• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Византия как филологическая специализация

С нового учебного года на факультете филологии ВШЭ открывается специализация «Византинистика». Об особенностях специализации рассказывает профессор этого факультета Сергей Иванов.

— Сергей Аркадьевич, в чем будут заключаться особенности обучения на специализации «Византинистика»?

— Специализация по византинистике представляет собой чрезвычайно смелый экспериментальный проект, целью которого является подготовка людей, обладающих как специальной компетенцией и навыками в академическом византиноведении, так и серьезной общефилологической подготовкой.

— В какой момент студенты первого курса должны будут определиться со специализацией? Будет ли у них шанс позже изменить свое решение?

Специализация «Византинистика» предполагает, что из числа студентов первого курса, который будет набран этим летом, при распределении по группам второго языка будет сформирована группа древнегреческого языка с упором на его византийский извод.

— Специализация «Византинистика» предполагает, что из числа студентов первого курса, который будет набран этим летом, при распределении по группам второго языка будет сформирована группа древнегреческого языка с упором на его византийский извод. Мне бы хотелось, чтобы первокурсники пришли на данную специализацию, заранее сделав осознанный выбор, а не в ажиотаже первых учебных дней. И хотя в течение первых двух-трех недель студенты еще смогут записаться на специализацию, но уже через месяц «нагнать» эту группу будет очень трудно, так как учебная программа специализации подразумевает восемь академических часов древнегреческого языка в неделю в течение первого курса.

Что касается возможности изменить решение, специфика нашей учебной программы как раз и заключается в том, что на любом этапе студент сохраняет свободу выбора и сможет присоединиться к остальному курсу, от которого эта «византийская» группа никогда не будет окончательно отрываться. Ведь на первом курсе «византийцы» вместе с остальными студентами потока будут слушать все дисциплины. И если на каком-то этапе студент «византийской» группы поймет, что совершил ошибку, он сможет оставить византинистику. Кроме того, все студенты прослушают несколько моих вводных лекций в самом начале года. Наконец, желающие смогут записаться в научно-исследовательский семинар — для группы древнегреческого языка он будет обязательным, а для остальных — факультативным, но в любом случае на первом курсе участие в нем не потребует умения читать по-гречески.

— На каком материале будут обучаться византиноведы?

— На первом курсе в рамках научно-исследовательского семинара мы начнем работу на основании русских переводов византийских текстов. На втором курсе с увеличением количества византиноведческих дисциплин мы планируем перейти к чтению неадаптированных византийских текстов по-гречески в рамках курса по истории византийской литературы. А затем, на третьем курсе, студенты-византинисты начнут изучать греческую палеографию, работать с византийскими рукописями, хранящимися в Государственном историческом музее и Российской государственной библиотеке, знакомиться с предметами и коллекциями византийского искусства в Москве. Предполагается, что в конце каждого учебного года будут организованы учебные поездки в места, где сохранились византийские памятники — Херсонес, Константинополь, Трапезунд. Для студентов это будет практика (или командировка, если угодно). Такой поездке будет обязательно предшествовать семинар: мы будем читать тексты, относящиеся к памятникам, которые предстоит увидеть, и каждый студент в обязательном порядке должен будет подготовить и провести одну экскурсию во время этой поездки.

— По моему, возможно, субъективному, мнению, Византия как цивилизация не вызывает в мире того интереса, которого она заслуживает…

Предполагается, что в конце каждого учебного года будут организованы учебные поездки в места, где сохранились византийские памятники — Херсонес, Константинополь, Трапезунд. Для студентов это будетпрактика (или командировка, если угодно).

— Напротив, современный мир испытывает к Византии обостренный интерес. Давно прошли времена, когда ее клеймили «упадочной». Падение, длящееся тысячу лет, — это парадокс, который сам по себе заслуживает особого внимания. Дольше длилась только древнекитайская цивилизация. Выставки византийского искусства, организуемые в последние два десятилетия крупнейшими музеями мира (Лувр, Метрополитен, Королевская Академия в Лондоне) неизменно вызывают ажиотаж; популярные книги о Византии, написанные неспециалистами, выходят гигантскими тиражами и переводятся на десятки языков. А интерес к византийскому стилю на Западе так велик, что последняя коллекция модной одежды Дольче-Габбана вся построена на стилизации «под Византию».

— Тогда, можно ли сказать, что и в мировом академическом сообществе изучение Византии является актуальным?

— Судите сами, недавно, на фоне экономического кризиса и массового закрытия академических рабочих мест, в Принстонском университете были заново созданы две профессорские ставки для византиноведов. Появляются новые точки академического изучения Византии не только на православном Кипре, но и в Турции, доселе отрицавшей свое византийское наследие, и даже в далеком Китае.

— В заключение, если можно, пару слов о себе — как давно вы преподаете в Вышке, какова ваша сфера научных интересов?

— В ВШЭ я работаю совсем недавно, с марта этого года. А вообще я начал преподавать еще в 1992 году, читал спецкурсы на классическом отделении филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. В 1996 году на этом факультете было создано отделение византийской и новогреческой филологии, на котором я работал до 2008 года. Также с 2003 года я преподавал на византийско-новогреческом отделении филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Что касается моих академических интересов, то они лежат в историко-культурной сфере. Одна моя монография посвящена византийскому юродству («Блаженные похабы. Культурная история юродства»), ее английский перевод вышел в Оксфорде в 2006 году («Holy Fools in Byzantium and Beyond), другая — византийскому миссионерству (она так и называется: «Византийское миссионерство»). Два года назад вышла еще одна книга, она одновременно рассчитана и на специалистов, и на широкую публику, — «В поисках Константинополя: Путеводитель по византийскому Стамбулу и окрестностям». Периодически я выступаю и с публичными лекциями.

 

Людмила Мезенцева, новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Введение в Даурскую готику. Что это за феномен и как он возник в Забайкалье

Медиевальный хоррор, вампиры, колдуны, таинственные монахи и восставшие мертвецы наряду с реальными историческими фигурами, сюжеты о Гражданской войне в России в ореоле мистики — такова самая простая формула Даурской готики. Об этом явлении и его развитии IQ.HSE рассказал его исследователь, доктор политических наук Алексей Михалев.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000). 

Боль, ребра и немного науки

24 октября прошла защита докторской диссертации ординарного профессора ВШЭ Олега Воскобойникова «Scientia naturalis и стили мышления в Западной Европе XII–XIII веков: тексты, образы, идеи». Мы попросили его порефлексировать о том, для чего сегодня вообще защищать докторскую, нужна ли она академическому сообществу и какова роль научного любопытства в осмыслении «большой темы». 

Тезисы: референтное время

В истории любого народа есть свой Золотой век, прекрасное утраченное время, с которым, как с началом координат, сверяются события настоящего. Люди мысленно возвращаются к этой «эталонной» эпохе, чтобы понять, как улучшить настоящее и будущее. Михаил Бойцов на международной научной конференции в НИУ ВШЭ предложил концепцию референтного времени. IQ.HSE приводит основные тезисы его доклада.

Невольники Октября

Как революция превратила свободу в иллюзию.