• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Психология на практике: кризису — да!

О новых учебных курсах Института практической психологии ГУ-ВШЭ, требованиях, предъявляемых к его слушателям, и принципиальных подходах к обучению рассказывает научный руководитель института Тахир Базаров.

— Тахир Юсупович, Институт практической психологии — это структура дополнительного образования. В чем вы видите его миссию?

— Люди сейчас нуждаются в профессиональной ресоциализации. Жизнь вокруг нас меняется настолько динамично, настолько быстро исчерпываются опыт и знания, которые были получены в вузах, настолько трудно почерпнуть необходимые рецептурные и инструментальные вещи из традиционных источников информации, что происходят фантастические вещи. Уже вскоре после окончания вуза молодой человек фактически встает перед необходимостью профессионального преображения.

Нет ничего специализированного, все становится междисциплинарным, и транспрофессионализм — перспектива, которая нас ждет. Самый свежий пример: в этом году Нобелевскую премию по химии получили три биолога. По-моему, это знак для нас всех. И я прекрасно понимаю ребят, которые заканчивают бакалавриат факультета психологии в Вышке и идут в магистратуру изучать менеджмент, информационные технологии или маркетинг. Они чувствуют происходящие изменения и начинают осознавать, что предметная реальность исчерпала себя. Сегодня мы стоим перед необходимостью понимать не узкоспециализированные предметы, а целые объекты.

Институт практической психологии давно столкнулся с этими тенденциями, каждый год в нашей программе появляются новые тематические направления, а это фактически новый взгляд на мир. Например, в прошлом году у нас впервые появилась такая тема, как практическая психодиагностика и психотерапия. Я был потрясен тем, как люди в ходе работы над дипломом проводили потрясающие консультационные проекты — кто-то в области семейной терапии, кто-то в области организационного консультирования. Их выпускные работы были не простым описанием каких-то возможных ситуаций, это была рефлексия реальной жизни, с которой они столкнулись в новом качестве — как консультанты.

— Каковы базовые подходы к образованию в Институте практической психологии?

— Мы исходим из нескольких принципиальных представлений. Во-первых, «учиться» — это возвратный глагол, означающий учить себя. Значит, мы должны создать такие условия, чтобы человек получал удовольствие от обучения. Во-вторых, мы ориентированы на будущее. Нет никакого смысла встречаться в аудиториях, если мы будем учить тому, что нужно только сегодня — мы готовимся к тому, что будет нужно завтра и послезавтра. В-третьих, мы должны не просто пользоваться инструментами, которые показали свою успешность в тех или иных ситуациях, наши слушатели должны обладать фундаментальными знаниями в сфере гуманитарных технологий.

Четвертый важнейший момент — это исследования. Мы очень стараемся, чтобы за дипломными работами наших выпускников — и так оно и получается в 90 процентах случаев — стояли реальные исследования. На практических примерах они должны сформулировать гипотезу, выбрать метод, использовать его, отрефлексировать и критически отнестись к полученным результатам. Я бы вообще сказал, что профессионализм человека можно определить по количеству гипотез, которые он может сформулировать в отношении конкретной проблемы.

Есть еще один момент, на который я хочу обратить внимание. Мы ежегодно выпускаем сборники лучших работ наших слушателей и преподавателей, и издательская деятельность в данном случае не самоцель, это еще одна характеристика профессионализма. Если человек может предъявить публикацию в профессиональном издании, если он может показать, что с его идеями и подходами знакомы коллеги, значит, он профессионал. Если он этого сделать не может, возникает вопрос о степени его квалификации.

— Можете ли вы нарисовать портрет вашего типичного слушателя? И к чему нужно готовиться тем, кто хотят стать слушателями института?

— На начальном этапе мотивация важнее, чем имеющийся профессиональный опыт, то есть при прочих равных условиях человек, который может сказать, чего он ожидает достичь через год и почему для него это так важно, будет иметь преимущество по сравнению с тем, кто идет к нам просто что-нибудь послушать. Разумеется, при этом мы заинтересованы в людях, прошедших хорошую школу в рамках базовой вузовской подготовки, пусть даже это будет техническое образование. Кроме того, нам важен практический аспект, нам бы хотелось иметь дело с людьми, желающими сразу же применять получаемые знания на практике. Приведу такой пример. К нам обратилась девушка, которая вообще нигде не работала, и я предложил ей в двухнедельный срок устроиться на самую низовую должность, каким-нибудь третьим помощником второго ассистента менеджера, но в том направлении деятельности, которое она выбрала. Она так и сделала. Эффект был потрясающим. Когда я через год услышал о тех предложениях, которые ей поступили от ведущих российских компаний, я не мог поверить, что это была та самая девушка, которая пришла к нам, не имея за спиной ничего, кроме желания учиться. Это прекрасный пример того, как много может дать приложение знаний к реальным условиям жизни.

— Какие новые курсы вы предлагаете слушателям в этом учебном году?

— В этом году мы разрабатываем новую для нас тему — коучинг (это психологическая технология развития потенциала людей). Коучинг как философия нацелен на развитие уникальности, неповторимости человека. И я уверен, в дипломных работах в следующем июне наши слушатели представят реальные коуч-сессии — проведенные, что самое интересное, в условиях кризиса, когда уровень неопределенности, с которым сталкиваются организации, менеджеры и бизнесмены, очень высок. Другая горячая тема сегодня — это лидерство, мы будем эту тему прорабатывать как с помощью исследований, так и с помощью тренингов. Мы также начинаем подготовку к созданию экспериментальной лаборатории игровых технологий. Игровые процедуры и техники могут позволить быстро и эффективно наращивать компетенции, необходимые в моделируемых ситуациях. Особенно важно будет смоделировать ситуацию, связанную с кризисом и дефицитом времени на принятие решений.

— Можно ли сказать, что трудоустройство обладателям ваших дипломов гарантировано?

— Мы никогда никому не обещаем трудоустройства, но все наши выпускники находят работу в силу того, что существует незримый колледж выпускников института. Людей, прошедших обучение у нас, легко узнают работодатели. Кроме того, мы стараемся либо путем стажировок, либо за счет привлечения к преподаванию практических работников, потихоньку знакомить их друг с другом. Конечно, мы отслеживаем судьбу тех, кто закончил у нас обучение, и раз в год собираемся все вместе на теплоходе, гуляем по Москве-реке и успеваем очень о многом поговорить. Некоторые выпускники — и мы это приветствуем — возвращаются к нам преподавать.

— Экономический кризис как-то отразился на вашей работе?

— Могу сказать, что девиз последней нашей встречи с выпускниками был «Кризису — да!». Для самых сильных выпускников кризис — великолепная возможность заявить о себе, доказать, что они способны решать самые сложные и нестандартные задачи. И если прошлогодний всплеск спроса на наши программы можно было воспринимать как некий артефакт, то активное желание людей учиться в 2009 году — это начало определенной закономерности. Ведь профессионализм, компетентность, инновационность мышления и постоянное стремление к развитию, в конечном счете, определяют успешность в мире профессионалов. 

— Не секрет, что в российском обществе по отношению к психологам существует ряд стереотипов. Нужно ли с ними бороться?

— Нужно понимать, что постсоветское общество вышло из технократического государства, где оборудование значило и ценилось значительно выше, чем люди. Сейчас же существует достаточно устойчивая тенденция объяснять все сбои и катастрофы исключительно человеческим фактором. Хотя говорить здесь нужно, на мой взгляд, прежде всего, об уровне ответственности профессионалов, который необходимо как-то оценивать и измерять. И можно сколько угодно называть психологию потусторонней наукой или даже эзотерикой, но это абсолютно практическая дисциплина. Как говорил знаменитый физик Людвиг Больцман: «Нет ничего практичнее, чем хорошая теория». Единственный способ совладания с миром сегодня — это человеческая психика, интеллект и воля.

Олег Серегин, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Убийственный труд. Чем опасны нестандартные рабочие графики

Свыше 64% занятых россиян регулярно трудятся вечером, ночью  или в выходные. По этому критерию наша страна на лидирующих позициях в Европе. Масштабы явления и его воздействие на баланс между работой и жизнью изучили Андрей Шевчук и Анна Красильникова.

Стратификация буллинга. Как расслоение в обществе стимулирует подростковую агрессию

Социальное неравенство повышает риски школьной травли. Малообеспеченные дети чаще становятся жертвами буллинга. В то же время, в школах со «сложным контингентом» — из бедных, малообразованных, неполных, проблемных семей — могут пострадать социально благополучные ученики.

Эмоции от прикосновений. Текстуры радости и грусти

Прикосновения к разным поверхностям способны вызывать определенные эмоции. К такому выводу пришли психологи в результате эмпирического исследования. Новая работа позволила составить первую базу текстур, прикосновения с которыми у людей ассоциируются с радостью, страхом, удивлением, отвращением, злостью либо грустью. 

Страх разоблачения. Откуда берется синдром самозванца

Исследователи пермского кампуса Вышки совместно с американским коллегой подтвердили теорию, что синдром самозванца выступает проводником от перфекционизма к психологическому неблагополучию.

Неравноценность процедур сексуации

В Издательском доме ВШЭ вышла книга «Метафора Отца и желание аналитика: Сексуация и ее преобразование в анализе» философа и психоаналитика Александра Смулянского. IQ.HSE публикует интервью с автором и фрагмент из книги, в котором обсуждается Ален Бадью — философ, пытавшийся пересмотреть теории Фрейда и его взгляды на мышление пола/полом, сексуационное развитие и трактовку отцовской метафоры.

Программа стажировки Центра психологического консультирования ВШЭ дает старт молодым специалистам

Пять лет в Центре психологического консультирования ВШЭ работает стажерская программа для студентов магистерских программ по психологии. Попасть на стажировку в Центр могут как студенты ВШЭ, так и студенты других вузов. Рассказываем, как устроена эта программа и какие возможности она дает стажерам.

Самодур при исполнении

В США компании ежегодно теряют $24 миллиарда от так называемого «враждебного» поведения руководителей — постоянных практик унижения и подавления подчиненных. Проблему в России впервые исследовали Евгения Балабанова, Мария Боровик и Вероника Деминская.

Продолжается регистрация на кейс-чемпионат «Измерения в психологии и образовании»

Его победители и финалисты получат бонусы при поступлении на одноименную магистерскую программу Института образования ВШЭ. У вас есть еще несколько дней для регистрации (она закрывается ночь с 30 на 31 декабря). Рассказываем, как устроен чемпионат и что на нем нужно делать.

Что влияет на психологические границы человека

Профессор департамента психологии НИУ ВШЭ Софья Нартова-Бочавер совместно с коллегами из университетов Армении и Китая провела сравнительный анализ психологических границ людей, проживающих в разных странах. Результаты показали, что на их формирование в большей степени влияют возраст и пол человека, чем культура.

Пармезан vs Пошехонский

Доцент НИУ ВШЭ в Перми совместно с коллегами из Дании и Канады проанализировал отношение покупателей пермских супермаркетов к твердым сырам российского и иностранного производства с точки зрения цены, качества и вкуса. Исследование показало, что 70% респондентов по качеству и вкусу российские сыры оценивают ниже импортных, однако считают правильным поддерживать отечественных производителей.