мог быть хорош как аппаратчик или секретарь Миронова, но не как партийный начальник.

Нельзя было ставить на такой пост человека, не имеющего совершенно никакого авторитета. Миронов выступил в роли уходящего монарха, который оставляет после себя коня, любовницу, друга и т.д., таким образом проявляя полное неуважение к той структуре, которая по большому счету его подпитывала силами.

Тем не менее эсэры проглотили обиду и проголосовали за Левичева. Это обстоятельство во многом стало началом конца. В региональных отделениях начался полный беспредел. Левичев начал такую бойкую деятельность по замене председателей региональных отделений, что партия обновилась на 60%.

В избирательные списки в Госдуму по округам попали люди, которые до этого в партии никому были не известны. Эти люди ничего для «Справедливой России», ее имиджа и рейтинга никогда не делали. Откуда они взялись, никто не знает.

Во многом партийный кризис усугубился после того, как эсэры активизировали противостояние президенту и премьеру. Партийные ветераны начали покидать партию один за другим. Вскоре, как уже было сказано выше, начались массовые исходы членов из региональных отделений. Сейчас можно с уверенностью сказать, что в «Справедливой России» не осталось людей, которые ее когда-то создавали. По сути дела, как только в нашей стране появился закон, упрощающий регистрацию малых партий, бывшие лидеры эсэров фактически вернулись к тому, с чего начинали свою политическую карьеру, – к созданию новых малых партий.

Многие из новых партий созданы на основе тех кадров, которые вышли из «Справедливой России». Это и Партия пиратов, и Партия зеленых, и Партия социальной справедливости. Региональные отделения этих партий пополняются и строятся на основе вышедших из СР людей. Но развал СР идет не только в низах. Но и сбоку и сверху. Покинул партию с проклятиями основатель и председатель СССР (Союза сторонников «Справедливой России») Тихонов, а президиум партии – Панфилов и Подберезкин... Они смогли простить Миронову его некорректное отношение к отцам-основателям партии, но не смогли простить «отречение» от Путина.

Демарши эсэров против Путина и Медведева напугали, конечно, не Путина и Медведева, а большую часть самих мятежников. Миронов, которого Путин больше не принимает ни по каким вопросам, сам находится в отчаянии: думалось ли ему, человеку с пятью высшими образованиями, когда-то третьему лицу в государстве, что он будет возглавлять структуру, подобную пиратской шхуне, идущей на дно, далеко перешедшую в своем радикализме КПРФ и ЛДПР и даже, похоже, самих лидеров Болотной площади? Не чураются некоторые эсэры, взять того же Илью Пономарева, не только стояния рядом с откровенными прозападными грантоедами, но и бегают в американское посольство. А ведь когда-то был среди коммунистов, с честным комсомольским профилем... Возникшая в результате критики Путина и Медведева паника спонсоров вынуждает обнищавшую партию прибегать к методам, которые ее новые члены использовали еще в додепутатскую бытность. Недаром же эсэры упорно продвигают законопроект о так называемом свободном мандате – фактическое разрешение руководству партии, как утверждают оппоненты «Справедливой России», помимо воли избирателей торговать свободными мандатами депутата Госдумы!

Стремительная маргинализация и экстремизация партии в перспективе грозит только одним: полным выходом за политическое поле. Заставить с собой считаться путем радикализации эсэры не могут – известно, что Кремль не разговаривает с шантажистами.