• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Правила игры: В защиту «торгашей»

Ведомости. 28 апреля 2008

В России развернулась довольно откровенная кампания по сдерживанию розничных сетей. Потребителям вроде бы грех жаловаться: торговля в сетях приобрела цивилизованный вид. Недовольны поставщики – они жалуются на ужесточение условий и дискриминацию при заключении договоров поставки, необходимость оплачивать "входные билеты", предоставлять сетям дополнительные услуги, без которых товар отказываются выставлять на полки.

В России развернулась довольно откровенная кампания по сдерживанию розничных сетей. Потребителям вроде бы грех жаловаться: торговля в сетях приобрела цивилизованный вид. Недовольны поставщики – они жалуются на ужесточение условий и дискриминацию при заключении договоров поставки, необходимость оплачивать "входные билеты", предоставлять сетям дополнительные услуги, без которых товар отказываются выставлять на полки.
Конфликт вышел в политическую сферу, и в 2007 г. Министерству экономического развития и торговли России было поручено разработать закон о государственном регулировании внутренней торговли. С тех пор содержание законопроекта менялось как минимум трижды. Наиболее спорные положения, касающиеся экономической безопасности, поддержки отечественных производителей, разрешительного порядка создания крупных торговых объектов, из документа исчезли. Однако антисетевая нацеленность в ряде статей все же сохранилась.

ПОВТОРЯЕМ ЧУЖОЙ ОПЫТ?

Подобные антисетевые кампании – не новость. Нечто подобное наблюдалось, например, в США в 1930-е гг. В 1929–1939 гг. 27 из 48 штатов приняли налоговое законодательство, призванное сдержать развитие розничных сетей, и в 19 штатах эти законы активно применялись. Антисетевая кампания возникла как реакция на взрывной рост сетей в 1920-е гг., когда число сетевых магазинов, по разным оценкам, выросло в 3–5 раз, а доля сетей в обороте розничной торговли превысила 20%. Кампания в США опиралась на массовые движения мелких независимых торговцев, производителей и фермеров и помимо их экономических интересов апеллировала к фундаментальным ценностям американского общества – разрушению экономической основы местных сообществ как основы американской демократии. Эта кампания, таким образом, подпитывалась социальным движением снизу.

Любопытно, что спустя почти 80 лет российская экономика подошла примерно к тому же рубежу – доля розничных сетей в товарообороте на общероссийском уровне недавно преодолела 20%-ный рубеж. Но основная протестная волна идет у нас не снизу, а через верх. Для почвенных социальных движений здесь нет видимых исторических и экономических оснований.

Основной движущей силой кампании являются крупные производители, прежде всего сельскохозяйственные, интересы которых эффективно лоббируются Минсельхозом.

Риторика же интересов малого бизнеса, как водится, используется в качестве прикрытия. В распоряжении противников розничных сетей есть и особое средство: они опираются на исторически укоренившуюся неприязнь российского населения к торговле, или к "торгашам", которую трудно преодолеть с помощью рациональных аргументов об эффективности новых организационных форм.

Объективные основания конфликта таковы. В 2000-е гг. отношения в цепях поставок изменились: значительная доля рыночной власти перешла от поставщиков, господствовавших на протяжении 90-х гг., к розничным продавцам. Произошло это потому, что, во-первых, резко усилился экономический вес розничных сетей, которые росли опережающими темпами. И работа с торговыми сетями стала выгодной для поставщиков с точки зрения объемов и устойчивости продаж. А во-вторых, розничные сети стремительно развивают современные торговые форматы, более эффективные с точки зрения управления поставками и более привлекательные для конечного потребителя. В этих условиях само наличие товара в ведущих сетях сегодня играет принципиальную роль для его продвижения. В специальной литературе этот процесс назван переходом от цепей поставок, регулируемых производителями, к построению цепей поставок, регулируемых покупателем, где в качестве покупателя как раз и выступают розничные компании. Этот объективный процесс, наблюдаемый во множестве других стран, и послужил причиной волнений и законотворческих инициатив.

КАК ХОТЯТ БОРОТЬСЯ

Поскольку большинство основателей розничных сетей начинали с нуля, пересмотр итогов приватизации им не грозит. И для борьбы с розничными сетями наряду с традиционным выставлением претензий от налоговых органов (на сегодняшний день это "Арбат престиж" и "Эльдорадо") избраны меры антимонопольной политики. Федеральная антимонопольная служба РФ (ФАС) предложила, в частности, дифференцировать границы, в которых определяется доля рынка. Для розничных продавцов непродовольственных товаров они определены рамками субъекта Федерации, а вот для продуктовых розничных сетей, к которым и предъявляются основные претензии, и торговцев медицинскими товарами долю рынка собираются определять в рамках городского округа или муниципального района. Почему условия ужесточаются именно для торговой отрасли? Достаточных объяснений, как правило, нет. Доминирование сетей считается очевидным.

Поскольку доминирующим игрокам запрещено создавать дискриминационные условия, которые ранее в законе "О защите конкуренции" определялись как постановка хозяйствующих субъектов в "неравное положение", нетрудно предположить, что дальше произойдет. Открыв один-два магазина в отдаленном районе, розничная сеть сразу оказывается в "доминирующем положении". Отказываясь закупать на одних и тех же условиях, скажем, известный бренд и продукцию малоизвестного производителя, она сразу же ставит поставщиков в "неравное положение". Обиженный поставщик жалуется в местный орган ФАС, и возникает повод для разбирательств, которые для розничной компании могут завершиться оборотными штрафами. Добавим, что от доминирующих игроков розничной торговли на основании другой статьи готовящегося закона смогут также потребовать и фиксации уровня цен на ряд товаров первой необходимости.

КУДА ДЕЛИСЬ ПОСТАВЩИКИ?

Основная цель антимонопольной главы законопроекта, по заявлению разработчиков из ФАС, заключается в балансировании двух сторон рынка – поставщиков и розничной торговли. Цель более чем благородная. Однако не ясно, почему в расчете этого баланса никак не фигурируют поставщики. Да и во всем проекте закона, который ныне называется "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации", об оптовой торговле нет почти ничего. Как будто в доминирующей позиции могут быть только розничные сети. И планируемое регулирование цен их, видимо, тоже не коснется.

Разработчиками допускается, на наш взгляд, и серьезная методологическая ошибка.

Дело в том, что доминирование в одном звене цепи поставок автоматически переносится на другое звено цепи поставок. Например, из того, что розничная сеть занимает доминирующее положение в каком-то муниципальном районе по отношению к конечным потребителям, т. е. при совершении определенных действий может ущемлять интересы населения, делается автоматический вывод о том, что она занимает доминирующее положение и по отношению к своим поставщикам. Причем безотносительно к масштабам и доле рынка самих поставщиков и невзирая на то, что их деятельность чаще всего не ограничивается одним муниципальным районом. Для того чтобы понять, как реально складываются отношения доминирования, нужно смотреть обе стороны – на то оно и отношение.

ЧТО ДАЛЬШЕ

Чем закончилась история борьбы с розничными сетями в США? Розничные сети со временем встроились в институциональную среду.

Они способствовали формированию ассоциаций независимых производителей и поставщиков, в том числе фермерских кооперативов, которые в итоге их поддержали. Часть антисетевых законов была отменена. Розничным сетям пришлось также подписать соглашения с профсоюзами, деятельности которых они первоначально пытались противостоять. В итоге после небольшого притормаживания розничные сети продолжили свой рост, и на протяжении ХХ столетия их число в США увеличилось в 1000 раз (!) – с 50 до 50 000. Сегодня о попытках убрать розничные сети с экономической арены уже никто не вспоминает.

Чем закончится атака на российские розничные сети? Их представители были приглашены к обсуждениям законопроекта. Но, скорее всего, несмотря на все рациональные аргументы, закон о торговле с рядом дискриминационных положений будет принят. И далее им придется отстаивать свои интересы в судах, что они, пользуясь дырявостью законодательства, будут делать вполне успешно. Но пока закон не принят, важно еще раз обдумать, зачем мы затеваем это дело в принципе. С одной стороны, мы признаем дефицит торговых площадей, который способствует усилению позиций розницы в договорных отношениях с поставщиками. С другой – пытаемся затормозить развитие розничных сетей, которое призвано восполнить этот дефицит и в ближайшем будущем обострить борьбу между самими ритейлерами. Лучший ли это способ развивать конкуренцию?
--------------------------------------------------------------------------------

Основной движущей силой антисетевой кампании в России являются крупные сельхозпроизводители, а не малый бизнес.

***

Противники розничных сетей опираются и на исторически укоренившуюся неприязнь российского населения к "торгашам".

***

АВТОР – ПЕРВЫЙ ПРОРЕКТОР, ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, ПРОФЕССОР