• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

О пользе "демографизации"

О новой магистерской программе "Демография" рассказывают директор Института демографии ГУ-ВШЭ Анатолий Вишневский и заведующий кафедрой демографии Михаил Денисенко.

— Анатолий Григорьевич, вы не раз говорили, что демографическая наука в России недостаточно развита. Открытие магистерской программы в Вышке способно хотя бы отчасти изменить ситуацию?

Анатолий Вишневский:

Анатолий Вишневский
Анатолий Вишневский
— По темпам развития демографической науки наша страна сильно отстает от европейских стран, США и Японии. Создание Института демографии в ГУ-ВШЭ в прошлом году, а теперь и открытие магистерской программы имеет символическое значение, поскольку признается важность самой научной дисциплины.

В нашей стране невысок уровень демографических знаний и низка степень "демографизации" смежных наук: люди, которые занимаются экономикой, политикой, социологией очень плохо знают демографию или не знают ее вообще. При этом демографические процессы занимают все большее место и в России, и во всем мире. Так что люди, не получающие специальную демографическую подготовку, — это своего рода "профессиональные инвалиды". Скажем, экономисту приходится сталкиваться с самыми разными демографическими проблемами и их следствиями — от миграции, которая является источником самых разных явлений, — от пополнения трудовых ресурсов до роста мировых цен на продовольствие. При объяснении многих процессов нужно в первую очередь вспоминать о демографическом факторе, но этого чаще всего не делают или же делают неправильно, не понимая ни природы, ни значения демографических процессов.

Есть разные способы преодоления этой ситуации, и самый действенный из них — через систему образования. Именно поэтому мы читаем демографические курсы студентам бакалавриата почти всех факультетов ГУ-ВШЭ (везде они обязательные, кроме факультета экономики), в магистратуре факультета прикладной политологии я читаю курс по выбору "Демографическая модернизация и демографическая политика". В этом году на факультете экономики открывается отделение статистики, анализа данных и демографии, туда набирается группа будущих демографов из 20 человек. Людей, способных преподавать демографию, в Вышке, да и в России в целом, очень немного, и магистерская программа — это возможность подготовить будущих преподавателей. Мы начинаем набирать и в аспирантуру по демографии в рамках специальности "Экономическая социология".

— Кто может обучаться по магистерской программе "Демография"? Ведь пока еще нет выпускников бакалавриатов или специалитетов, получивших демографическое образование?

Михаил Денисенко:

Михаил Денисенко
Михаил Денисенко
— Мы ждем в магистратуре представителей разных профессий, выпускников самых разных вузов и факультетов, которые или выбрали демографию в качестве дальнейшей сферы деятельности, или будут специализироваться по проблемам демографии, оставаясь, прежде всего, профессионалами в своих областях. Мировой опыт показывает, что демографы всегда рекрутировались из других областей знания, имели самое разное базовое образование. Сейчас около 60% демографов — выходцы из социологии, довольно много экономистов, математиков, географов, есть известные демографы даже с физическим образованием. В Советском Союзе демографическая подготовка появилась в 1970-х годах — например, я сам получил демографическую подготовку на кафедре народонаселения экономического факультета МГУ, но моя квалификация по диплому — "экономист".

А.В.:

— Знаменитый демограф Борис Урланис писал, что начал интересоваться демографией в 7 лет. Конечно, мы не можем требовать того же от наших будущих магистров. Но все же определенный интерес к этой науке у них должен быть. Для социологов и экономистов демография могла быть областью специализации, которую они смогут углубить в магистратуре.

— Нужно ли продемонстрировать глубокие знания демографии на вступительных экзаменах?

М.Д.:

— Поскольку наша магистерская программа реализуется в рамках направления "Социология", нужно сдать два экзамена — социологию и иностранный язык. Вопросы по демографии не будут выходить за рамки программы по социологии. Мы не можем усложнять экзамен за счет демографии, поскольку к нам, очевидно, будут поступать студенты, прослушавшие разные демографические курсы.

— Какова структура программы? Трудно ли было при ее формировании следовать правилам, установленным Ученым советом ГУ-ВШЭ? Я имею в виду общее количество курсов (12), количество обязательных курсов (6), возможности выбора курсов (в рамках и за рамками программы).

М.Д:

— В определенной степени требования, установленные Ученым советом, совпадают с нашими интересами. Поскольку все наши студенты фактически знакомятся с новой наукой, необходимы фундаментальные демографические курсы, требующие большого количества часов. Таких курсов будет четыре плюс обязательные курсы по социологии и современной математической статистике. Курсы по выбору позволяют студентам и определиться со специализацией в рамках демографической проблематики, и не забывать о тех науках, которыми они глубоко занимались раньше. Например, нам хотелось бы, чтобы экономисты, которые к нам поступят, сохраняли отношения с факультетом экономики Вышки, что позволит реализовывать экономико-демографические проекты.

— Как вы рекламируете вашу программу в самой Вышке и за ее пределами?

А.В.:

— Если вы зайдете на сайт нашего еженедельника "Демоскоп Weekly", а это весьма посещаемый ресурс, то сразу увидите информацию о наборе в магистратуру. Можно сказать, само содержание еженедельника агитирует молодых людей стать демографами. Мы распространяем информацию в других вузах, рассказываем о нашей программе студентам бакалавриата ГУ-ВШЭ, которым читаем курсы.

М.Д.:

— У нас предусмотрено 15 бюджетных мест, которые предназначены только для тех, кто получил степень бакалавра, а специалисты могут учиться только платно. Это создает определенные проблемы при наборе, поскольку бакалавров еще мало, и не все специалисты, желающие учиться у нас, готовы платить.

Что касается рекламы программы за пределами Вышки, мы, конечно, рассказываем о ней в вузах, с которыми у нас налажены тесные связи. Это, конечно же, МГУ (географический, экономический, социологический факультеты), Южный федеральный университет, Смоленский педагогический государственный университет, Уральский государственный университет и другие.

— Есть ли аналогичные программы в других университетах?

А.В.:

— В России аналогов нет.

М.Д.:

— Попытка создать нечто подобное была предпринята в МГУ в конце 1990-х годов в рамках проекта TEMPUS — на экономическом факультете открыли специализацию по демографии в рамках магистерской программы "Экономика социальной сферы, труда и народонаселения". Но набор на нее проводится не каждый год, поскольку она, как, впрочем, и ряд других социальных направлений в экономике, не пользуется особым спросом у студентов-экономистов, а студенты других факультетов и вузов не могут преодолеть вступительный барьер в виде очень сложного экзамена по экономической теории. В процессе учебы базовыми остаются экономические курсы, а демографические нужно выбирать. Наше отличие и в структуре курсов (демографические курсы — и базовые, и по выбору), и в том, что вступительный экзамен по социологии открывает двери в магистратуру большему числа желающих, обучавшихся по самым разным специальностям и направлениям. Именно таким путем идут и западные, и восточные университеты.

— Предусмотрен ли в вашей программе научный семинар?

— Конечно, он ведь тоже предусмотрен едиными правилами магистерских программ ГУ-ВШЭ. На этот семинар мы планируем приглашать российских демографов, которые сейчас работают за рубежом, и это удобная форма организации обмена знаниями между студентами, учеными и практиками.

А.В.:

— Институт демографии имеет хорошие международные связи, и мы будем их активно использовать при обучении студентов. Недавно мы получили в дар от французского Института демографических исследований несколько сотен томов его изданий, коллекции демографических журналов за длительный период (например, подшивку журнала "Population" за последние 40 лет), это только один из примеров нашего сотрудничества с этим институтом. Открываются хорошие перспективы для организации студенческих стажировок, например, с немецкими институтами. В Ростоке есть Институт демографических исследований Общества Макса Планка, в котором работают и наши российские коллеги, стажировки российских студентов и аспирантов в этом институте готов финансировать Фонд Боша. О научном сотрудничестве в области демографии была достигнута договоренность между Дмитрием Медведевым, когда он был еще кандидатом в президенты, и министром иностранных дел ФРГ.

М.Д.:

— Демография — интернациональная наука, границ между демографами не было и в советское время.

— У вас нет опасений, что студентов из разных вузов, с разных факультетов будет довольно трудно обучать в одной группе?

М.Д.:

— Сочетание студентов с разным бэкграундом — это, напротив, наше преимущество. В каком-то смысле это обогащает самих студентов, дает новые возможности для исследований, обмена знаниями и проч. А фундаментальные демографические курсы — это для всех нечто новое и объединяющее. Для тех, кто не знаком с социологией, предусмотрено два адаптационных курса.

А.В.:

— Демография — наука чрезвычайно разноплановая, и в ней каждый найдет раздел по интересам. Можно заниматься биологическими, социальными, многими другими аспектами, можно строить математические модели и проч. Значительная часть программы — это курсы по выбору, то есть каждый сможет заниматься тем, что особенно интересно.

— К какой сфере деятельности вы будете готовить студентов магистратуры? Они в большей мере будут ориентированы на научную работу или на работу в бизнесе, на государственной службе?

А.В.:

— Выбор сферы деятельности во многом зависит от человека — кому-то нравится сидеть в библиотеке, кому-то заниматься бизнесом или государственным управлением. Мы считаем, что студенты должны сами принять решение о том, как строить свою дальнейшую карьеру, наша задача — предоставить им все имеющиеся возможности. Мы считаем особенно важным подготовку кадров для государственной службы, где сегодня катастрофически не хватает специалистов, понимающих всю глубину демографических проблем, и в таких кадрах заинтересованы многие ведомства — Федеральная миграционная служба, Минздравсоцразвития, МИД, Минэкономразвития и другие. Спрос на демографов предъявляет и бизнес — например, страховые и маркетинговые компании.

М.Д.:

— Мы рассчитываем, что примерно треть наших выпускников будет заниматься наукой и преподаванием, треть — работать в сфере государственного управления, треть пойдет в бизнес. В крупных компаниях и сегодня можно встретить специалистов, обладающих демографическими знаниями, необходимыми для того, чтобы отслеживать рыночную конъюнктуру, использовать демографические методы для анализа кадровых проблем предприятий. Существует понятие "демография организации". В США и Канаде есть компании, которые готовят демографическую информацию для решения конкретных задач бизнеса.

— Как формируется профессорско-преподавательский состав магистерской программы? Вы привлекаете профессоров из других вузов или научных институтов?

А.В.:

— В Институте демографии и на кафедре демографии работают 16 человек, у всех довольно большая нагрузка, в том числе в бакалавриате, так что кадровая проблема у нас стоит достаточно остро. Необходимы специализированные курсы, их нужно готовить, для этого нужно много времени. Первое время мы будем обходиться в основном своими силами и планируем привлечь со стороны лишь нескольких человек.

В программе будет уделено много внимание исторической демографии, и здесь мы рассчитываем на помощь известного питерского историка Бориса Миронова — автора двухтомной "Социальной истории России", который уже сотрудничает с Санкт-Петербургским филиалом ГУ-ВШЭ. Очень хотелось бы, чтобы свой курс, посвященный проблемам пола и сексуальности, прочел крупнейший социолог Игорь Кон, и сейчас мы ведем с ним переговоры.

— Насколько перспективно сегодня заниматься демографией? Является ли эта наука точкой роста?

— И да, и нет. Какой-то спрос на демографические исследования есть, и мы не всегда успеваем выполнить тот объем работ, который нам предлагается, даже если за это готовы хорошо платить. Но, возможно, это объясняется тем, что демографов очень мало. Сказать же, что демографы сегодня благоденствуют, точно нельзя. Намереваясь расходовать сотни миллиардов рублей на проведение демографической политики, государство пока не считает нужным выделять деньги на исследования. А политика, не опирающаяся на исследования, не может быть эффективной.

Есть основания предполагать, что уже в ближайшее время ситуация изменится. Стране с населением 142 млн. человек нужно не 16 и даже не 160 демографов, и государство рано или поздно это поймет. Очевидно, со временем осознает свои интересы в этой сфере и бизнес. Так что возможностей для самореализации у выпускников нашей магистратуры с каждым годом должно быть больше.

Беседовал Борис Старцев, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Притягательная Бурятия: конкурс в экспедицию – шесть человек на место

Студенты Вышки – социологи, демографы, урбанисты, культурологи, медиапродюсеры и будущие сотрудники органов госуправления – побывали в экспедиции в Бурятии. О проблемах миграции в регионе, общении с местными и впечатляющих пейзажах участники поездки рассказали новостной службе портала.

Картотека: демографическое старение. Почему неизбежно и чем пугает

Пожилых людей все больше. Это меняет мир, но каким он станет, никто точно не знает. Суть явления изучаем по исследованию Ростислава Капелюшникова «Феномен старения населения: экономические эффекты».

Жить стали здоровее. Как чувствует себя население России

В последние годы россияне выше оценивают собственное самочувствие, и ожидаемая продолжительность здоровой жизни растет. Вместе с тем по этому показателю Россия все еще сильно отстает от стран ЕС. Почему, выяснил научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Александр Рамонов.

Эффект брачной пилы

Динамика регистрации браков имеет сезонные и годовые колебания. Так, в високосные годы в ряде стран устраивают меньше свадеб. Демограф Евгений Сороко проанализировал этот феномен в докладе, подготовленном к ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Русский след

В Латвии, Эстонии, Казахстане и Киргизии в последние годы сокращалось русское население. Этому способствовали все основные демографические процессы: миграция (репатриация людей в Россию), старение — рост доли пожилых среди русских, а также убыль населения — превышение смертности над рождаемостью. Доцент Института демографии НИУ ВШЭ Владимир Козлов исследовал динамику численности русской диаспоры в четырех странах. 

Ссудный процент

Беспроцентную ссуду на покупку жилья и семейный капитал россияне считают самыми важными средствами стимулирования рождаемости, выяснили демографы НИУ ВШЭ. 

Вне зоны помощи

Сельское население России составляет почти 38 миллионов человек. Их средняя продолжительность жизни примерно на два года меньше, чем горожан. Увеличивать ее за счет медобслуживания пока не получается: лечиться на селе сложно, а часто и невозможно. Исследователи ВШЭ изучили проблему на данных мониторинга RLMS-HSE.

Что демография говорит о пенсиях

НИУ ВШЭ представил доклад «Демографический контекст повышения возраста выхода на пенсию». В нем анализируются причины старения российского населения, тенденции к повышению продолжительности жизни и другие демографические тренды, влияющие на состояние пенсионной системы.

Демографический контекст повышения возраста выхода на пенсию

В дискуссиях о повышении пенсионного возраста принято ссылаться на прогнозы и тренды демографического развития. Однако далеко не все данные корректно интерпретируются журналистами и некоторыми экспертами, что способно привести к формированию заблуждений в обществе. В такой ситуации ученые НИУ ВШЭ посчитали необходимым подготовить научный комментарий по ключевым демографическим показателям, реально значимым для принятия решений по пенсионной системе, и заблуждениям относительно прямолинейной взаимосвязи между рядом демографических показателей и параметрами пенсионной системы.

Свои среди чужих

У слабых школ есть свой плюс: они помогают детям мигрантов интегрироваться и снимают межэтнические противоречия. Это показало исследование, проведенное среди учеников и педагогов Москвы и Подмосковья. Статья о нем опубликована в журнале НИУ ВШЭ «Демографическое обозрение».