• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Имитация инноваций

Ведомости. 9 октября 2009

Ведущий научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ Ксения Гончар: «К инновационной активности Росстат относит многое из того, что является обычным жизнеобеспечением компании».

Подъем экономики четырех предшествующих кризису лет не способствовал росту инновационной активности, выяснила ГУ-ВШЭ, опросив 957 предприятий обрабатывающих отраслей. Из девяти мер, которые официальная статистика относит к инновационным, 17% компаний не предпринимали никаких, в 2005 г. таких было 14%.

К инновационной активности Росстат относит многое из того, что является обычным жизнеобеспечением компании, — маркетинг, обучение персонала, закупку оборудования, говорит ведущий сотрудник Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ Ксения Гончар. Ситуация выглядит гораздо хуже, если ужесточить критерии и добавить к ним расходы компаний на НИОКР. Получается, что доля реально инновационно активных компаний, т. е. внедривших новый продукт или технологию при наличии затрат на разработки, составляет менее 30% и за четыре года в целом сократилась в 1,2 раза и почти во всех отраслях (см. инфографику).

Из инновационно активных лишь 3% ориентировали свои разработки на мировой рынок, 19% — на российский и еще чуть более 7% — на собственное предприятие. Из неинновационного большинства чуть более 27% попали в разряд «имитаторов», адаптирующих известные технологии без затрат на собственные разработки. И почти 44% совсем ничего не внедрили, не изобрели и не адаптировали. Технологический уровень отраслей тоже не претерпел больших изменений: модернизация идет, но в узком сегменте более или менее богатых и конкурентоспособных предприятий, говорит Гончар.

Чем активнее предприятие инвестировало, тем выше качество его инноваций: почти 90% внедривших новый продукт или технологию реализовывали инвестпроекты, тогда как почти половина «пассивных» не инвестировала вовсе.

«Технологическая слабость и утечка мозгов последних лет превратили нас в имитаторов», — говорит Валерий Миронов из Центра развития ГУ-ВШЭ. Благоприятная сырьевая конъюнктура транслировалась и на внутренний рынок, быстрый рост доходов снижал стимулы к инновациям, видит причину фронтального снижения инновационной активности Владимир Сальников из ЦМАКП: «Зачем что-то улучшать, если рынок и так растет».

Не снизили инновационную активность лишь предприятия транспортного машиностроения. Главный заказчик — РЖД — регулярно выдвигает требования о повышении качества и снижении цены, знает аналитик «Ингосстрах инвестиций» Евгений Шаго: «У него есть альтернатива — покупать поезда «Сапсан». Самыми инновационными оказались компании химпрома: 9% из них отнесли себя к глобальным инноваторам.

«Химпром» из Новочебоксарска выпускает поликристаллический кремний для солнечных батарей, продукт действительно инновационный, приводит пример управляющий директор MidCap Sickle and Hammer Владимир Рожанковский. В калийной, азотной отраслях никаких новаций нет, в химпроме идет активное проникновение импортного оборудования, но внутренних разработок очень мало, говорит он. Развитие отрасли было связано с модернизацией на основе импортных технологий, столь высокий процент глобальных инноваторов — видимо, завышенная самооценка, согласен Сальников.

По данным лаборатории конъюнктурных опросов Института экономики переходного периода (ИЭПП), с 2005 по 2008 г. доля компаний, не занимавшихся инновациями, выросла с 9% до 18%, к августу 2009 г. из-за кризиса достигла 23%. Реальных же инноваторов гораздо меньше, подтверждает замдиректора Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев, к ним можно отнести лишь порядка 10% предприятий — именно столько в докризисную четырехлетку увеличили расходы на НИОКР.

При этом в опросах предприятия отмечали, что условия для инноваций улучшались и ничто не препятствует ими заниматься, рассказывает Симачев. Сильным стимулом для инноваций являлась конкуренция с иностранными компаниями, говорит он, а давление импорта на российских производителей, по данным опросов ИЭПП, с 2005 г. ежегодно ослабевало: конкуренция вымывалась госзаказом. «Объем госзакупок и госфинансирования проектов существенно вырос, но без параллельного ужесточения инновационных требований к приобретаемой продукции», — считает Симачев. Как выяснил опрос ВШЭ, технологический уровень исполнителя госзаказа не важен: 43% предприятий выполняют госзаказ на оборудовании среднего или ниже среднего отечественного уровня, лишь у 26% он соответствует лучшим и средним зарубежным образцам.

По данным ОЭСР, более 50% расходов на исследования и разработки в России финансируются государством. Ни одна страна в мире не имеет такого уровня финансовой господдержки инноваций: у занимающей вторую строчку Словакии доля государства порядка 30%, в США — менее 10%, в Японии — 2%. Общий объем докризисных расходов на инновации в России, по оценке Всемирного банка, — 1,2% ВВП, в ЕС — 1,7% ВВП, в США — 2% ВВП (данные Еврокомиссии). По глобальному инновационному рейтингу 2008–2009 гг., составленному INSEAD по 94 критериям, по объему расходов на инновации Россия находится на 25-м месте из 130, но по уровню инновационности российская экономика занимает лишь 68-е место.

Малые предприятия уходят из инноваций, говорит Гончар, а ведь именно на них были ориентированы многие госпроекты — технопарки, бизнес-инкубаторы. Инновационный бизнес колоссально разочаровался в господдержке, выяснила Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ): 58% из 750 опрошенных инновационных фирм заявили, что не доверяют государственным инновационным структурам, два года назад почти такой же процент опрошенных, напротив, заявлял о необходимости усиления роли государства в поддержке инноваций. Целевое финансирование инноваций — лишь 13-17% от заявленного, в 1990-е гг., наоборот, нецелевое использование средств в IT и НИОКР вырьировалось от 10% до 20%, говорит президент НАИРИТ Ольга Ускова.

Индустрия и инновации: нет связи
Индустрия и инновации: нет связи