• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Перевести дух

Эксперт - Северо-Запад. 19 февраля 2017

Промышленный комплекс Северо-Запада приходит в себя после экономического шока. Но темпы его роста пока меньше, чем статпогрешность, а в ряде ключевых секторов продолжается стагнация.

В конце прошлого года российская промышленность преподнесла сюрприз, начав восстанавливаться от обвала. Годовая статистика показала рост 1,1% к 2015 году, что почти в три раза превзошло ожидания Минэкономразвития России. Еще в начале осени в этот сценарий трудно было поверить – реальный сектор топтался на месте с темпами роста, немногим выше нулевой отметки. Но ноябрь и декабрь преподнесли сюрприз, развернув ситуацию на 180 градусов. Первый рекорд был поставлен в ноябре, когда промпроизводство выросло на 2,7%, обновив двухлетний максимум. Следующий месяц принес новый рекорд – выпуск подскочил на 3,2% к предыдущему месяцу. 
Объяснения этому самые разнообразные: увеличение добычи углеводородов, рост государственных расходов, импортозамещение и даже установившиеся холода. Не стоит сбрасывать со счетов и эффект низкой базы – на фоне провального 2015 года любое оживление в промышленности уже выглядит успехом. Наконец, есть версия, что восстановление реального сектора вообще было рукотворным – начало его оживления совпало с изменением расчетной методики Росстата.

«Промышленность постепенно адаптируется к кризису, но говорить о ее полноценном восстановлении пока сложно. Потребительский спрос по-прежнему находится на низком уровне, а индекс промышленного производства колеблется вокруг нулевой отметки», – подчеркивает директор Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Евгений Бежин.

Согласно оптимистичным прогнозам Внешэкономбанка (ВЭБ), худшие времена у машиностроителей уже позади. Аналитики ВЭБ, в своем макроэкономическом прогнозе до 2020 года, полагают, что уже по итогам 2017 года этот рынок будет расти едва ли не быстрее других. В среднесрочной перспективе экономическая активность на инвестиционном и потребительском рынках увеличится, это позволит компенсировать сокращение производства. Ожидают в этом году увеличения производства в машиностроении и в Минэкономразвития.

По мнению Евгения Бежина, основным драйвером для машиностроения является укрепление рубля. «Проседание машиностроения в основном связано с отсутствием отечественных аналогов иностранных комплектующих. Рост курса рубля поможет машиностроителям получить необходимые комплектующие и элементную базу по более доступной цене. Это позволит вытянуть промпроизводство на более заметные величины», – отмечает он.

Если в машиностроении надежда на восстановление забрезжила, то в металлургии сохраняются поводы для тревоги. В кризис металлурги оказались меж двух огней. С одной стороны, активность снизили отрасли, генерирующие внутренний спрос на сталь (строительство, нефтегаз, автопром). С другой – штормовая погода установилась на глобальном рынке. Мало того что китайцы, наводнившие рынок дешевой продукцией, обвалили цены на сталь, так еще и Евросоюз ввел антидемпинговые пошлины против российских производителей.

Происходящее не лучшим образом сказалось на финансовых показателях сталелитейных компаний. Та же «Северсталь» в минувшем году отчиталась о снижении оборота к 2015 году на 7,5% – до 5,9 млрд долларов. Для сталелитейного гиганта Европа была одним из ключевых рынков сбыта. В 2015 году на него пришлось 51% экспортных продаж и 18% выручки, следует из отчетности холдинга.

Рейтинговые агентства уверены, что трудности отрасли будут продолжаться. В Moody’s ожидают падения спроса на сталь внутри России и снижения прибыли сталелитейщиков в этом году. Скептично оценивают будущее черной металлургии и в Fitch. Их прогноз – снижение рентабельности участников рынка в условиях высокой загрузки мощностей и падения внутреннего потребления.

До сих пор находится в кризисе производство стройматериалов. Рынок жилищного строительства переживает не лучшие времена, а поток инвестиций в стройку слабеет. Особняком на этом фоне стоит Санкт-Петербург, где в прошлом году вслед за ростом строительства жилья вышло в плюс и производство стройматериалов. Во многом это объясняется государственным субсидированием ипотеки. Также годовая статистика зафиксировала слабый рост индустрии стройматериалов в Карелии и Новгородской области. Тем не менее, перспективы выправления ситуации на рынке пока туманны. Платежеспособность населения продолжает падать, а программа субсидирования ипотеки завершена.

Наметившееся оживление в реальном секторе – показатель того, что промышленность сумела приспособиться к новой экономической реальности. Правда, произошло это в основном благодаря слабому рублю, который не очень-то стимулирует бизнес повышать качество продукции. Логику предпринимателей понять можно: зачем стараться, если девальвация все сделает за тебя. Но назвать такую стратегию дальновидной тоже сложно: как только фактор девальвации сойдет на нет, далеко не факт, что отечественная продукция выдержит лобовое столкновение с импортом. «С момента запуска проектов в сфере импортозамещения прошло не так много времени, поэтому отечественные производители вряд ли сохранят конкурентоспособность и объем выпуска в случае существенного укрепления рубля», – подтверждает Евгений Бежин.

Полный текст статьи: http://expertnw.ru/Business-panorama/perevesti-duh