• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Россию воспринимают на западе как нормального партнера

РИА Новости. 29 октября 2010

Ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов о франко-российском сотрудничестве.

Франко-российская научно-практическая конференция «Экономика, политика, общество: новые вызовы, новые возможности» проходит в эти дни в Высшей школе экономики (ГУ-ВШЭ). По данным правительства РФ, объем французских инвестиций в российскую экономику в 2009 году составил 10 миллиардов долларов, в России работает 400 крупнейших французских компаний. О том, как сделать это сотрудничество еще более плодотворным, о международном взаимодействии ученых, РИА Новости рассказал ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов:

— Почему российско-французская конференция проводится именно в ГУ-ВШЭ?

— Из всех российских вузов мы имеем наиболее тесные связи с Францией. ВШЭ была создана российским правительством в 1992 году, при этом большую помощь в ее становлении оказывали комиссия Евросоюза и правительство Франции. Поэтому у нас очень тесные связи с французскими университетами. К тому же, «Вышка» является наиболее крупным экспертно-аналитическим центром правительства России, на базе которого регулярно проводятся двусторонние политические семинары и другие мероприятия. ВШЭ — самый крупный и старейший участник всех российско-французских академических обменов.

— Какими результатами может похвастаться «Вышка» по результатам столь тесного сотрудничества с французами?

— Мы уже 10 лет как вышли из состояния тех, кому помогают, и перешли на этап совместных магистерских программ, аспирантур, исследовательских программ. ВШЭ имеет более 25 совместных научных и образовательных проектов с ведущими французскими университетами. Наверное, это чемпионский результат не только в России, но и в мире.

В течение 15 лет ВШЭ выпустила уже более тысячи человек, разбирающихся в российской и французской культуре одновременно. У нас есть 200 студентов, которые получили два диплома: магистратуры ВШЭ и одного из ведущих французских вузов. Больше половины из них работает сегодня в совместных компаниях, в крупнейших французских фирмах и в некоторых российских фирмах, ориентированных на сотрудничество с Францией.

— Какую отдачу от такого взаимодействия получает французская сторона?

— Французы тоже хотят брать наших людей и наши технологии. Это современный обмен в глобальном мире. В первую очередь, мы можем предлагать свои технологии и свое участие в исследованиях. Сейчас целый ряд наших профессоров преподает во французских университетах.

Если взять технологическое сотрудничество, то есть ряд проектов, где лидерство принадлежит российским ученым. Их технологии внедряются и покупаются за рубежом. Россия была и остается одним из самых крупных интеллектуальных центров планеты.

— В последнее время в ВШЭ проходит много мероприятий с участием послов, представителей правительств других государств, западных чиновников? Это новый тренд для «Вышка»?

— Это тренд, который у нас был с самого начала. Задача ВШЭ — преодолеть сложившийся разрыв в экономической и академической культуре России и западных стран, который в начале 90-х годов прошлого века действительно был колоссальным. Я считаю, что сегодня мы в значительной степени этот отрыв сократили, но наша задача — включать Россию в глобальное сообщество. Сегодня, я думаю, около 90% наших студентов может учиться и принимать участие в исследованиях на английском языке, а некоторые — и на французском и немецком языках. Я думаю, что это первое и самое главное условие такого сотрудничества.

— Что, по Вашему мнению, изменилось в российском образовании за последние 20 лет?

— Количество диссертаций, которые наши выпускники легко защищают в западных странах, — это пример того, что наша культура подготовки экономистов или юристов уже не советская. И ученые на Западе воспринимают нас как равных. Как я уже говорил, немало наших профессоров преподает в западных университетах. Точно также как в 90-е годы мы платили западным профессорам, чтобы они приезжали и нас учили. Сейчас этот процесс взаимный. Это тоже некоторое доказательство того, что отношения стали сбалансированными, и Россия воспринимается как нормальный партнер.

Да, у нас есть вузы разного качества, есть большой сектор очень слабых исследователей, людей, которые отличаются научным провинциализмом. Но, честно скажу, слабые ученые есть и в Европе.

— Каких результатов вы ждете от нынешней двусторонней конференции?

— Любая конференция — это, в первую очередь, возможность для людей получить информацию из первых рук о научных достижениях друг друга, обсудить их. Новые научные продукты на конференциях не создаются — здесь их представляют на суд экспертов.