• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новые предвыборные приоритеты Кремля

Комсомольская правда. 30 сентября 2015

Генеральная репетиция перед выборами в Госдуму 2016 года во многом достигла целей, поставленных Кремлем

Главный итог региональной кампании - реализация конкурентных сценариев, активизация оппозиции и, как следствие, повышение легитимности выборного процесса. Наиболее яркой тому иллюстрацией стали выборы в Иркутской области, где во втором туре победил кандидат от оппозиции - коммунист Сергей Левченко.

СТАВКА ДЕЛАЕТСЯ НА ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОВЕРИЯ К ВЫБОРАМ

 

Состоявшиеся в середине сентября региональные выборы, бесспорно, стали точкой отсчета перед выборами в Госдуму. Кампании в субъектах Федерации велись с прицелом на федеральные, а приоритет преимущественно отдавался созданию атмосферы состязательности и легитимности.

В преддверии главных выборов страны Кремль всячески старается избежать повторения сценариев 2011 года. Главной претензией общества тогда, напомню, были многочисленные нарушения на выборах, фальсификация результатов, отсутствие конкурентной борьбы. Представители оппозиции, безусловно, гипертрофировали степень злоупотреблений со стороны властей предержащих во время избирательной кампании, тем не менее доверие к действующей власти было серьезно подорвано. Среди прогрессивной части общества утвердилось убеждение в том, что выборы в России - это всего лишь фикция, участвовать в них - значит не уважать себя и ценности демократии.

В ответ на это подчеркнуто искаженное представление реальности заместитель главы администрации Президента РФ Вячеслав Володин, курирующий российскую внутреннюю политику, задался целью исправить изрядно подпорченный имидж отечественной избирательной системы, вернуть выборам легитимность, сделать их по-настоящему конкурентными.

И если в прошлом избирательном цикле превалировало стремление всеми правдами и неправдами протащить в Госдуму критическое большинство представителей партии власти, неважно какой ценой, и пусть даже в ущерб авторитету государства, то в современной ситуации ставка делается на возвращение доверия к выборам как к главному институту политической демократии в стране. Проще говоря, теперь в числе ключевых показателей эффективности Кремля - создание благоприятных условий для конкуренции, свободный доступ СМИ к освещению выборного процесса, минимизация нарушений в ходе избирательной кампании и в день голосования, обеспечение прозрачного подсчета голосов и как следствие - уменьшение жалоб.

На самом деле начало этому процессу положено еще в 2012 году, когда стартовала реформа выборного законодательства. В России существенно увеличилось число политических партий и возобновились прямые выборы губернаторов, хотя участие в них и было обусловлено прохождением муниципального фильтра. Ко всему прочему была возвращена смешанная система на выборах в Госдуму - частично по партийным спискам и по одномандатным округам. Критики преобразований продолжали сомневаться в эффективности принятых мер. А все потому, что представители действующего губернаторского корпуса, выдвигавшиеся на выборы в последние годы, как будто по инерции набирали зашкаливающее число голосов, оставляя далеко позади себя кандидатов от оппозиции. «И в чем же разница?» - задавались вопросом скептики.

ГОЛОСА НИКТО «НЕ ДОРИСОВЫВАЛ»

Однако нынешняя кампания выявила обратную тенденцию - действующим губернаторам становится все сложнее побеждать в условиях усиливающейся конкуренции. Наиболее показательный в этом смысле, безусловно, пример Иркутской области, где коммунист Сергей Левченко во втором туре обошел своего главного противника - врио губернатора Сергея Ерощенко. На самом деле в этой ситуации удивительного мало, она скорее закономерна, чем непредсказуема. По итогам единого дня голосования Ерощенко не хватило всего каких-то полтора процента до победы в первом туре. О чем это говорит? Прежде всего о том, что голоса никто по распоряжению «свыше» «не дорисовывал». Хотя в прежние времена не сфальсифицировать полтора процента было бы непозволительной роскошью, к тому же никто и не заметил бы. Представители власти вполне оправданно опасаются второго тура. В большинстве случаев он превращается в антирейтинговую кампанию, когда люди фактически вынуждены выбирать из двух зол. И если в первом туре голоса распределяются по разным кандидатам, то во втором - те избиратели, чьи фавориты потерпели неудачу, а это, как правило, представители оппозиции, ориентир держат на альтернативного претендента на высший пост в регионе, что, собственно, и произошло в Иркутской области. Вместе с тем стоит заметить, что Ерощенко помог Левченко преодолеть муниципальный фильтр, как в 2013 году подобное для оппозиционера Алексея Навального сделал мэр Москвы Сергей Собянин.

Впрочем, Иркутская область не единственный пример реализации конкурентных выборных сценариев. С достаточно сильной стороны кандидаты от оппозиции проявили себя на выборах в Амурской, Омской, Новосибирской областях, Республиках Марий Эл и Чувашия. Ведущие российские политтехнологи сходятся во мнении, что кампании в этих субъектах Федерации очень напоминали выборы шальных 90-х годов прошлого века по накалу страстей и даже потраченным бюджетам. В принципе подобная ситуация могла бы сложиться и в других выборных регионах, однако там оппозиция не смогла выставить действительно сильных конкурентов действующей власти.

По большому счету цель, обозначенная Вячеславом Володиным, по результатам минувшей кампании достигнута досрочно, аккурат за год до выборов. Уже теперь очевидно, власть не намерена любыми способами добиваться 50 и более процентов для «Единой России». Главный приоритет - это обеспечение легитимности выборов, даже ценой прихода к власти кандидатов от оппозиции, ведь конкурентная борьба на то и существует, чтобы побеждал сильнейший.

В современной ситуации ключевой момент заключается в том, чтобы вернуть утраченное доверие к выборам и, как результат, сформировать по-настоящему представительный орган власти под гордым названием Государственная Дума Российской Федерации.