• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Магистранты физфака Вышки: «Самое ценное в нашем обучении — возможность заниматься настоящей наукой»

Полина Пенкина, Иван Чурилин и Александр Мелихов, магистранты факультета физики НИУ ВШЭ
© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

Совсем скоро студенты, оканчивающие бакалавриат, снова станут абитуриентами и будут подавать документы в магистратуру — в том числе и на факультет физики НИУ ВШЭ, который в этом году проводит второй в своей истории набор студентов. О чем в первую очередь надо думать при поступлении в магистратуру физфака Вышки и чего точно не надо бояться, рассказывают студенты — магистранты первого года обучения Иван Чурилин, Полина Пенкина и Александр Мелихов.

Иван Чурилин

 

Окончил бакалавриат физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, учился на кафедре оптики, спектроскопии и физики наносистем. На физфаке Вышки учится и занимается научной работой на базовой кафедре физики конденсированных сред Института физики твердого тела РАН, в лаборатории электронной кинетики.

Полина Пенкина

 

Окончила бакалавриат физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, училась на кафедре общей физики. На физфаке Вышки учится и занимается научной работой на базовой кафедре квантовых технологий Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН, в Теоретическом отделе, и в Российском квантовом центре.
Александр Мелихов

 

Окончил МГТУ им. Баумана, факультет «Специальное машиностроение», специалитет, учился на кафедре СМ6 «Ракетные и импульсные системы». На физфаке Вышки учится и занимается научной работой на базовой кафедре физики космоса Института космических исследований РАН, в отделе астрофизики высоких энергий.

Почему Вышка

Иван Чурилин: О том, что в Высшей школе экономики появляется физфак и на нем открывается магистерская программа, я узнал летом 2017 года, как раз когда пришла пора решать, где учиться дальше — с магистратурой МГУ у меня, к сожалению, по ряду причин не складывалось. Когда я почитал информацию на сайте Вышки и увидел, какие люди делают факультет, я сразу понял, что это будет что-то очень достойное. И окончательно в этом убедился на экзамене, когда лично пообщался со своими будущими преподавателями. Правда, оригиналы документов я еще до экзамена в Вышке отнес в Московский технологический университет, потому что думал, что на физфак мне будет сложно поступить. Но все прошло удачно, меня похвалили и сказали, что очень хотели бы видеть меня в числе студентов-магистрантов. Так что я забрал документы из МИРЭА и перенес их на физфак ВШЭ, чему сейчас очень рад, потому что, поступив в магистратуру, действительно участвую в передовых исследованиях.   

Полина Пенкина: В бакалавриате я занималась биофизикой, а именно спектроскопией белков плазмы крови. А после бакалавриата не могла решить, чем заниматься дальше, хотелось все радикально поменять. Думала о том, чтобы уйти в биоинформатику или экономику. И вот на сайте Вышки внезапно наткнулась на новость о том, что открывается физфак. Мне хотелось заниматься наукой, и на экзамене я сказала, что хочу попасть на базовую кафедру квантовых технологий Института общей физики РАН. Экзамены я сдала хорошо, на устной части рассказывала про магнито-оптические эффекты, которыми я как раз сейчас занимаюсь у себя в лаборатории, в Теоретическом отделе ИОФ РАН. На следующий день мне позвонил завкафедрой Константин Николаевич Ельцов и сказал, что я прошла.

Весь второй год мы будем проводить у себя в лаборатории, заниматься исключительно научной работой и писать диплом — в отличие от других университетов, где весь второй год приходится продолжать ходить на пары

Александр Мелихов: Физикой я заинтересовался уже будучи студентом Бауманки: на первом и втором курсах у нас была физико-математическая подготовка, параллельно я еще увлекался астрофизикой. На старших курсах мне стало понятно, что инженерные науки — не совсем мое, и стал думать, куда пойти после вуза. Рассматривал несколько вариантов, даже думал о том, не уйти ли мне в программисты. Но все же решил посвятить себя тому, что мне действительно интересно и в чем вижу потенциал для своего развития, и выбрал астрофизику. Хотя круг моих интересов, конечно же, ей не ограничивается. После окончания университета я собирался самостоятельно изучить некоторые дисциплины и поступать в аспирантуру, но потом узнал о наборе в магистратуру физфака Вышки — и решил продолжить обучение, чтобы подготовиться к аспирантуре там.

Первые магистранты

Полина Пенкина: То, что факультет совсем новый, меня не испугало. Ведь сразу было известно, кто именно его создает и что он появится не на пустом месте. Учебный план был выложен заранее, я посмотрела, какие будут дисциплины, и меня все устроило. Самым сильным аргументом стало то, что весь второй год мы будем проводить у себя в лаборатории, заниматься исключительно научной работой и писать диплом — в отличие от других университетов, где весь второй год приходится продолжать ходить на пары.  

Александр Мелихов: Я еще до поступления изучил все учебные планы, знал, какие будут дисциплины и понимал, что они понадобятся для моей будущей работы. Понимал, что для того, чтобы освоить некоторые из них, мне придется читать какую-то дополнительную литературу, поэтому был морально готов к усиленной нагрузке. Все ожидания оправдались. Кроме того, что я получаю хорошую теоретическую подготовку, я еще занимаюсь научной работой — это мне очень нужно для подготовки к аспирантуре. Большим плюсом считаю, что нас в магистратуре не очень много студентов. На базовых кафедрах учатся по 3–4 человека, поэтому подход к обучению почти индивидуальный. Кроме того, преподавателям гораздо проще в такой обстановке отслеживать обратную связь. Будучи первым набором, мы можем повлиять на то, как будут учиться будущие магистранты.

Иван Чурилин© Михаил Дмитриев

Иван Чурилин: В том, что мы первые, есть свои преимущества (а представители факультета уточняют, что эти преимущества останутся и для следующих поколений магистрантов — прим. ред.) — преподаватели идут нам на встречу, если  мы просим что-то дополнительно объяснить или кому-то одному надо разобраться в отдельном вопросе. Это возможно в формате как индивидуальных консультаций, так и дополнительных лекций для всего факультета. Наша группа собрана из ребят с разным уровнем подготовки, в разных предметах каждый ориентируется по-разному. Например, в прошлом семестре у нас был курс по элементарным частицам, и у некоторых вообще не было теоретической подготовки по этой теме. Так, для нас организовывали дополнительные занятия по квантовой механике, которая помогла наконец-то разобраться в теме элементарных частиц. Даже разрешили сдавать этот предмет как альтернативу элементарным частицам. Так что нам всегда готовы помочь. Понятно, что программа оттачивается по ходу действия, и ее меняют и по нашим просьбам в том числе.

Полина Пенкина: Более того, в следующем году квантовую механику официально включат в программу. Так что к нам действительно прислушиваются и готовы рассказывать то, что мы не добрали в бакалавриате. Мы можем напрямую говорить преподавателям, что у нас разный бэкграунд, нас заранее спрашивают, кто что изучал и какие есть пробелы, и с учетом этого корректируют свои курсы. И тут дело не в том, что мы плохо готовы и не дотягиваем до нужного уровня. Просто и после бакалавриата, и в первый год магистратуры многие из нас меняли специализации и направления. Ведь области физики в рамках единой науки очень разные, и там нужны разные знания. В нашей группе из четырнадцати человек только трое занимаются тем же, чем и изначально. Я из биофизики ушла в квантовую физику, а Саша был инженером, а стал астрофизиком.

Иван Чурилин: У меня то же самое: в бакалавриате я учился на кафедре оптики и спектроскопии, диплом писал на тему волоконно-оптических линий связи. При поступлении в магистратуру нам надо было определиться с базовой кафедрой и своим дальнейшим направлением научной деятельности. Я сначала хотел и дальше заниматься спектроскопией, но не нашел единомышленников среди однокурсников, так что это направление открыть на кафедре не смогли. Я посоветовался с деканом факультета Михаилом Рюриковичем Труниным, он предложил мне пойти на кафедру при Институте физики твердого тела. Сначала было тяжело, конечно, ведь я специально не готовился заниматься этой областью науки, но я стараюсь во всем разобраться, читаю дополнительную литературу, так что сейчас мне уже проще.            

Правила выбора базовой кафедры

На факультете шесть базовых кафедр ведущих академических институтов физического профиля — Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау, Института физических проблем им. П.Л. Капицы, Института физики твердого тела, Института общей физики им. А.М. Прохорова, Института спектроскопии, Института космических исследований. Такая «базовая система» обеспечивает взаимосвязь образования и науки благодаря тому, что студенты с самого начала включаются в реальные научные исследования.

Иван Чурилин: Большую часть времени мы проводим в лабораториях базовых Институтов РАН, где занимаемся научно-исследовательской работой. Мой научный руководитель — Вадим Сергеевич Храпай, я работаю в лаборатории электронной кинетики ИФТТ РАН. С выбором кафедры надо определиться уже в момент поступления (кафедру можно поменять, если вы поймете, что сделали неверный выбор, но готовьтесь к тому, что придется поработать, чтобы догнать своих коллег — прим. ред.). На вступительном устном экзамене присутствуют представители всех кафедр, и вы с ними общаетесь, обсуждаете свой выбор, обмениваетесь контактами. Потом надо самому съездить в институт и на месте посмотреть, чем ты будешь там заниматься. В институте висит список научных руководителей, лучше поговорить с каждым из них, расспросить, чем они занимаются, чтобы понять, хочется ли тебе работать у них в лаборатории.

Полина Пенкина© Михаил Дмитриев

Полина Пенкина: А я никуда не ездила: я ознакомилась со списком научных руководителей еще до поступления, и заранее выбрала даже не лабораторию, а конкретного человека. На экзамене я сразу сказала, что хочу попасть именно к профессору кафедры квантовых технологий Института общей физики РАН Анатолию Константиновичу Звездину. Сразу после экзаменов завкафедрой познакомил меня с Анатолием Константиновичем, и с начала учебного года я начала работать в его лаборатории.

Александр Мелихов: Когда я поступал, то выбирал между кафедрами «Теоретическая физика» при Институте теоретической физики им. Л.Д. Ландау и «Физика космоса» при Институте космических исследований. На экзамене я посоветовался с деканом Михаилом Рюриковичем Труниным, и после нашей беседы выбрал физику космоса. На кафедре со мной тоже предварительно разговаривали, спрашивали, какие у меня базовые знания, что мне интересно, чем бы я хотел заниматься. И после собеседования порекомендовали идти в отдел астрофизики высоких энергий, к старшему научному сотруднику ИКИ РАН Сергею Владимировичу Молькову.

Студенты — молодые ученые

Иван Чурилин: В каждой лаборатории есть текущие научные задачи, в решении которых мы принимаем непосредственное участие. Практическая работа у меня началась в первый же день, как я туда пришел: мне сразу поручили разбираться в принципе работы новых пьезоэлектрических позиционеров, которые незадолго до моего прихода появились в лаборатории. Сейчас я работаю над новой установкой для измерений электронного транспорта, настраиваю ее для работы сначала в комнатных условиях, потом буду перенастраивать на работу в условиях крайне низких температур — при этом мне надо будет на практике учиться предусматривать множество новых ограничений и условий, с которыми я еще не сталкивался — например, то, что установка должна быть очень маленького размера. В течение дня возникает много параллельных задач — например, спроектировать и начертить дополнительные детали. Ну и от научного руководителя постоянно приходят рекомендации — например, почитать что-нибудь на нашу тему, но это задание идет уже на дом.

Вам точно хватит времени на то, чтобы войти в курс дела и адаптироваться

Полина Пенкина: Мой научный руководитель занимается теорией в Институте общей физики, а также является главным научным сотрудником в Российском квантовом центре, где проходят как теоретические, так и экспериментальные исследования. Мне интереснее было заниматься именно экспериментом, и меня отправили в квантовый центр. Я занимаюсь магнитооптикой, а также спинтроникой — это область квантовой электроники, в которой вместо зарядовых токов используется спин, или собственный механический момент электрона. Он может переносить информацию так же, как и заряд, но в случае спина снижаются тепловые потери и можно увеличивать быстродействие приборов. В частности, в своей практической работе я измеряю обратный спиновый эффект Холла. Еще немного занимаюсь моделированием — на компьютере стараюсь теоретически рассчитывать свойства образцов, с которыми мы работаем в эксперименте.

Параллельно нам еще читают спецкурсы на кафедрах и общие курсы на факультете, еще надо работать над дипломом — в конце года у нас будет отчет по НИР, где нам надо будет рассказать, что мы сделали за этот год. Но самое ценное для меня в обучении — это возможность работать в лаборатории с людьми, которые делают настоящую науку. Сейчас многие учреждения продолжают вариться в задачах 20-летней давности, а на нашем факультете все кафедры и лаборатории хорошо подобраны — они занимаются живой, актуальной наукой, которая реально нужна. Преподаватели у нас тоже очень яркие — например, нам читает лекции один из создателей инфляционной модели Вселенной профессор Алексей Александрович Старобинский, который встречался со Стивеном Хокингом и спорил с ним о науке.

Александр Мелихов© Михаил Дмитриев

Александр Мелихов: На кафедре физики космоса представлено три направления: физика Солнца, физика плазмы и астрофизика высоких энергий, которой занимаюсь я. Это направление самое широкое из всех, оно охватывает все объекты космического пространства. Можно изучать звезды, черные дыры, галактики и их скопления, физические процессы в ранней Вселенной и межзвездной среде. В лаборатории я исследую пульсар — космический источник различного вида излучений и вид нейтронной звезды. По сути это остаток сверхновой звезды после ее смерти. Я рассматриваю двойную систему — это когда пульсар вращается вокруг главной звезды системы, у которой еще не закончились процессы термоядерной реакции. Я обрабатываю уже имеющие данные с космического телескопа на компьютере, строю графики и благодаря этим данным я могу судить о свойствах звезды. Ну и конечно, очень важны спецкурсы — в первом семестре мне было сложно учиться, так как физика с математикой у меня закончились на втором курсе Бауманки. Пришлось срочно все вспоминать, много читать.  

Не только физика

Иван Чурилин: Помимо основной учебы все магистры Вышки участвуют в проекте «МАГОЛЕГО». Я выбрал дисциплину «Линейная алгебра в приложениях» департамента математики факультета экономических наук. На другие мероприятия — например, общеуниверситетские факультативы — к сожалению, не хватает времени: моя базовая кафедра находится в Черноголовке, утром в понедельник я уезжаю из Москвы, и возвращаюсь обратно только вечером в среду или в четверг, чтобы идти на лекции на факультет. В Черноголовке я вместе с другими студентами с базовой кафедры живу в аспирантском общежитии ИФТТ РАН. После магистратуры, может быть, пойду в аспирантуру — если смогу написать хороший, интересный диплом. Но возможно, что я буду заниматься не только физикой — сейчас я стал открывать для себя и другие стороны общественной жизни, например, начал много читать про политические технологии.   

Полина Пенкина: Из дисциплин «МАГОЛЕГО» я выбрала «Технику презентаций», которую организует Центр социологии высшего образования Института образования НИУ ВШЭ. Навыки презентации очень полезны, потому что мы все время сталкиваемся с необходимостью о чем-то рассказывать. Например, у нас на кафедре есть научный семинар, в рамках которого мы читаем какую-нибудь научную статью, а потом выступаем с докладом. Или тот же отчет по НИР — там тоже надо делать презентацию. Поэтому я решила, что мне надо учиться этому дополнительно. Но времени и правда ни на что больше не хватает. Мы уже нацелены на научную работу, поэтому все основное время проводим на кафедре.

Александр Мелихов: А я хотел сначала выбрать Psychology of Creativity («Психологию креативности») департамента психологии или курс Школы философии «Heidegger and Contemporary Philosophy» («Хайдеггер и современная философия»), но не был уверен, что готов слушать курсы на английском, и в результате остановился на астрономии, которую предлагает Департамент прикладной математики МИЭМ НИУ ВШЭ. Она простая, там начинают с азов, но все равно интересно и полезно.

Что надо знать каждому будущему магистранту

Иван Чурилин: Я повторюсь, но это правда важно: серьезно относитесь к выбору научного руководителя. Выбирать надо даже не научную тему или кафедру, а именно человека. Будь тема хоть тысячу раз интересной, если у тебя не сложился контакт с человеком, если он не заинтересован в тебе, в твоем участии в его научной работе, то ничего не получится.

Надо не лениться ездить в институты, лично разговаривать с потенциальными научруками, которые вас заинтересовали. И ответственно отнеситесь к устной части экзамена, постарайтесь произвести хорошее впечатление на приемную комиссию. Потому что, судя по ажиотажу, который был на последнем Дне открытых дверей, в этом году желающих поступать как в бакалавриат, так и в магистратуру физфака Вышки будет гораздо больше, чем в прошлом.

Полина Пенкина: Я согласна с Ваней в том, что главное — выбрать научного руководителя, который лично тебе подходит. Ну и еще важно не бояться менять область науки или даже целое направление, по которому вы учились в бакалавриате. Мы через это прошли, и со всей уверенностью говорим, что это не страшно и даже наоборот, может дать хороший толчок для развития. Вам точно хватит времени на то, чтобы войти в курс дела и адаптироваться — на первом курсе вы и так уже два или три дня проводите в лаборатории, а весь второй год вообще не будете вылезать оттуда. Просто надо заранее ко всему подготовиться и летом себя слегка подтянуть.   

Александр Мелихов: Я как раз из тех, кто сменил не просто область науки, а специализацию. Конечно, хорошо, если то, чем вы захотите заниматься в магистратуре, будет совпадать с тем, чем вы занимались в бакалавриате. Но если у вас есть силы и уверенность в себе — не бойтесь ничего менять. Я знаю, что в этом году к нам будут поступать ребята с других специальностей, например, из Бауманки, и как бывший «бауманец» говорю — не надо ничего бояться, все возможно.

В 2018 году прием в магистратуру факультета физики НИУ ВШЭ производится на 30 бюджетных и 5 платных мест. О датах и структуре вступительных испытаний можно узнать на странице магистерской программы «Физика». 26–27 мая на факультете состоится конкурс студенческих научных работ по физике, успешное участие в котором гарантирует льготы при поступлении.