• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Филология принимает вызов

В новом учебном году на факультете филологии Высшей школы экономики начнется обучение на магистерской программе «Компаративистика: русская литература в кросс-культурной перспективе». Программу представляет ее руководитель Александр Осповат.

— Александр Львович, расскажите, пожалуйста, о программе.

— Магистерская программа «Русская литература в кросс-культурной перспективе» предполагает новый подход к филологическому образованию. У нас давно сложилась такая практика, что студенты-филологи разделены на «русистов» и «зарубежников». И хотя общекультурная эрудиция считается обязательной для студентов обоих этих направлений, выбор, сделанный на первом курсе, очевидным образом диктует приоритет не только научных интересов, но и определенной системы ценностей, которая сформировалась в рамках той или иной культурной традиции. Именно на преодоление этой замкнутости ориентирована новая программа. Речь идет о том, чтобы сознание нашего магистранта было проницаемо для разных культурных языков и научных кодов, чтобы сам он учитывал существование «принципа дополнительности»,  подразумевающего обязательное наличие противоположных моделей описания одного и того же исследуемого объекта.

Нас интересует, как русская литература активнейшим образом воспринимала западные традиции – и одновременно с успехом индоктринировала собственные идейно-художественные установки в сознание европейцев. Оба эти трансляционные процессы сопровождались значительными искажениями, реконструкция которых и входит в задачу филологической службы. Если угодно, история постоянного взаимного непонимания – дисциплина не менее важная, чем те, что предписаны системой гуманитарного образования.

Например, один из курсов в нашей программе будет посвящен судьбе национального канона в пространствах других культур: что такое  русский Байрон или французский Шекспир? Это любопытнейший феномен. Известно, что в переводе Жуковского Байрон – великий поэт. Но как соотносится этот портрет с реальной фигурой? Что вычитывал из Байрона русский переводчик и что он в него «вчитывал»? И почему для русского читателя Байрон, может быть, оказался важнее, чем для носителей английского языка?

— На кого ориентирована программа? Кого вы хотите видеть в качестве слушателей?

— Мы хотим иметь дело с бакалаврами филологии, истории и иных гуманитарных направлений, обладающих определенными языковыми навыками (наша собственная бакалаврская программа подразумевает владение тремя языками). Мы ждем тех, кто готов работать в широком междисциплинарном поле, –  ведь изучить механизм взаимодействия/искажения, о котором я сказал ранее, невозможно без учета факторов как литературного, так и лингвистического, исторического, философского, психологического  и иных порядков. Мы ждем тех людей, которые захотели бы писать и по-русски, и по-английски, по-французски…

Это очень важно, потому что каждый язык диктует свои правила, и не только грамматические. Статья, написанная на одну и ту же тему по-английски и по-русски, отличается – подходом, стилем изложения и способом аргументации; именно язык определяет сознание. Другими словами, мы приглашаем тех людей, которым интересно знать, как они выскажутся о предмете на разных языках и с разных культурных позиций, которым важно свободно ориентироваться в обширном разноязыком пространстве.

— Где могут быть востребованы выпускники этой магистерской программы?

— На прошедшей в этом году зимней школе меня тоже спросили об этом. Ответ простой – всюду, где может найти себя человек, располагающий  не просто хорошим знанием литератур и языков, но целым набором инструментов для продуктивной деятельности в широкой гуманитарной сфере. В частности, это могут быть самые разные, краткосрочные или долгосрочные, международные проекты. То есть, ты выбираешь профессию, но не занятие на всю жизнь, ты открыт тому, о чем ни ты, ни мы еще не знаем, – завтра будет другая ситуация. Мы хотим приготовить гуманитариев к той ситуации, к тем вызовам, которые сложатся завтра и послезавтра.

— Существуют ли аналоги этой программы в других вузах?

— Сколько я знаю, программ такого рода в России нет. Так уж сложилось – и здесь не место обсуждать состояние отечественного филологического образования. Подобные планы, наверное, возникают там, где целью является не воспроизведение себе подобных, а тех, кто будет видеть лучше и пойдет дальше. Ученики должны быть умнее и образованнее учителей.

— Именно в силу таких установок эта программа уникальна…

— Не хочу использовать такие дефиниции, тем более что мы только начинаем дело, и оно может получиться, а может оказаться неуспешным. Скажу лишь, что ввиду тех особенностей, о которых вкратце сказано выше, мы верим в необходимость и востребованность нашей программы.

— Кто будет преподавать на программе? Это будут только преподаватели факультета филологии Вышки, или вы планируете приглашать специалистов из других вузов?

— Основной костяк составляют преподаватели факультета, люди, которые разрабатывали программу (многие владеют двумя-тремя иностранными языками). Но кроме того, уже в следующем году к нам приедут ведущие ученые из-за границы: профессор Роман Тименчик из Еврейского университета в Иерусалиме и профессор Борис Гаспаров из Колумбийского университета (Нью-Йорк). Надеюсь, что вместе с ними мы продолжим на магистрантском уровне тот эксперимент, что начался на уровне бакалавриата. А именно – многие курсы мы читаем вдвоем, дополняем друг друга, спорим; у нас самих ведь разные точки зрения. И наши приглашенные коллеги тоже не будут «монополизировать» истину, они к этому отнюдь не склонны. Такая установка очень важна в пропедевтическом плане – студент должен понимать, что на одну и ту же проблему можно посмотреть по-разному и только в контексте научного разноголосия вырабатывается своя точка зрения.

Вообще же у нас есть целый ряд подписанных соглашений, в частности, с Хельсинкским и Тартуским университетами. В ближайшее время аналогичные соглашения будут заключены с университетами Германии, Италии и Франции. Мы, несомненно, будем посылать наших магистрантов на учебу или стажировку в европейские университеты, а также принимать у себя магистрантов из этих университетов. Одна из наших ключевых задач – создать среду обитания для молодых филологов, ведь наша профессия не так популярна. Впрочем, обучение на этой магистерской программе будет хорошим плацдармом для занятий любыми гуманитарными проектами.

— Как будет осуществляться отбор слушателей?

— Предполагаются собеседование по русской литературе и экзамен по иностранному языку, в ходе которого мы попросим абитуриента резюмировать свой научный интерес на одном из иностранных языков (английском, французском или немецком). Хотелось бы познакомиться не только с москвичами, но и с талантливыми, нестандартно мыслящими выпускниками провинциальных университетов. Программа магистратуры опубликована на сайте факультета. По необходимости в будущем она будет корректироваться и дополняться.

Вам также может быть интересно:

«Плоть ли я дрожащая…»: доцент школы лингвистики научил компьютер писать векторные романы

Автоматически порожденные «альтернативные версии» русской классики позволяют по-новому взглянуть на лингвистику художественного текста и переосмыслить сам процесс литературного творчества.

Подросток и книга в XXI веке

Есть ли место для миров Достоевского и Толстого в мультимедийном сознании современной молодежи, или все заняла Поттериана? Об этом спецпроект IQ.hse.ru.

От «Властелина колец» до «Песни льда и пламени»: как фэнтези отражает реальность

Персонажи Джорджа Мартина стали свидетелями появления ценностей гуманизма, а герои Джона Толкиена переживают прощание с этими ценностями.

Топ-15 настольных книг для молодых родителей

Ученые НИУ ВШЭ выяснили, какую литературу по уходу и воспитанию малышей читают современные родители.

Как увлечь детей литературой

Внимание к деталям и глубокое погружение в текст помогут детям полюбить русскую литературу, отметила в новой книге известный педагог, филолог Евгения Абелюк.

Из Вышки в Сорбонну и обратно

Выпускник магистерской программы «Компаративистика: русская литература в кросс-культурной перспективе» Алексей Лукашкин изучает, как реальные люди начинают подражать литературным персонажам и как потом сами становятся героями романов. Сейчас он пишет об этом диссертацию в Сорбонне и планирует поступать в аспирантуру Вышки.

Филологические мальчики

Студенты Егор Завгородний и Денис Меркулов учились в математических классах, но в вузе выбрали не техническую специальность, а поступили на программу «Филология».  В интервью новостной службе ВШЭ они рассказали, не жалеют ли теперь о своем решении, как чувствуют себя «среди девчонок» и о чем разговаривают с однокурсницами.

В Вышке показали Мандельштама

В рамках цикла мероприятий «Мандельштамовские дни в ВШЭ», которые будут идти в университете в течение всего следующего года, в Вышке показали документальный фильм Ромы Либерова «Сохрани мою речь навсегда». Он посвящен Осипу Мандельштаму и приурочен к 125-летию поэта. Показ был организован Школой филологии НИУ ВШЭ и открывшимся при ней в этом году Мандельштамовским центром. После просмотра режиссер рассказал, почему Мандельштам был показан в виде куклы, как выбирались места для съемок и почему кино нужно смотреть только в кинотеатре.

В НИУ ВШЭ покажут фильм о Мандельштаме «Сохрани мою речь навсегда»

22 декабря 2015 года в Высшей школе экономики состоится показ документального фильма Ромы Либерова «Сохрани мою речь навсегда». Кинолента посвящена Осипу Мандельштаму и приурочена к 125-летию поэта. Показ пройдет в рамках цикла мероприятий «Мандельштамовские дни в ВШЭ». Организаторы — Школа филологии НИУ ВШЭ и Мандельштамовский центр при Школе филологии НИУ ВШЭ.

ВШЭ стала разработчиком интерактивной веб-версии романа «Война и мир»

Школа лингвистики НИУ ВШЭ совместно с компанией Samsung Electronics и экспертами группы Tolstoy Digital запустили веб-версию проекта «Живые страницы», которая представляет собой визуальный и лингвистический анализ романа Льва Толстого «Война и мир».