• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Учить историю не по учебнику

Магистерская программа Института образования и факультета истории ВШЭ «Информационные ресурсы исторической науки» рассчитана, прежде всего, на школьных учителей истории, нуждающихся в радикальном обновлении всего комплекса полученных ранее знаний. С этого года вводится очно-заочная форма обучения по программе.


В последние годы повышением квалификации и переподготовкой учителей и школьных администраторов занимаются не только педагогические вузы, но и многопрофильные университеты. В Институте образования ВШЭ совместно с различными факультетами было открыто несколько магистерских программ, рассчитанных на работников школьной сферы. Одна из них — «Информационные ресурсы исторической науки». Эта программа готовит преподавателей истории, способных самостоятельно проводить научные исследования.

Первый набор на программу состоялся два года назад, так что в этом году предстоит первый выпуск. Основная аудитория — работающие школьные учителя (что, впрочем, не исключает возможности обучения студентов без опыта работы в школе) из Москвы и ближнего Подмосковья. Занятия проводились три раза в неделю по вечерам, так что жителей других регионов на программу такого формата можно было набирать только «с отрывом от производства». Но с этого года формат меняется — вводится очно-заочная форма: за 2,5 года обучения слушатели должны будут посетить 7 очных сессий по 2 недели (на это время при необходимости предоставляется общежитие), в остальном — самостоятельная работа дома. А значит, для поступления необязательно быть москвичом.

Обучение бесплатное, зачисление проходит по итогам конкурса портфолио, куда можно вложить все что угодно — от дипломов и рекомендательных писем до олимпиадных работ своих учеников. Желательно наличие исторического образования, а если его нет, нужно будет пройти адаптивные курсы.


 

Возврат к первоисточникам

Разработчики концепции магистерской программы исходят из того, что роль учителя истории в современной школе меняется. Его главная задача — научить школьников ориентироваться в огромном потоке исторической информации, состоящей из обрывочных, порой вымышленных фактов и разнообразных, часто взаимоисключающих, оценок.

Проблема в том, что образование, полученное сегодняшними учителями истории, как правило, не сформировало основу для решения подобных задач — они сами зачастую охотно принимают на веру навязанные оценки. «Дело в том, что на факультетах истории и в педагогических вузах, и в классических университетах уделяют мало внимания анализу источников, — считает руководитель программы Игорь Данилевский. — Между тем, успехи современной исторической науки связаны именно с более глубоким анализом источников — хроник, литературных произведений, различных документов. Самостоятельный анализ источников во время учебы в вузе — это необходимое условие формирования критического мышления и навыков работы с информацией, которые учителя, в свою очередь, должны передать школьникам».

Ядро магистерской программы «Информационные ресурсы исторической науки» составляют источниковедческие курсы, многие из которых не преподаются на исторических факультетах.

Ядро магистерской программы «Информационные ресурсы исторической науки» составляют источниковедческие курсы, многие из которых не преподаются на исторических факультетах.

Среди них, например, обязательный курс «Историческая текстология»: слушателей учат критическому анализу текстов исторических документов. Задача курса — научить вычленять в источнике три вида информации. Первый — сведения, которые можно проверить по независимым друг от друга источникам, второй — уникальную информацию об интересующем историка событии, третий — повторяющуюся информацию (цитаты, «общие места» и прочее). Другими словами, отделять фактические сведения о событии, изложенные в том или ином документе, от оценки этих событий создателями документа или участвовавшими в них историческими деятелями. Характерный пример — Невская битва: анализ русских летописей показывает, что в ее описании присутствует только уникальная информация и цитаты из хорошо известных летописцу и его современникам литературных произведений. Никаких других источников, подтверждающих то, что рассказывается об этом сражении в летописи, у нас нет. Летописец не столько рассказывал о событии, сколько излагал свое к нему отношение.

 

Учителя-исследователи

Работу в школе историк может совмещать с исследовательской работой, считает Игорь Данилевский. Учитель с ученой степенью, с публикациями в профильных журналах может дать детям гораздо более глубокое представление о прошлом. Однако учителя истории, занимающиеся наукой, — в России большая редкость, и это связано с тем, что педвузы не дают необходимых исследовательских навыков. Даже если человек сумел приобрести эти навыки за время учебы в классическом университете, в школе он их быстро теряет — рутина не располагает к тому, чтобы следить за новыми подходами к анализу исторического материала и отслеживать свежие публикации. Программа «Информационные ресурсы исторической науки» должна помочь получить навыки исследовательской работы или «освежить» уже имеющиеся — отсюда большое внимание к методологии исторической науки, в том числе к работам зарубежных историков-методологов.

Ряд учебных курсов рассчитан на подготовку профессионального историка-исследователя международного уровня. Не во всех российских вузах историков учат методам математического анализа, но слушатели магистерской программы «Информационные ресурсы исторической науки» получают хорошую математическую и статистическую подготовку.

Студентка второго курса Татьяна Маслакова за время учебы в магистратуре решила сменить работу в школе на научную деятельность — и осталась работать в Вышке. Курс «Статистические и математические методы в историческом исследовании» профессора кафедры политической истории НИУ ВШЭ Михаила Давыдова вдохновил ее на исследование, посвященное истории железнодорожных перевозок в Российской империи.

 

Думать, а не запоминать

Поскольку практически все слушатели работают в школе, полученные знания они тут же могут применить на практике.

Студентка второго курса магистратуры Галина Челнокова преподает историю в гимназии № 1595 подмосковного поселка Некрасово. «В этом году моя ученица заняла второе место на конкурсе «Объединяемся знаниями», который проходил в Москве, в гимназии № 1517, — рассказывает Галина. — Она представила проект «Британская империя сквозь призму британской прессы». Это пример анализа источников — то, чему нас учат в Вышке. Мы с детьми на уроках разбирали публикации в газете «The Times» 1876 года, стихотворение Киплинга «Бремя белых»…»

Студентка второго курса Татьяна Маслакова за время учебы в магистратуре решила сменить работу в школе на научную деятельность — и осталась работать в Вышке. Курс «Статистические и математические методы в историческом исследовании» профессора кафедры политической истории НИУ ВШЭ Михаила Давыдова вдохновил ее на исследование, посвященное истории железнодорожных перевозок в Российской империи.

Благодаря новым подходам к обучению в пятом классе ее ученики увлеклись римской литературой и сейчас пытаются составить словарь римских афоризмов, в шестом — читают сборники аутентичных документов и труды французских историков, посвященные ересям. На научный форум, который проводился в ее гимназии, Галина пригласила свою однокурсницу Светлану Денисову, чтобы она рассказала о средневековых судах над животными. Учеников настолько заинтересовала эта тема, что они даже сами прочитали исследование, посвященное этой проблеме, рассчитанное на профессиональных историков.

Михаил Липкин, студент второго курса, работает в московской школе № 723 — самой обычной, со спортивными классами, в спальном районе. Казалось бы, его ученикам футбол намного интереснее, чем история, — тем сложнее их заинтересовать.

«Чего учитель должен был добиться на уроке в прежние годы? — размышляет Михаил Липкин. — Чтобы дети запоминали информацию. Все, кто не запомнил, — плохие. Как они потом используют то, что запомнили, не имеет значения. Но ведь урок — это возможность думать, а не запомнить. Подумать можно либо над учебником, либо над источником. И мне всегда было жалко, что мы тратим время на работу с учебником — ведь лучше найти исторические источники и взять оттуда информацию самим. Чтобы уметь это делать, я и пришел учиться в Вышку».

 

Екатерина Рылько, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

«Вышка готовит не специалистов узкого профиля, а людей с широким кругозором»

С нового учебного года историки будут учиться в бакалавриате ВШЭ не четыре года, а пять лет. Что это: объективная необходимость или тихое возвращение к советской системе подготовки историков? Объясняет декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов.

Тест: от заговоров до ДМС. Что вы знаете об истории отечественной системы здравоохранения?

100 лет назад у вас не получилось бы записаться в поликлинику — их не было. Редакция IQ.HSE составила тест, который поможет проверить, насколько хорошо вы ориентируетесь в истории здравоохранения.

Покайся и работай. Что общего между исповедью и советскими автобиографиями

Автобиографии в СССР писал почти каждый. С 1930-х годов они стали обязательными при оформлении документов — от приема на работу до получения наград. Эти личные свидетельства адресовывались государству, их составление формировало «советского человека» и напоминало Таинство покаяния перед Всевышним, утверждает профессор НИУ ВШЭ Юрий Зарецкий.

Введение в Даурскую готику. Что это за феномен и как он возник в Забайкалье

Медиевальный хоррор, вампиры, колдуны, таинственные монахи и восставшие мертвецы наряду с реальными историческими фигурами, сюжеты о Гражданской войне в России в ореоле мистики — такова самая простая формула Даурской готики. Об этом явлении и его развитии IQ.HSE рассказал его исследователь, доктор политических наук Алексей Михалев.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000).