• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Положение обязывает

О том, какое значение для Высшей школы экономики имеет статус национального исследовательского университета, и о том, как он завоевывался, рассказывает научный руководитель Института развития образования ГУ-ВШЭ, проректор ГУ-ВШЭ Исак Фрумин.

— Исак Давидович, как известно, недавно Вышка оказалась в числе 12-ти вузов — победителей конкурса за право именоваться национальным исследовательским университетом. На ваш взгляд, новый статус Вышки — это главным образом награда за уже проделанную работу или скорее стимул к дальнейшему развитию?

— Мне кажется, Высшей школе экономики очень повезло, но повезло не только потому, что ее отметило государство. Победа в национальном конкурсе исследовательских университетов — это совсем не то же самое, что победа на Олимпиаде или чемпионате мира. Те победы являются кульминацией карьеры, позволяют человеку получить приз, материальное вознаграждение, почить на лаврах, и, скажем, открыть школу для начинающих фигуристов или атлетов. Наша победа, как бы высокопарно это ни звучало, заставляет нас выйти на новый виток развития, публично и ответственно поставить перед собой задачи, за выполнение которых мы отвечаем не перед собой, а перед государством и обществом. От наличия в нашей стране по-настоящему современных исследовательских университетов в немалой степени зависит ее будущее. Поэтому Вышка, с одной стороны, заработала очень почетную позицию, а с другой стороны, встала перед очень сложными задачами.

— Какие это задачи?

— Прежде всего, это разворачивание научных исследований в приоритетных для нашего университета областях — экономике, менеджменте, социологии и государственном и муниципальном управлении — на современном, глобально конкурентоспособном уровне. Нужно признать, что, в отличие от российской физики или химии, где до сих пор существуют выдающиеся и признанные во всем мире научные школы, в области социально-экономических наук у нас практически нет возможности опираться на советское наследие. Перед нами задача существенно более сложная — построить практически с нуля собственные научные школы, которые будут производить новые экономические модели, социологические концепции, новые технологии управления и в бизнесе, и в общественном секторе, которые были бы привлекательны в международном масштабе. Если мы этого не сделаем, то будем обречены постоянно импортировать не только материальные технологии, но и технологии социальные и экономические.

— А есть ли в ГУ-ВШЭ те, кто реально способен создавать эти модели и технологии?

— Да, у нас уже есть такие преподаватели и исследователи. Но не забывайте, что образование и помощь молодым людям в их личностном и профессиональном становлении остается нашей важнейшей миссией. Мы должны соединить процесс создания новых знаний, процесс абсорбции лучших из уже имеющихся знаний с образовательным процессом. Это — наша вторая задача. С одной стороны, мы это уже делаем, у нас есть научно-учебные лаборатории, различные семинары для студентов и магистрантов. Но если подходить к этому вопросу по гамбургскому счету, мы увидим, что в научно-учебных лабораториях заняты считанные проценты наших студентов, что среди выпускников нашей аспирантуры доля тех, кто действительно сделал неожиданную, интересную научную работу, тоже невелика. И если мы посмотрим на количество публикаций в ведущих мировых журналах наших преподавателей и исследователей, то увидим, насколько мы по этим параметрам далеки от ведущих университетов мира.

— Как можно исправить эту ситуацию?

— Тут я могу перейти к третьей задаче, вставшей перед Вышкой. Она связана с первыми двумя, о которых я говорил, и с новым правом, которое получил наш университет. Это задача радикальных инноваций в содержании образования. Дело в том, что сегодня мы работаем по образовательным стандартам, созданным для всех российских университетов. И, несмотря на то, что мы участвовали в их разработке, они отражают скорее не передовой фронт мирового высшего образования, а некоторый шаг вперед относительно общего среднего уровня. Это неплохо, но от нас ждут лидерства, от нас ждут креативности. Перед нами сегодня, возможно, стоит тот же вызов, что и в период формирования Вышки, когда мы начинали готовить студентов к профессиям, которые только появлялись, когда образовательный стандарт строился одновременно с формированием самой профессии. Теперь, когда мы получили право работать по собственным стандартам, коллеги будут пристально следить за нами и спрашивать: «А как они этим правом воспользуются? Придумают ли они что-то интересное, увлекательное, сногсшибательное, или все останется прежним?»

— Вышка — единственный гуманитарный вуз, получивший статус национального исследовательского университета. Вам не обидно за коллег по гуманитарному цеху?

— Но что же делать, если гуманитарные, социальные науки в нашей стране находятся не просто на низком, а часто — на отрицательном уровне по сравнению с мировой наукой, а наши ученые в массе своей не владеют современными методами исследований? Сильных социально-экономических университетов нам тоже не хватает. Поэтому хорошо, что хотя бы Вышка оказалась в этом списке.

— А насколько высоко Вышка изначально оценивала свои шансы на получение нового статуса?

— Думаю, если бы такой конкурс проводился лет десять назад, шансов у нас бы не было. Но за последние десять лет мы объективно совершили рывок вперед, а технические и естественнонаучные вузы стали потихоньку отставать. Неслучайно Вышка стала одним из всего нескольких российских университетов, попавших в очень уважаемый и авторитетный рейтинг лучших вузов планеты «Таймс». Поэтому, претендуя на получение статуса, мы понимали, что реальные шансы у нас есть. Но борьба была очень упорной, изначально на конкурс было подано 136 заявок, во втором туре из них было отобрано 28 заявок, и в последнем туре были определены 12 победителей. Это показывает, какую сложную конкурентную борьбу мы выдержали.

— Как разрабатывалась программа, с которой ВШЭ выходила на конкурс?

— Она создавалась на основе той программы развития университета, которая была разработана с участием широкого круга коллег, была принята конференцией трудового коллектива в 2008 году и поддержана на выборах ректора. В этой программе, как мне представляется, были найдены очень важные ходы. Мы поняли, что для того, чтобы прорваться в мировое образовательное пространство, нужно не столько ориентироваться на устоявшиеся области, а выходить в авангард научных разработок и дискуссий, исследовать самую острую на сегодняшний день проблематику.

Другой ход — сохранять присущую Вышке инновационность. Стремление к инновациям — это не какое-то шизофреническое желание все время делать и пробовать что-то другое. Просто мы должны отдавать себе отчет в том, что то, что было новым вчера, сегодня устаревает. То, в чем Вышка была впереди России всей в начале 2000-х годов, становится общей практикой. Мы были первым университетом, внедрившим кредитную систему, модульную систему, двухуровневую систему, мы всегда были лидерами в обновлении содержания социально-экономических наук. Но сегодня мы видим, что некоторые вузы из первой «тридцатки» в чем-то обгоняют нас, то есть нам продолжать ехать по прежней колее больше нельзя. Удержать лидерство нам поможет не борьба на традиционных полях, а выход на поля новые.

— Теперь многие, наверно, будут говорить, что на Вышку обрушился золотой поток...

— Да, хорошие новости заключаются в том, что мы получили довольно значительное финансирование уже в этом году — 150 миллионов рублей. В то же время в нашем бюджете эта сумма составляет не слишком значительную долю. Но надо понимать, что финансирование, которое предполагает программа национальных исследовательских университетов, связано с очень серьезными ограничениями. Мы можем тратить эти средства только на пять основных направлений: развитие технологической инфраструктуры, развитие учебных программ и материалов, повышение квалификации преподавателей, развитие информационных образовательных ресурсов и создание системы обеспечения качества учебного процесса и научных исследований. Обратите внимание: никаких денег просто на зарплату или просто на исследования нет. От нас ожидают, что средства на эти самые исследования, на продвижение наших разработок и их коммерциализацию мы должны зарабатывать сами.

— Ужесточатся ли в связи с этим требования к преподавательскому составу, студентам и аспирантам?

— Начнем с того, что требования ужесточатся к университету в целом. Правительство ожидает от нас, что Вышка станет центром развития социально-экономической науки, причем на международном уровне. Для каждого студента уже на старших курсах должна стать нормой его вовлеченность в исследовательскую или проектную деятельность. Отсюда понятно, какие требования будут предъявляться и к студентам, и к преподавателям, которые их готовят.

Речь идет о серьезнейшем вызове нашему университету. От всех подразделений — филиалов и факультетов, институтов и центров — потребуется понимание собственного места в этой стратегии.

— Каких результатов от вас ожидает государство? Конкретные условия выполнения программы поставлены?

— У нас есть система индикаторов, которые фактически являются нашими обязательствами, и в ближайшее время они будут официально утверждены правительством. Мониторинг этих индикаторов будет ежегодным, также ежегодно мы будем готовить отчет о проделанной работе. Но не одно государство будет оценивать тот прогресс, которого, хочется надеяться, мы достигнем. С этими же целями при университете будут созданы также внешний наблюдательный совет и международный академический комитет. Этот список индикаторов, как и Программа в целом размещены на сайте ВШЭ.

— Может ли список национальных исследовательских университетов быть пересмотрен до 2018 года, если текущие показатели окажутся мало впечатляющими?

— В законе об исследовательских университетах сказано, что если университет не выполняет программу, он может быть лишен этого статуса. Коллеги из Министерства образования и науки говорили нам, что хорошо будет, если свой статус удержат хотя бы десять университетов из двенадцати.

— Последний вопрос: правда ли, что наш университет должен будет сменить имя?

— Ну, «сменить» — это, пожалуй, сильно сказано. В целом Вышка, конечно, останется Вышкой, но полное официальное название, по-видимому, изменится. Оно будет звучать так: Национальный исследовательский университет — Высшая школа экономики.

Олег Серегин, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

ВШЭ запускает онлайн-курс о своих академических ценностях

Пройдя его, сотрудники Вышки смогут узнать больше об этических стандартах в исследованиях и преподавании, принятых в ВШЭ, а также познакомиться с лучшими практиками, которые помогут исключить ошибки в их работе и сделать ее более комфортной и эффективной.

Владимир Путин встретился с Ярославом Кузьминовым

9 января Президент РФ Владимир Путин встретился с ректором ВШЭ Ярославом Кузьминовым. Встреча состоялась в начале года, который будет для Вышки юбилейным — ей исполнится 25 лет.

Финансовый план ВШЭ–2017: развитие продолжается

Ученый совет НИУ ВШЭ одобрил план финансово-хозяйственной деятельности университета на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов.

5 лет МИЭМ НИУ ВШЭ: чего удалось добиться?

Переезд в новое здание, оснащенное современным научным оборудованием, рост проходного балла зачисленных абитуриентов, увеличение числа публикаций сотрудников в международных журналах — таковы лишь некоторые результаты работы МИЭМ НИУ ВШЭ за прошедшие пять лет. Всё это время им руководил Александр Тихонов, скончавшийся 9 декабря 2016 года.

«Прогресс, которого добилась ВШЭ, превзошел наши ожидания»

Завершилось ежегодное заседание Международного экспертного совета НИУ ВШЭ. Итоги состоявшихся встреч и обсуждений подводят председатель совета, лауреат Нобелевской премии по экономике Эрик Маскин и другие члены совета.

Вышка превращается из социально-экономического в многопрофильный университет

7 декабря на заседании Международного экспертного совета НИУ ВШЭ ректор Ярослав Кузьминов рассказал об изменениях, происходящих в Вышке, и о том, как в рамках проекта «5-100» вуз стремится к достижению международной конкурентоспособности.

Вышка стягивается к центру

В текущем году многие студенты и сотрудники Высшей школы экономики в Москве сменят адреса учебы и работы.  Вместо некоторых корпусов в удаленных районах университет получит здания в центре. Кроме того,  подразделения факультетов, разбросанные сейчас по разным частям города,  переедут поближе друг к другу. Это позволит преподавателям и студентам тратить меньше времени на дорогу.

Для современных выпускников общий уровень культуры важен не меньше, чем профессиональные знания

22 января состоялась встреча ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова и других руководителей университета со студентами и преподавателями факультета компьютерных наук. Участники встречи, в частности, узнали, зачем IT-специалисту изучать историю и английский язык и какие дополнительные занятия студентов по интересам будет финансировать университет.

2015 год: больше студентов, новых программ и онлайн-курсов

25 декабря Ученый совет НИУ ВШЭ подвел итоги учебно-методической деятельности университета за прошедший год. Предлагаем вам самые интересные цифры и факты из доклада проректора Сергея Рощина.

«Нам важно превратить Вышку в исследовательский университет мирового уровня»

7 декабря открылось шестое заседание Международного консультативного комитета НИУ ВШЭ. Ведущие мировые эксперты в сфере науки и образования обсуждают достижения и проблемы университета и его задачи на ближайшие годы. По итогам двухдневных дискуссий члены комитета сформируют рекомендации по корректировке основных направлений развития.